Конституционный суд Украины: игра без правил (мнение юриста)

Конституционный суд Украины: игра без правил (мнение юриста)

Уже седьмой год после событий 2014 года Украина не может прийти в себя. Страну сотрясает от множества внешних и внутренних проблем.

Одной из главных причин этого, на мой взгляд, является засилье во всех ветвях власти непрофессионалов, коррупционеров, людей с деструктивной идеологией, а также назойливое вмешательство во внутренние дела Украины иностранных государств посредством бесконечных международных фондов, доноров, посольств и прочих «партнеров», сотрудничеством с которыми в ущерб интересам Украины, к сожалению, не брезгуют многие чиновники.

По этой причине, в Украине проводится целый ряд неадекватных реформ и принимаются законы, которые не просто не находят поддержки у общества, но и прямо нарушают Конституцию Украины и права граждан.

Это и судебная реформа 2016 года, и медицинская реформа, и законы о люстрации, декоммунизации, украинизации, а также нашумевшие законы о рынке земли и о банках (полные названия не пишу, и так понятно, о чем речь).

И, казалось бы, нет проблем, ведь для баланса власти в Украине существует Конституционный Суд (КСУ), именно он должен своевременно и эффективно пресекать действие законов, противоречащих Конституции. Не даром ведь государство платит судьям КСУ до 400 000 грн. ежемесячно (посмотрите их декларации). На период карантина зарплаты судей, как и остальных чиновников, уменьшили, но это временное явление.

Но, несмотря на колоссальные зарплаты судей, КСУ работает так, что у общества к нему все больше вопросов. И если их не решить в ближайшее время, то рассчитывать на торжество Конституции украинцы так и не смогут.

ПОЧЕМУ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КСУ НЕ ВЫЗЫВАЕТ ДОВЕРИЯ В ОБЩЕСТВЕ

КСУ должен выполнять важнейшую задачу в государстве – бескомпромиссно и объективно отсеивать законы, нарушающие Конституцию Украины. Но в последние несколько лет деятельность КСУ просто поражает как слабой содержательностью и неубедительностью его решений, так и откровенным игнорированием установленных законом сроков рассмотрения дел. Возможно, поэтому большая часть населения не доверяет КСУ (см. данные Центра Разумкова за февраль 2020 г.). Приведу несколько решений КСУ, к которым у юриста должны возникнуть вопросы по поводу соответствия этих решений Конституции Украины.

ПРИМЕР 1. КСУ И СУДЕБНЫЕ РЕФОРМЫ.

После решений КСУ от 18.02.2020 г. и от 11.03.2020 г. относительно судебных реформ Порошенко (реформа 2016 года) и Зеленского (реформа 2019 года) стало окончательно понятно, что этот суд не выполняет свои функции надлежащим образом и нуждается в реформировании.

О том, что закон о судоустройстве от 02.06.2016 г. противоречит Конституции Украины как по процедуре принятия, так и по своему содержанию, юристы говорили много раз. В том числе, и автор данной статьи излагала свой взгляд на этот вопрос (https://antiraid.com.ua/news/pervyj-obektivnyj-i-kompleksnyj-vzglyad-na-sudebnuyu-reformu/).

Поэтому все с нетерпением ждали решения КСУ по этому делу, обоснованно рассчитывая, что он даст надлежащую оценку закону, повлекшему ликвидацию высших судебных инстанций Украины, нарушение гарантий независимости тысяч судей, создание параллельного Верховного Суда (ВС) через сомнительную процедуру конкурса.

Однако, во-первых, ждать решения КСУ по данному вопросу пришлось более трех лет. Конституционное представление Верховного Суда Украины (далее – ВСУ) поступило в КСУ в октябре 2016 г. Решение принято лишь в феврале 2020 г. Обращаю внимание, что по закону срок конституционного производства не должен превышать 6 месяцев.

Во-вторых, вместо того, чтобы дать четкую оценку конституционности судебной реформы 2016 года, и, наконец, разрешить массу противоречий, терзающих судебную систему уже несколько лет, КСУ сделал какие-то невнятные выводы, внеся еще большую неразбериху в судебную систему.

Выводы КСУ о том, что ВСУ был просто переименован в ВС, не соответствуют реальному положению дел. Называть произошедшее в судебной системе после реформы 2016 года «переименованием» это очевидная манипуляция законом и фактами.

Всем известно, что в результате реформы прекратили осуществлять правосудие ВСУ, ВАСУ, ВХСУ и ВССУ, был создан новый ВС, к которому перешли функции всех четырех указанных судебных инстанций, большинство судей этих судов вынуждены были уйти в отставку, единицы все еще продолжают числиться в них, а часть – приняли участие в конкурсе и стали судьями ВС. При этом, ВСУ и ВС являются разными юридическими лицами. И все это, оказывается, было всего лишь «переименованием»?

Безусловно, права судей ВСУ были грубо нарушены в результате судебной реформы Порошенко, но были нарушены и права судей высших спецсудов, и права судей, уволенных по результатам квалифоценивания. Не вызывает сомнений, что целью судебной реформы 2016 года было увольнение нелояльных к власти судей и назначение на их место своих людей.

Поэтому КСУ должен был рассмотреть этот вопрос комплексно и дать оценку всему закону 2016 года, восстановив права всех лиц, пострадавших от неконституционной судебной реформы, а не только судей ВСУ.

Однако, КСУ не дал абсолютно никакой оценки конституционности ликвидации высших специализированных судов, несмотря на то, что в своем конституционном представлении ВСУ ставил вопрос и об этом тоже. И несмотря на то, что эти суды также, как и ВСУ, были закреплены в Конституции Украины и имели особый статус конституционных органов, которые нельзя просто так ликвидировать. Так может, по логике КСУ, их тоже просто переименовали в кассационные суды при ВС и судьи этих судов должны продолжать работу в ВС?

Не дал оценку КСУ и крайне спорной процедуре квалификационного оценивания судей, заявив, что в этом должна разбираться Верховная Рада.

При этом, судья – докладчик по данному делу в интервью признал, что решение суда по этому делу является компромиссно-паллиативным и продиктовано сложившимися обстоятельствами. Он сообщил, что существовали разные варианты решения по этому делу, вплоть до признания судебной реформы 2016 г. неконституционной в целом, вместе с созданием ВС. Но, по его словам, после того, как новый ВС заработал на полную мощность, признание его неконституционным привело бы к коллапсу в судебной системе. По его же словам, признание поголовного квалификационного оценивания неконституционным поставило бы под сомнение результаты оценивания судей, которые его уже прошли.

Таким образом, в КСУ есть понимание того, что судебная реформа 2016 года не соответствовала Конституции Украины, но если признать это – значит придется распутывать весь клубок последовавших за этой реформой нарушений, а этим заниматься никто не хочет.

Вот и вся логика КСУ — если произошло нарушение Конституции и прав граждан, но оно было настолько массовым и повлекло такие многоуровневые и далекоидущие последствия, что распутать их стало непросто, то эти нарушения нужно просто легализовать.

Но для чего тогда Украине Конституция, если КСУ руководствуется не ею, а существующими обстоятельствами, политической целесообразностью, сложившейся конъюнктурой и т.д.? И вообще, кто давал право судьям КСУ идти на компромиссы с Конституцией? И кто будет отвечать за нарушение прав тысяч судей, незаконно уволенных или добровольно-принудительно отправленных в отставку вследствие ликвидации судов и квалифоцениваний? Кто будет возмещать причиненный им моральный и материальный ущерб?

Но отвечать на эти вопросы слишком сложно для КСУ и брать на себя ответственность за это он не хочет. Возможно, это связано с тем, что многие судьи КСУ назначены при той же власти, которая и проводила судебную реформу 2016 года? Этим и объясняется многолетняя волокита при рассмотрении этого дела?

Зато в деле о судебной реформе Зеленского КСУ проявил небывалую оперативность и рассмотрел его в рекордно короткие сроки – чуть более 3 месяцев!

Судебная реформа Зеленского, конечно, имела спорные моменты и признание некоторых из них неконституционными было ожидаемым, но то, что это было сделано со спешкой, абсолютно не характерной для КСУ, наталкивает на мысль о наличии подковерных договоренностей между заинтересованными сторонами, а также о том, что судьи КСУ просто спешили вернуть себе и судьям ВС огромные зарплаты, урезанные законом № 193.

Бросаются в глаза двойные стандарты КСУ. Во времена предыдущего режима, закошмарившего суды до ужаса, КСУ годами боялся принять справедливое решение о признании неконституционной судебной реформы 2016 г. Зато судебную реформу Зеленского суд демонстративно в два счета отправил в топку истории. Почему такой разный подход? Потому что Зеленского КСУ не боится, а Порошенко боялся? Как-то уж слишком очевидна зависимость суда от политических течений.

Однако решение КСУ по судебной реформе 2016 г. было воспринято многими скептически, поскольку в обществе есть понимание того, что создание нового ВС было чисто политическим шагом, направленным на замену старых неподконтрольных судей своими лояльными. Кроме того, из уст в уста передаются истории о нарушениях, имевших место во время конкурса в ВС. Поэтому, сколько бы КСУ не утверждал, что ВС это тот же старый ВСУ, только переименованный, доверия у общества к ВС больше не появится. Кроме того, еще ниже опустилось доверие к самому КСУ.

Таким образом, вопрос с ВС не закрыт и рано или поздно его созданию и деятельности должна быть дана соответствующая справедливая правовая оценка со всеми вытекающими последствиями для лиц, разваливших судебную систему Украины.

ПРИМЕР 2. КСУ И ЗАРПЛАТЫ. КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ.

 После судебной реформы 2016 года, зарплаты судей взлетели до невероятных для остальных украинцев размеров. В среднем, зарплата судьи первой инстанции до карантина могла достигать 100 000 грн., судьи апелляционной инстанции – 200 000 грн., судьи ВС и КСУ – 300 000 грн. и более.

 Всем известно, что Украина является одной из беднейших стран Европы, занимает последние места в рейтингах благосостояния населения, а в последнее время и вообще находится на грани дефолта, идет на сдачу интересов государства и граждан для получения очередного кредита МВФ.

Почему государство находится в таком состоянии и кто в этом виноват?

Виноваты те, кто использует государственные ресурсы в своих интересах, кто уклоняется от уплаты налогов и таможенных сборов, кто использует государственные должности для собственного обогащения и лоббирования чьих-то, в том числе, иностранных, коммерческих интересов, кто наживается на военных действиях и т.д.

Но еще больше виноваты те, кто всех вышеперечисленных не привлекает к ответственности, кто расплодил в государстве безнаказанность и безответственность. А это правоохранительные органы и суды.

Всем известно, что в Украине по несколько лет не расследуются множество преступлений, а многие из тех, что доходят до суда, слушаются там годами с бесконечными откладываниями и продлением мер пресечения. Есть масса примеров, когда люди находятся под стражей несколько лет, но суды не выносят ни оправдательный приговор, ни обвинительный. Волокита в судах стала притчей во языцех.

Но, несмотря на это, именно судьи относятся к категории лиц с самыми высокими зарплатами в Украине. Только на их зарплаты ежегодно необходимо более 10 миллиардов гривен из государственного бюджета.

При этом, средняя зарплата обычного украинца чуть более 10 000 грн., средняя пенсия – около 3000 грн.

Нигде в Европе судьи не получают такие огромные зарплаты по сравнению с остальным населением. Богатые европейские страны не позволяют себе такого несправедливого и нерационального расходования госбюджета. Зарплата судей в Европе превышает среднюю зарплату по стране в среднем в 4 раза, у нас же – в 10 – 40 раз. Это возможно только в Украине, где во главу угла поставлены не интересы народа, а интересы чиновников, олигархов и международных «доноров».

Естественно, что общество было справедливо возмущено космическими зарплатами судей, поэтому судебная реформа Зеленского, пусть и спорная в некоторых моментах, но в части уменьшения окладов судей ВС, а значит, и КСУ, была абсолютно обоснована и одобряема в обществе.

Кроме того, это было направлено на восстановление конституционных прав граждан, т.к. установление непропорционально высоких зарплат чиновникам противоречит ст. ст. 48 и 95 Конституции Украины относительно обязанности государства обеспечивать достаточный жизненный уровень всем гражданам, а также справедливого и непредвзятого распределения общественного богатства между гражданами. Подробнее о том, почему огромные зарплаты судей противоречат Конституции Украины, можно прочить в этой статье (https://antiraid.com.ua/articles/ocherednoe-povyshenie-okladov-sudej-borba-s-korrupciej-ili-plata-za-lojalnost/).

Не существует ни одного убедительного аргумента, который бы подтвердил обоснованность заложенных в законе окладов судей в размере 30, 55 и 75 прожиточных минимумов. Эти цифры взяты «с потолка», чем руководствовался законодатель, устанавливая их, абсолютно не понятно. Но у народа согласие на это точно никто не спрашивал.

Никаких данных, подтверждающих, что огромные зарплаты помогли побороть коррупцию и улучшили качество правосудия, не существует.

Таким образом, норма закона о судоустройстве об установлении огромных зарплат судей является антиконституционной, антинародной и антигосударственной, а также несоразмерной и дискриминационной по отношению к представителям других профессий.

Огромная финансовая пропасть между доходами судей и остального населения Украины вызывает справедливое раздражение в обществе, людей возмущает тот факт, что в то время, как миллионы людей живут за чертой бедности и средств госбюджета не хватает на поднятие пенсий, медицину и развитие государства, судьям из бюджета выделяются огромные средства.

Совершенно очевидно, что зарплаты судей должны быть приведены в соответствие с требованиями Конституции Украины, интересами государства и общества, а также практикой развитых государств. Это означает, что зарплата судьи должна превышать зарплату среднего украинца не более, чем в 5 раз. Это отвечало бы ст. ст. 48 и 95 Конституции Украины.

Представители власти, в том числе, и судебной, настолько развращены деньгами и безнаказанностью, что совсем забыли о том, что главный источник власти в стране – это народ. И народ нанимает чиновников и платит им зарплаты за счет средств налогоплательщиков.

Но в Украине почему-то наоборот. Наплевав на интересы и мнение народа, КСУ признал неконституционными положения судебной реформы Зеленского о понижении размеров судейского вознаграждения. Таким образом, КСУ вернул себе, судьям ВС и членам ВРП те самые космические зарплаты.

Выбирая между Конституцией Украины, интересами украинского народа и своими личными карманами, КСУ выбрал последнее, прикрываясь, как обычно, лозунгами о нарушении судейской независимости. Причем это решение было принято в ситуации очевидного конфликта интересов, поскольку оно непосредственно касалось размеров зарплат судей КСУ.

Подчеркиваю, что в сегодняшней ситуации в Украине понижение зарплат судей – это НЕ нарушение их независимости и НЕ нарушение их гарантий, это восстановление конституционных прав граждан и социальной справедливости.

Независимость судей – это способность осуществлять правосудие по закону, не поддаваясь ничьему вмешательству и влиянию. И если судья теряет способность судить по закону из-за того, что ему стали меньше платить, то такому судье не место в судейском корпусе.

Что касается конституционных гарантий судей, то установление несоразмерных зарплат было не гарантией судей, а неконституционным юридическим казусом, который привел к нерациональному использованию средств госбюджета, к необоснованным тратам средств налогоплательщиков и который необходимо исправить. До абсурда огромные размеры окладов судей – это результат деятельности предыдущей постмайданной непрофессиональной власти, антиконституционные решения которой государству предстоит расхлебывать еще долго.

И по моему глубокому убеждению, решения КСУ, в которых он блокирует попытки парламента устранить этот юридический казус, противоречат Конституции Украины и интересам государства.

При этом, ссылки на то, что недопустимость уменьшения судейского вознаграждения это устоявшаяся практика КСУ, являются необоснованными, т.к. никогда до 2016 года закон не предусматривал непропорционально огромных зарплат судей, поэтому сравнивать решения КСУ, принятые в прошлые годы, в условиях, когда зарплаты судей были небольшими, и сегодня, когда они достигли космических размеров, недопустимо.

ПРИМЕР 3. КСУ И ДЕКОММУНИЗАЦИЯ. НАРУШЕНИЕ ПРАВА НА СВОБОДУ ВЫСКАЗЫВАНИЙ.

Решением КСУ от 16.07.2019 г. был признан конституционным Закон Украины «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики» (т.н. закон о декоммунизации).

И это даже несмотря на то, что этот закон достаточно жестко раскритиковала Венецианская комиссия (далее – ВК) (первоисточник: https://www.venice.coe.int/webforms/documents/default.aspx?pdf=CDL-AD(2015)041-e&lang=RU).

Основные замечания и рекомендации ВК:

— в законе слишком широко трактуются запрещенные символы, необходимо определить их исчерпывающий и менее обширный перечень;

— понятие пропаганды сформулировано нечетко, что необходимо исправить, учитывая, что этот термин используется для криминализации поведения;

— закон нарушает ст. 19 Всеобщей декларации прав человека, ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Конвенции о защите прав человека относительно права человека на свободу убеждений и мнений, а также на свободное их выражение;

— закон нарушает право на свободу ассоциаций (ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст. 20 Всеобщей декларации прав человека, ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах);

— закон не соответствует п. п. 9, 10 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ от 29.06.1990 г. относительно права человека на выражение своего мнения;

— в соответствии с практикой ЕСПЧ, государства имеют узкую свободу усмотрения для ограничения политических высказываний или обсуждения вопросов, представляющих общественный интерес, что не учтено в законе;

— подобные законы были частично либо полностью отменены конституционными судами Венгрии, Польши и Молдовы;

— в законе отсутствует перечень конкретных преступлений тоталитарных режимов, которые запрещается отрицать. Это не соответствует требованиям ясности и предсказуемости. Положения о запрете отрицания преступлений должны касаться конкретных преступлений, а не просто «преступной природы» режимов в целом;

— закон регулирует толкование истории, однако использовать юридические инструменты для официальной оценки определенного периода истории, это незаконно. Закон не должен препятствовать свободному академическому исследованию и публичным дебатам о периоде истории с 1917 по 1991 г.г. Без такой дискуссии трудно будет достичь восстановления исторической и социальной справедливости;

— наказание в виде лишения свободы за простое отображение символа является несоразмерным. За ненасильственное выражение взглядов соразмерным наказанием является штраф, а не тюремное заключение;

— положения закона позволяют государству подвергать цензуре СМИ по своему усмотрению, а граждане, которые выражают свое мнение через СМИ, будут находиться под угрозой уголовного преследования, что является недопустимым в демократическом обществе;

— демонтирование памятников и переименование улиц должны проходить после консультаций с местным населением;

 — закон нарушает принципы свободы ассоциаций, в т.ч. деятельность политических партий.

Как подчеркнула ВК, соблюдение вышеперечисленных прав является частью обязательств ОБСЕ, которых государства-участники, включая Украину, обязались придерживаться.

Таким образом, несмотря на то, что ряд норм закона о декоммунизации могут считаться обоснованными, некоторые положения этого закона нарушают целый ряд норм Конституции Украины, Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Отношение в обществе к этому закону, переименованиям городов и борьбе с памятниками истории также неоднозначное.

Но КСУ и в этом деле продемонстрировал жутчайшую политизированность и необъективность, он не дал оценку очевидным нарушениям конституционных прав граждан, на которые справедливо указала ВК, и признал закон конституционным в полном объеме.

Решение КСУ по данному делу напоминает статью на историческую тему в каком-нибудь журнале. Статью – потому что решение суда должно содержать аргументы заявителя и их правовую оценку, данную судом на основе Конституции Украины. Указанное решение суда, напротив, представляет собой изложение чьего-то субъективного отношения к истории с выводами, не подкрепленными надлежащими доказательствами. Думаю, среди историков анализ этого решения вызвал бы бурную дискуссию на предмет достоверности некоторых установленных в нем исторических фактов.

Пространные рассуждения КСУ о соответствии содержания закона его легитимной цели не выдерживают никакой критики, поскольку легитимная цель закона не может оправдывать неконституционные средства, с помощью которых ее предлагается достичь.

Этим решением КСУ еще раз подтвердил, что является крайне политизированным органом. Украине же нужен КСУ, который будет стоять на страже Конституции Украины и конституционных прав граждан, а не отрабатывать идеологию правящего политического режима.

ПРИМЕР 4. КСУ И НАЦМЕНЬШИНСТВА. АССИМИЛЯЦИЯ.

В один день с решением о декоммунизации КСУ принял решение по еще одному резонансному делу – о конституционности Закона Украины «Об образовании» от 05.09.2017 г. (о праве на обучение на родном языке).

При этом, КСУ проигнорировал откровенную дискриминацию законом русскоязычных школьников в реализации их конституционного права на обучение на родном языке по сравнению с так называемыми коренными народами и национальными меньшинствами, языки которых являются официальными языками Европейского Союза.

Так, среди всех указанных категорий лиц, русскоязычное население поставлено в самые невыгодные условия. Право на получение общего среднего образования на родном языке русскоязычные ученики получили только до 1 сентября 2020 г., в то время как, например, ученики, принадлежащие к национальным меньшинствам, языки которых являются официальными языками Европейского Союза, — до 1 сентября 2023 г., коренные народы – без ограничений по срокам.

Таким образом, указанным законом в Украине внедряется грубое нарушение ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 24 Конституции Украины – дискриминация населения Украины по языковому признаку и этническому происхождению.

КСУ также не смутило нарушение законом положений Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, что означает нарушение Украиной принятых на себя международных обязательств.

Особенно бросаются в глаза аргументы КСУ об обязательном обучении на государственном языке как средстве «социализации» представителей национальных меньшинств и их «интеграции» в общество. Такое ощущение, что КСУ относится к нацменьшинствам как к асоциальным, неполноценным элементам общества, которых можно сделать людьми, только принудительно заставив их обучаться на украинском языке.

В связи с этим, обращаю внимание, что Конституция Украины не только запрещает дискриминацию человека по языковому и этническому признаку, но и обязывает государство содействовать развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех национальных меньшинств Украины. Представители нацменьшинств должны сами выбирать, обучаться им на родном языке или на государственном и нужна ли им принудительная «социализация». Они, конечно, должны изучать государственный язык, но основной язык обучения они должны выбирать сами и им должна быть предоставлена такая возможность.

Более того, согласно ст. 5 Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, государство должно воздерживаться от политики и практики ассимиляции лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, против их воли и защищать этих лиц от каких-либо действий, направленных на такую ассимиляцию.Надо сказать, что в современном мире ущемление прав нацменьшинств является дикостью и признаком недоразвитости государства и отсутствия демократии.Но крайней степенью цинизма в данном деле является позиция КСУ по отношению к аргументам авторов представления о неконституционности закона об образовании, которые ссылались также на то, что данный закон был принят с нарушением установленной процедуры рассмотрения и принятия законов парламентом. КСУ не внял этим доводам, аргументировав это тем, что нарушение Регламента ВРУ не является основанием для признания закона неконституционным, только нарушения требований, предусмотренных непосредственно Конституцией, могут являться основанием для признания неконституционности закона.В то же время, Закон Украины «Об основах государственной языковой политики» от 03.07.2012 г., закреплявший статус региональных языков, КСУ признал неконституционным ИМЕННО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО из-за нарушения процедуры его принятия. Чтобы доказать нарушение этой процедуры, КСУ даже занялся сбором и исследований доказательств по делу, несмотря на то, что КСУ является судом права, а не судом факта. Среди установленных фактов, которые, по мнению КСУ, являются основанием для признания закона неконституционным, такие, например, как отсутствие подготовленного ко второму чтению проекта закона в виде сравнительной таблицы, включение проекта закона в повестку дня без указания его полного названия, номера, пребывание народных депутатов во время принятия закона в местах, делающих невозможным личное голосование и т.д. Разве каждое из этих требований к процедуре принятия закона предусмотрены именно Конституцией?

При этом, рассматривать содержание закона по сути КСУ отказался, заявив, что нарушение процедуры принятия – это достаточное основание для признания закона неконституционным.

Вот вам два решения КСУ по вопросам языка с прямо противоречащими друг другу позициями. Двойные стандарты в худшем виде.

При этом, очень красноречиво характеризует КСУ тот факт, что решения по декоммунизации и закону об образовании были приняты в один день, в июле 2019 г. По моему мнению, судьи спешили после смены президента «застолбить» эти дикие законы в Украине, опасаясь, что новая власть их отменит.

ПРИМЕР 5. КСУ И ЛЮСТРАЦИЯ. ВОЛОКИТА ЦЕНОЙ В ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ СУДЬБЫ.

Закон «Об очищении власти» (о люстрации) был принят 16.09.2014 г. Его содержание – это запрет огромному количеству лиц, которые занимали должности во времена президентства Януковича, в последующие 5 – 10 лет занимать государственные должности.

Закон совершенно дикий и немыслимый в цивилизованной стране. В список «наказанных» попали сотни чиновников, большинство из которых Януковича видели только по телевизору. Помимо высших должностных лиц, это также должностные лица ОВД, прокуроры, главы и заместители госадминистраций, руководители госпредприятий, представители судебной власти и другие. Причем для того, чтобы попасть под действие закона, человеку не надо было что-то нарушать, достаточно самого факта пребывания в должности в указанный период.

Этим законом нарушаются принципы презумции невиновности, недопустимости коллективной ответственности и еще целый ряд прав человека и норм Конституции. Это настолько очевидно, что, казалось бы, КСУ должен был за два-три месяца рассмотреть дело и восстановить справедливость, признав этот нелепый закон неконституционным. Ведь смог же КСУ рассмотреть дело о возвращении себе огромных зарплат за три с половиной месяца, а тут дело вообще бесспорное, настолько явные нарушения Конституции содержатся в законе. Даже ЕСПЧ уже начал принимать решения в пользу незаконно люстрированных прокуроров. Иначе и быть не могло.

Но… КСУ рассматривает это дело уже более 5 лет!!! Конституционное производство по данному делу было открыто 12.02.2015 г.

А тем временем граждане Украины, попавшие под действие этого закона, лишены возможности работать по специальности, приносить пользу обществу, кормить свои семьи, реализовывать свои профессиональные права. И все это из-за неадекватности постмайданного парламента, принявшего этот закон, и противозаконной бездеятельности КСУ.

И общество не должно волновать, сколько раз судьи объединяли и разъединяли дела, передавали их от одного к другому, были на больничных и в отпусках, и все прочее, на что они могут ссылаться, оправдывая волокиту.

Общество также не должно волновать, оказывают ли на судей КСУ давление политические силы – если на них давят, они обязаны сообщить в правоохранительные органы, заявить самоотвод, уволиться в знак протеста в конце концов. Но они же этого не делают, они сидят в своих креслах, получают космические незаслуженные зарплаты и НЕ выполняют свои обязанности надлежащим образом.

И за это украинские налогоплательщики платят из своих налогов судьям безумные деньги ежемесячно. Посмотрите их декларации, дважды в месяц они декларируют суммы, которые могут шокировать миллионы граждан.

Один только АВАНС судьи КСУ, полученный за полмесяца так называемой работы, равняется годовой зарплате среднего украинца!!! Вдумайтесь, сумму, за которую врач или ученый работает целый год, судья КСУ, подчас цинично лавирующий и манипулирующий нормами Конституции Украины, получает за две недели! Расшифровка: средняя зарплата украинца около 11000 * 12 месяцев = 132 000 грн. в год. Средний аванс судьи КСУ (как, впрочем, и судьи Верховного Суда) – более 150 000 грн. за 2 недели (более 300 000 грн. в месяц).

Это ситуация, не имеющая оправдания. Не может быть аргументов, оправдывающих такое качество работы КСУ и такой уровень зарплат судей.

Своим примером судьи КСУ доказали, что высокие зарплаты абсолютно не являются залогом справедливого правосудия и работы судей на благо государства и общества.

Ситуация осложняется еще и тем, что решения КСУ не подлежат обжалованию. А процедура привлечения судей КСУ к ответственности является абсолютно недееспособной, т.к. уволить судью КСУ за совершение дисциплинарного проступка может лишь сам КСУ по результатам рассмотрения этого вопроса на своем пленарном заседании.

Это правило привело фактически к произволу со стороны КСУ, когда судьи практически не могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности даже при наличии очевидных и вопиющих нарушений.

Таким образом, КСУ превратился в орган, который является первой и последней инстанцией и не несет никакой ответственности за свою деятельность. Такая безнаказанность и безответственность – прямая дорога к произволу и узурпации власти. Особенно, по моему мнению, это проявляется в вопросах, связанных с судейским вознаграждением, когда КСУ, пользуясь своими полномочиями и отстаивая свои финансовые интересы и финансовые интересы судебной власти в ущерб интересам государства и общества, ограничивает полномочия исполнительной и законодательной власти по формированию бюджетной политики и преодолению финансового кризиса в государстве.

ВЫВОД. Думаю, что проблемы конституционного судопроизводства Украины должны стать предметом рассмотрения на государственном уровне.

Совершенно очевидно, что КСУ обязан принимать решения в установленные законом сроки. Совершенно очевидно, что КСУ обязан оценивать законы на соответствие их Конституции Украины, а не сложившимся обстоятельствам, имеющимся раскладам политических сил или чьим-то финансовым интересам. Совершенно очевидно, что ни на какие «компромиссы» с Конституцией КСУ идти не имеет права.

Совершенно очевидно, что из-за ненадлежащей работы КСУ в Украине действует целый ряд законов, положения которых нарушают Конституцию Украины и ущемляют права украинских граждан.

Поэтому, считаю, что стране необходима реформа КСУ, в результате которой в законе должны быть четко прописаны, в частности:

— механизм привлечения судей КСУ к дисциплинарной ответственности за нарушение сроков рассмотрения дел, неуказание в решении мотивов принятия такого решения и мотивов отклонения аргументов заявителя, принятие решений в условиях конфликта интересов, незаконный отказ в допуске к конституционному производству и другие нарушения по аналогии со ст. 106 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей»;

— осуществлять дисциплинарное производство в отношении судей КСУ должен независимый орган, возможно, Высший совет правосудия, но только не сам КСУ, так как судьи КСУ не будут привлекать сами себя к ответственности, а безответственность ведет к произволу;

— ужесточить требования к кандидатам на должность судьи КСУ с целью недопущения к занятию должности непрофессиональных лиц с отсутствием необходимых знаний, опыта, мотивации и государственного мышления;

— необходимо совершенствовать механизм привлечения к уголовной ответственности за заведомо неправосудное решение, конкретизировать критерии, по которым решение суда является неправосудным, и сделать эту норму работающей на практике;

— никакие гарантии судей не могут быть выше интересов государства и граждан Украины, судьи обязаны всегда помнить, что главный источник власти – народ и это судьи должны работать на благо украинского народа, а не народ должен работать для того, чтобы обеспечивать неуемные аппетиты и космические зарплаты судей.

 Юлия Покровская, кандидат юридических наук

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *