Может ли Украина стать офшором и кому это нужно

Власть продолжает активно менять налоговое законодательство.

На прошлой неделе Украину потрясло подписание президентом закона №466-IX об усовершенствовании администрирования налогов (более известного как «законопроект №1210»).

О том, какой путь реформирования могла бы выбрать наша страна, чтобы привлечь инвесторов и восстановить социальную справедливость, рассуждает директор Центра постиндустриальных исследований в Москве Владислав Иноземцев. «Минфин» выбрал главное.

Я не буду вдаваться в детали нового закона. Я хотел бы скорее задуматься о том, что украинские власти могли бы сделать, если бы они действительно были заинтересованы в превращении Украины в самую быстрорастущую экономику Европы.

Я исхожу из нескольких очевидных факторов. В последние десятилетия в большинстве стран мира власти озабочены оттоком капитала в офшоры – и это понятно: то же «Панамское досье» показало, что оборот денег в подобных юрисдикциях исчисляется не десятками миллиардов, как считалось ранее, а триллионами долларов в год.

Следует заметить, что существенная часть этих денег происходит не из торговли наркотиками, поставок оружия или организации проституции. Даже коррупционные доходы также не являются основными.

Куда больше денег поступает на офшорные счета от честных граждан западных стран, которые уже заплатили налог со своих доходов, но не хотят платить еще большие суммы с прибыли, которая может возникнуть от инвестирования заработанных средств.

Современные технологии позволяют легко оперировать финансовыми потоками и наивно предполагать, что над офшорами может быть одержана победа. Всякий раз новый виток борьбы с ними оборачивался только одним: повышением налогов в тех странах, которые начинали такую борьбу, – потому что самые ушлые с еще большим энтузиазмом бежали прочь, а расплачивались за них те, чьи мизерные деньги не слишком интересовали офшорных банкиров.

И, напротив, лишь снижение налогов приводило средства обратно (примером является возврат американскими компаниями $820 млрд с зарубежных счетов в 2017–2018 годах в ходе реализации налоговой реформы [президента США] Дональда Трампа).

Если всерьез задаться вопросом о том, что может воспрепятствовать выводу денег и бизнесов в офшоры, и честно ответить на него, ответ может быть только одним: страна сама должна стать офшором.

Первая реакция на это предложение явно будет негативной – откуда тогда брать средства на социальные программы, оборону, образование и здравоохранение? И разве может себе позволить офшорный статус крупная европейская держава, а не только остров в Карибском море? Однако на деле вопрос не столь банален и стоит того, чтобы над ним задуматься.

В Украине в 2019 году из 998 млрд грн бюджетных доходов налоги на доходы граждан и на прибыль организаций составили лишь 217 млрд грн или менее четверти (21,7%) общих поступлений.

При этом акцизы и НДС – как на импортированные, так и на произведенные в стране товары и услуги – принесли в казну в 2,5 раза больше средств, более 502 млрд грн.

Иначе говоря, в Украине в прошлом году было собрано намного больше налогов на потребление, чем налогов на доходы.

А что если изменить сам подход к налогообложению, тем более что Украине, как молодой и находящейся «в активном поиске» стране, сделать это намного легче, чем Европе или Америке, где налоговые системы и принципы их организации давно сложились?

Давайте рассмотрим чудовищное, на первый взгляд, предложение: обнуление налогов как на прибыль, так и на доходы граждан. Это эквивалентно превращению Украины в офшор – но не столько в финансовый, сколько в производственный.

Создавая уникальные для Европы условия хозяйствования, мы тем самым превратим Украину в магнит для европейских компаний, у которых появится очень сильный стимул для инвестиций в страну.

В свою очередь, у состоятельных украинцев исчезнет мотив для вывоза капитала за рубеж, что создаст внутри Украины значительный дополнительный спрос и существенно облегчит внутреннее кредитование (в том числе и привлечение средств на внутреннем рынке для покрытия бюджетного дефицита).

К тому же радикально сократится число претензий налоговой к гражданам (а по сути, они во многом прекратятся) и к бизнесу, что станет колоссальным изменением в социальной жизни. В общем, плюсы очевидны.

Главным «замещающим» налог на доходы фактором должны стать налоги на потребление и собственность. И тут возникает два направления реформы. С одной стороны, можно повысить НДС, например с 20 до 25%, что в любом случае будет стоить для граждан и компаний меньше, чем отмена подоходного налога и налога на прибыль.

В перспективе было бы правильно вообще отказаться от НДС как от очень сложно администрируемого налога и перейти к взиманию налога с продаж (как это практикуется, например, в США).

С другой стороны, можно существенно увеличить налоги на собственность (которая будет расти в цене из-за повышения ее рыночной стоимости в новых условиях) и нарастить акцизы (например, на одну треть, учитывая, что список подакцизных товаров не слишком велик).

Простая арифметика показывает, что рост поступлений от НДС составит около 6% доходной части бюджета, от акцизов – еще 3%, налоги на собственность могут принести еще 3–4%, что закроет как минимум половину потерь. Часть оставшегося дефицита мог бы закрыть незначительный (скажем, 10-я часть от обычного, или 2,5-процентный) НДС на экспорт, в прошлом году составивший более $50 млрд. Оставшуюся разницу можно было бы профинансировать за счет приватизации и заимствований.

Однако главная задача предлагаемой меры состоит не в изменении принципов наполнения бюджета, а в придании экономике Украины совершенно особого вектора, в превращении страны в место, где не стыдно – и тем более не накладно – зарабатывать и быть богатым.

Главная задача заключается, на мой взгляд, в том, чтобы украинцы создавали и развивали бизнесы в собственной стране, а не бежали за рубеж. Превратив Украину в единственную экономику Евразии, в которой не берутся налоги с личного дохода, прибыли и прироста капитала, правительство могло бы привлечь в страну огромные инвестиции, резко повысить реальную стоимость украинских активов и существенно увеличить покупательную способность граждан.

Я бы добавил, что подобная система оказалась бы намного более социально справедливой, чем нынешняя, которая предполагает плоскую шкалу налогообложения.

Ведь возвращение капиталов состоятельных граждан и приход новых инвесторов повысят спрос и цены не на хлеб и молоко, а на дорогие и престижные предметы потребления, качественное медицинское обслуживание, услуги ресторанов и дорогую недвижимость.

Этот процесс de factо приведет к тому, что потребители роскоши будут платить больше налогов и акцизов просто потому, что сами будут разогревать спрос на соответствующие товары и услуги. Рост экономики создаст условия для возвращения в страну «заробитчан» и тем самым повысит качество рабочей силы, делая Украину еще более привлекательной для инвестиций.

Украине нужны новые технологические предприниматели, которых несомненно привлек бы предлагаемый налоговый режим; страна нуждается в развитии глобальных производственных цепочек и возвращении своих работящих сограждан на родину; она не может, наконец, существовать без нормального фондового рынка, который так и не сложился за все время независимости.

Поэтому, на мой взгляд, принятие закона №466-IX должно серьезную дискуссию о путях развития национальной налоговой системы.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *