С чего начать?

Участившиеся заявления властей о необходимости введения жесткой (в том числе и уголовной) ответственности за рейдерство, создание многочисленных, но малополномочных органов  (разнообразных комиссий, рабочих групп и проч.), и, в то же время, отсутствие существенных результатов в этом направлении, наводит на некоторые мысли. Например, о том, что никто и не собирается всерьез пресекать не вполне законный, но зато очень прибыльный бизнес, или же просто не знают власти, с какого конца приняться за это «безнадежное» мероприятие.

Тем не менее, все довольно просто. Начинать надо не с создания комиссий, у которых нет никаких полномочий, и даже не с аннулирования лицензий определенных охранных структур. В отношении последних уместно вспомнить недавнее замечание Ю. Луценко – у одного предприятия лицензию аннулируют, но завтра откроется несколько новых, и с новыми лицензиями.

Начинать надо с правового поля, в рамках которого так успешно прижились и действуют рейдеры.

Не секрет, что одним из самых распространенных способов захвата отечественных предприятий стала подача надуманного искового заявления в местный общий суд и обеспечение такого иска путем наложения запрета на имущество предприятия, на осуществление определенных сделок,  путем смены представителей органов управления предприятия и проч.

Истцами практически во всех исках выступают миноритарные акционеры или же  собственники незначительных долей в уставном капитале ООО. Каждый такой истец преследует отнюдь не собственные интересы; допускается даже, что некоторые из них вообще не знают о существовании судебных споров, а дела от их имени в судах ведутся представителями на основании доверенностей, выданных при различных обстоятельствах, иногда просто за плату. За свои услуги такой истец, естественно, получит вознаграждение, и эта перспектива заставляет его без труда согласиться на сомнительно предложение рейдеров.

С целью запутать следы и избежать ответственности рейдеры, конечно же, предпочитают скрываться за обликом незадачливого гражданина — акционера, или же за созданным или выкупленным ими юридическим лицом.

Одним из примеров может послужить определение местного суда Коминтерновского района г. Харькова об обеспечении иска миноритарного акционера ЗАО «Стома» Г. по поводу нарушений при совершении в 2005 г. купли-продажи 1074 акций (0,12% уставного фонда) его супругой; вследствие такого определения был наложен арест на весь реестр акций ЗАО, что в свою очередь парализовало деятельность регистратора и не позволило ЗАО «Стома» выкупать акции у акционеров.Почти всегда рейдеры действуют «наверняка», не ограничиваясь одним судебным определением  и строго контролируя исполнительную процедуру, изо всех сил стараясь измотать и обессилеть своего противника. Классическим примером подобной рейдерской тактики может послужить ситуация вокруг ОАО «АТПК «Ритм», выборочно освещенная в средствах массовой информации.

Так, по материалам только опубликованных судебных решений можно судить о том, что в 2004г. вокруг ОАО «АТПК «Ритм» возникло сразу несколько корпоративных споров; рассматривались эти споры сразу несколькими районными судами г. Запорожья, и даже Голосеевским районным судом г. Киева (!).

В процессе досудебной подготовки указанными судами последовательно было принято сразу несколько определений об обеспечении исков, которые полностью или частично парализовали хозяйственную и любую другую деятельность предприятия.

Например, определением Орджоникидзевского райсуда г. Запорожья от 11.06.2004г.[1]в деле №2-2766 по иску К. и др. к ООО «Компания «Александр», ООО «Энергопромснаб», ООО «Электромашпром», ООО «ПС-Регистратор» о защите корпоративных прав, ответчикам, а также Александру Р. и всем другим лицам было запрещено принимать и исполнять решения, принятые от имени внеочередного общего собрания ОАО «АТПК «Ритм» 31.03.2004г.; ООО «ПС-Регистратор» — передавать кому-либо реестр собственников ценных бумаг; Госкомкомиссии по ценным бумагам – оформлять любые документы, связанные с изменением  размера уставного капитала и номинальной стоимости акций и проч. Также, всем лицам, избранным в органы управления и контроля общества 31.03.2004г., было запрещено действовать от имени общества, и даже находиться в его административном здании; тот же запрет распространялся на их представителей и других лиц, кроме Елены И., и, кроме того, всем, кроме Елены И. запрещалось предпринимать какие-либо действия, направленные на созыв общего собрания акционеров.

Полный текст данного определения приводить нецелесообразно, однако, даже приведенные выдержки из него вызывают неподдельный интерес. Во-первых, определение было вынесено в интересах лица, не участвовавшего в деле, — Елены И.; во-вторых, им практически разрешались исковые требования истцов, без рассмотрения дела по существу; в-третьих, оно распространялось на неограниченное число лиц, которые не знали и не могли знать о его вынесении.

На указанное определение немедленно – уже 17.06.2004г. – был получен ответ – аналогичное определение Октябрьского райсуда г. Запорожья [1]  в деле №2-1166 по иску Н. к Р., который якобы не исполнял решение общего собрания акционеров ОАО «АТПК «Ритм» от 31.03.2004г. (напомним, ранее оспоренного в Орджоникидзевский райсуд г. Запорожья). Данное определение с точностью до наоборот повторило определение от 11.06.2004р. и запретило тем же лицам не осуществлять те действия, которые были запрещены предыдущим определением.

Вряд ли найдется аналог подобному судебному решению, тем более, что и такой меры обеспечения иска, как запрет не осуществлять определенные действия, в гражданском процессуальном законодательстве не существовало и не существует.7.09.2004г. Коммунарский райсуд г. Запорожья своим определением, оставленным в силе судом  апелляционной инстанции[1], предпринял практически те же меры обеспечения иска, что и Орджоникидзевский райсуд г. Запорожья в определении от 11.06.2004г. Обеспечение иска было отменено лишь Верховным Судом Украины по прошествии более года – 17.11.2005г[2]. Определение Орджоникидзевского райсуда г. Запорожья от 22.11.2004г. [1] в уже пятом по счету деле  свидетельствует о том, что только в 2004г. за время судебных разбирательств были созваны и якобы проведены еще четыре (!) общих собрания акционеров, решения которых были оспорены.

Виною подобному беспределу — безнаказанность. Конечно же, не только рейдеров, но и судей, выносящих определения, заведомо предназначенные для захвата предприятия. Однако если в отношении судей существует, пусть и малоэффективная, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности, и есть надежда на то, что она когда-то будет функционировать надлежаще, то говорить о привлечении к ответственности инициаторов иска пока вообще не приходится.

Например, в Гражданском процессуальном кодексе Украины можно найти лишь одну норму, посвященную вопросу ответственности за подачу недобросовестного иска. А именно ст. 155 ГПК гласит, что в случае отмены мер по обеспечению иска, вступления в законную силу решения об отказе в удовлетворении иска или определения о закрытии производства по делу или оставлении заявления без рассмотрения, лицо, в отношении которого приняты меры по обеспечению иска, имеет право на возмещение ущерба, причиненного таким обеспечением. Хотя бы что-то! — по сравнению с Хозяйственным процессуальным кодексом Украины, ст.4310 которого предусматривает ответственность в виде возмещения ущерба лишь в случае прекращения мер, предшествовавших подаче иска.

Так почему бы законодателям не позаботиться о том, чтобы в действующем законодательстве наконец-то прозвучало понятие «недобросовестный истец» (ведь их так много и в других категориях дел!), и была введена хотя какая-то мера ответственности, адекватная последствиям надуманных судебных разбирательств.

Не специалист не знает, что судебный спор – это многие часы состоявшихся и перенесенных судебных заседаний, истребование доказательств, оплата труда адвокатов, представителей и многие другие судебные издержки. В худшем варианте это еще и обеспечение иска, и невозможность в связи с этим осуществлять важные сделки, распоряжаться имуществом и проч., это возможно непоправимый ущерб авторитету юридического или физического лица. В связи с этим в случае подачи недобросовестного иска следует оценивать не только размер ущерба, причиненного мерами обеспечения, но также и негативное влияние других факторов.

Особое внимание следует уделить соблюдению сроков рассмотрения гражданских и хозяйственных дел. Если последние рассматриваются более или менее своевременно, то в общих судах дела, затянувшиеся на годы, — не редкость. Следовательно, если в деле приняты меры обеспечения иска, о нарушении или продлении сроков рассмотрения не может быть и речи, — ведь в деятельности предприятия такое нарушение может повлечь за собой все, вплоть до банкротства.

К сожалению, судьба отечественных предприятий пока что мало тревожит законодателей. Верховный Суд, правда, откликнулся Постановлением Пленума от 22.12.2006г. №9 «О практике применения судами гражданского процессуального законодательства при рассмотрении заявлений об обеспечении иска», однако же, Постановление носит рекомендательный характер, и, как и прежде, ни для рейдеров, ни для судей «не закон».

           

Ссылки:

  1. Юридична газета. – 17 лютого 2005р. — №2
  2. Рішення Верховного Суду України. – 2006р. – №1

 



Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid