Тимонькин: Вырученные Буряками от продажи «Брокбизнеса» 2 млрд гривен остались в банке

Главный финансист Сергея Курченко — о том, что ВЕТЭК собирается делать со своими финансовыми активами и по какой причине в группе не прижился авторитетный российский нефтегазовый менеджер Александр Каплан.

Продолжение интервью с Борисом Тимонькиным. В первой части он рассказал, почему перешел на работу в ВЕТЭК (группа покупает медиахолдинг UMH, который издает Forbes Украина), как проводит собеседования Сергей Курченко и сколько стоят самые высокооплачиваемые банкиры страны.

– Как на сегодняшний день сформулирована финансовая стратегия ВЕТЭК? Может, вы уже даже успели ее подкорректировать?

– Стратегия у нас будет где-то в конце сентября, наверное. Укрупненная некая цель. Мы сейчас заходим в Брокбизнесбанк, вы знаете.

– Знаем. Кстати, почему выбор пал именно на «Брокбизнес»?

– Поиск – это же двухсторонний процесс. Кто-то что-то предлагает, а кто-то – ищет.

– «Брокбизнес» – это уже ваш «трофей»? Или идея купить этот банк еще до вашего прихода в ВЕТЭК родилась?

– Я пришел, когда еще не было соглашения. Но была возможность, скажем так.

– То есть, идея приобрести Брокбизнесбанк уже витала в воздухе?

– Скажем так: через несколько дней она начала витать. Дальше были: изучение объекта, переговоры с акционерами, мозговые штурмы – как организовать сделку. Решили заходить. Интересно, можно развивать, есть базы – достаточно большой банк с приличной филиальной сетью, которая недоиспользуется сегодня. Как сделать, чтобы она использовалась в полной мере – это понятно.

О топ-менеджерах ВЕТЭК

– Еще одна функция, за которую вы должны отвечать – это корпоративное финансирование. Банки охотно готовы давать кредиты ВЕТЭК?

– В очереди стоят, взятки дают, только чтобы мы привлекли: я вот каждый день хожу с чемоданом денег – это только за обещание рассмотреть возможность (улыбается).

– А если серьезно, в фондировании группы внешнее финансирование какую долю занимает?

– Не готов сказать. Конфиденциальная информация.

– Но зарубежные банки, до того как вы пришли в группу, уже кредиты ВЕТЭК выдавали? Например, заместитель Курченко рассказывал нам, что средства, потраченные на покупку медиахолдинга UMH, в который входит Forbes, частично были привлечены от иностранных банков.

– Я не помню этого. Вообще, для того чтобы вы кредитовались активно на Западе, вам нужно у себя выстраивать внятную корпоративную структуру, корпоративное управление, правила, проводить аудит. Это нельзя вот так вот (щелкает пальцами) сделать, как бы тебе не хотелось. Поэтому, кроме меня, в группу пришло много людей, менеджеров с нормальным международным опытом, с которыми нам легко разговаривать, сильный состав.

– Можете уточнить, кого вы имеете в виду?

– Не могу.

– Почему? Они же работают уже, это ведь не большой секрет.

– Состав мне нравится очень.

– Это известные люди?

– Они известны в своих сферах. Если мы говорим о нефтетрейдере – то это высококвалифицированный нефтетрейдер. Не очень публичный, но… Вот вы с Калининым общались (Евгений Калинин – исполнительный директор ВЕТЭК. – Forbes). Он уже много лет работает в индустрии, и все при нем: понимание предмета, умение вести переговоры, внутренняя энергия, настойчивость. Юристы сильные появились.

Что мне нравится – пока структура линейная: Сергей Витальевич, его первый зам, а дальше за ним примерно в линию ряд менеджеров. Нет этих сложных конструкций: первый вице-президент, третий, девятый, под каждым из которых – какой-то блок… Поэтому люди общаются между собой, что очень приятно. Никто не говорит «у меня тут закрыто, сюда не лезь», спрашиваешь – отвечают. Стараются помочь, проблемы выносят на общее рассмотрение.

– Поскольку вы общаетесь с другими топ-менеджерами группы, а не все из них хотят с нами разговаривать, то можете попробовать объяснить их мотивацию трудоустройства в ВЕТЭК?

– Вопросов по работе – много, и просто так сидеть и рассуждать, почему ты пришел в группу, за чашкой пива пока не получается.

– А вы подчиняетесь непосредственно Курченко?

– Сложно сказать. По идее, Курченко, но и с замами, на которых лежит вся операционная работа, я, естественно, взаимодействую.

– В сумме Курченко и, к примеру, одному из основных людей в его команде – Александру Дыннику – по-моему, меньше лет, чем вам…

– Наверное. Чуть меньше… Хотя опять: я человек творческий. Я в сорок лет не был глупее, чем сейчас. Более того, голова активно использовалась просто.

– Курченко, его окружению, свойственны какие-то популистские заявления, поступки? Молодость дает о себе знать? Или вы их как-то остепеняете, как в случае с покупкой зарубежного банка?

– Я занимаюсь своим сектором, не являюсь глобальным консультантом по жизни – что кушать, пить, куда ходить. Они вполне сформировавшиеся люди.

Эти ребята очень рано начали. Курченко в 17 лет уже активно занимался бизнесом, квартиру купил. Вы в 18 лет покупали квартиру? Я в этом возрасте жил у мамы, и квартиру в принципе не мог купить, потому что они не продавались.

Еще раз – ничего страшного в молодости основателя крупной бизнес-группы нет.

– Когда вы приходили в ВЕТЭК, об истории Каплана (российский менеджер Александр Каплан, в марте 2013-го назначенный исполнительным директором ВЕТЭК, но спустя несколько недель покинувший компанию. – Forbes) знали, естественно. Общались с ним о мотивах его ухода?

– Я с ним не разговаривал, но беседовал с людьми, которые помогали его трудоустройству. Общался с Курченко. Мне, на самом деле, понятна эта проблема…

– В чем она состоит?

– Большой менеджер, который привык работать с крупным аппаратом (до прихода в ВЕТЭК Каплан занимал руководящие должности в компании ТНК-ВР. – Forbes). Чтобы под ним было еще несколько десятков человек. Группа таких людей, и сам бюджет такого аппарата – поверьте мне, я его знаю – по украинским меркам чересчур внушительный.

Вот появляется такой человек со своими правилами, и ему очень тяжело вписаться в новую структуру. Это некомфортно всем – и с той стороны, и с этой.

– И что, он с Курченко не обсуждал, что вот ему нужно определенное количество подчиненных?

– Я сам не люблю раздутые штаты, стараюсь обходиться минимальным количеством людей. И то, как группа сегодня устроена, я считаю, что это ее сильная сторона. Да, дальше будут действовать законы Паркинсона, это я тоже понимаю. Ты будешь расти, будут появляться департаменты, управления.

Все компании с раздутым штатом с тоской вспоминают тот период быстрого роста, когда их было мало, и когда все решалось просто. Условно говоря, в большой компании ты три четверти времени борешься с внутренним миром, а не внешним, тратишь его на так называемый «внутренний маркетинг». Три четверти – это еще неплохо. Бывает, что образовывается perpetum mobile: все крутится, все стоит на месте, при этом все заняты и много денег получают за свою работу.

– Курченко приглашал вас на работу через хедхантеров?

– Нет. Хотя группа, действительно, пользуется услугами московских консультантов, занимающихся executive search, из Ward Howell. Для меня, кстати, их мнение о ВЕТЭК и Курченко было важно. Я ведь уже сотрудничал с Ward Howell: когда Укрсоцбанк покупали итальянцы, специалисты Ward Howell делали для нас HR-аудит. Мне они понравились. И один из партнеров Ward Howell был о Курченко очень высокого мнения: он уже с ним года два работает.

– А Игорь Францкевич, новый председатель правления Брокбизнесбанка – это была уже ваша креатура? То есть, у вас была договоренность с Курченко, что всех банковских, финансовых менеджеров будете предлагать вы?

– Да. Точнее, такой буквальной договоренности не было. Но я либо согласовываю, либо предлагаю кандидатуры.

– Почему Францкевич? Ведь, несмотря на его колоссальный опыт, у него не самая удачная карьерная траектория – он уже столько банков сменил, со счета собьешься.

– Если человек не востребован по каким-то причинам, скажем так, не совсем профессиональным, то это не основание считать его плохим специалистом. Францкевич – менеджер достаточно принципиальный. Например, пришел он на работу в Индэкс-Банк, там вообще решения по финансам никакие не принимались. Он мог сидеть там, ничего не делать, получать хорошую зарплату, регулярно ездить во Францию, курить бамбук, как сейчас говорят. Но не захотел почему-то.

– Ну, вот аргументацию прихода Францкевича в Брокбизнесбанк как раз на рынке принимают. Потому что многие ваши коллеги считают, что это был его последний шанс вернуться в должности CEO в банковский сектор.

– Францкевич – коренной банкир. С хорошей головой, технологичный, умеющий воспитывать людей, формировать команду, не ставящий задачу на один день. Да и если говорить о личностных качествах, он – нормальный человек.

– В двух других финансовых учреждениях на орбите ВЕТЭК – Реал Банке и «Первом» – вы собираетесь усиливать команду, может быть, менять CEO?

– К «Первому» мы вообще не имеем никакого отношения, да и Реал Банк не контролируем.

– Тогда какие отношения с этим банком связывают ВЕТЭК?

– Скажем так, Реал Банк мы используем: сегодня ВЕТЭК – его главный клиент. Мы – также его миноритарный акционер. Владеем долей менее 10%.

– А основной собственник кто?

– Там нет основного. Есть группа лиц, но поскольку им этот банк особо не нужен, они к нему относятся по принципу «хай буде». А мы его используем.

– Почему у Реал Банка так стремительно растет объем кредитов юридическим лицам? На 1 июля 2013 года он составлял 1,2 млрд гривен, тогда как на начало второго квартала – 600 с лишним миллионов гривен. Прирост за три месяца – приблизительно 600 млн гривен, или 100%…

– Это плохо?

– Нет. Просто интересно, за счет чего? Каких клиентов настолько крупных стали обслуживать, кроме ВЕТЭК?

– По моей информации, монстров среди клиентов «Реала» нет. Просто банк стал активно работать. Никаких льготных кредитов никому не дают. Если у вас есть другая информация, приведите ее.

– Каких еще крупных корпоративных клиентов Реал Банка, кроме ВЕТЭК, вы можете назвать?

– Не могу сказать.

– Банковская тайна?

– Да. Но там нет аккаунтов с суммой кредитов на $10 млн и больше.

– У Реал Банка, к тому же, еще и очень низкий уровень резервов: 6,8 млн гривен по кредитам юрлицам (это даже не 1% от корпоративного кредитного портфеля. – Forbes). Как удавалось менеджменту так качественно развивать банк? У них есть волшебная пилюля? Банкиры – на вес золота, что тут сказать.

– Там хороший менеджер (улыбается). Выходец из Укрсоцбанка, кстати. Хороший специалист. 99% и больше кредитов Реал Банка аккуратно выплачиваются.

– Как вы прокомментируете информацию, что этот банк, будем называть вещи своими именами, занимается обналичиванием средств?

– Никак.

– Это неправда? Вы хотя бы опровергли…

– Еще раз – у нас есть сектор работы с Реал Банком в корпоративном бизнесе. Все.

– Банк «Первый» вообще никак-никак не связан с группой ВЕТЭК?

– Никак.

– А с кем связан?

– С собственниками (улыбается).

– Эти собственники – дружественны бенефициарам ВЕТЭК? У, вас, кстати, офис соседствует со штаб-квартирой группы «Юнисон» братьев Клименко, ведь правда?

– Пока да.

– Дружите офисами? Может, в футбол по пятницам играете коллективами?

– Ребята – я подчиненных имею в виду – общаются.

– Это правда, что аффилированная с ВЕТЭК рекрутинговая компания UGR помогает искать кадры и для «Юнисон»?

– Не в курсе.

О покупке новых банков

– Будет ли ВЕТЭК докупать банки в Украине? Если да, то в каких нишах? В какой конфигурации эти банки будут существовать?

– Пока рано об этом говорить. «Брокбизнес» – универсальный банк. Активизируем привлечения через его филиальную сеть.

– Реал Банк, получается, будет оставаться корпоративным?

– Да, наверное, более корпоративным.

– А те банки, которые будут куплены?

– Мы будем действовать аккуратно. Те банки, которые уходили с рынка дешево и в панике – с ними все понятно. Те финансовые учреждения, которые собираются оставаться, стОят уже недешево. Задачи такой, чтобы быстро бежать и покупать банки, нет, поверьте. Если будет что-то интересное – будем смотреть.

– Как вам поставлена задача? Купить такой-то банк и сделать из него то-то?

– Готовим банковскую стратегию.

– Можете ее хотя бы в общих чертах описать?

– Когда у тебя есть большой банк с развитой сетью, тебе есть смысл покупать либо только нишевый банк – например, специализирующийся на потребительском кредитовании: со своей методикой – от быстрого принятия решений по выдаче кредита и до системы стимулирования менеджеров.

Либо ты просто развиваешь продукт в рамках уже имеющегося банка. Покупаешь специалистов, которых у тебя нет. Два-три человека с нужной экспертизой. Процедуры какие-то нужно поставить – но ведь это несоизмеримо дешевле, чем покупать ради этого какой-то банк.

Другой вопрос: что есть смысл купить банк, когда собственники хотят из него выйти и готовы продать, условно говоря, за 10 копеек при стоимости 1 гривна. Конечно, если ты понимаешь, что ты его за 50 копеек продашь потом – то есть покупаешь просто возможность восстановления и, грубо говоря, снимаешь маржу. Это, скорее, такой инвестиционный ресурс. Заодно, конечно, увеличил себе объем активов.

Правда, остается еще непростой вопрос слияния, если ты пойдешь на эту процедуру. Предельно непростой. У тебя потом год уходит, минимум, а по-настоящему до трех лет, пока все притрется. И куча людей внутри работает не наружу, а занимается, как я уже говорил, внутренним маркетингом. Что не очень здорово.

– Группа ВЕТЭК покупала «Брокбизнес» в партнерстве с четырьмя компаниями. Что это за структуры, как они связаны с группой, в которой вы работаете?

– Никак не связаны. Это определенные компании, которые зашли как финансовые инвесторы.

– У прежних собственников банка – братьев Буряков – в «Брокбизнесе» осталось 20% акций. Какой им резон держать не блокирующий пакет?

– Они не собираются сбоку на банковском рынке что-то делать свое. Но для нас Буряки – важная часть самого банка.

– Проще говоря, они помогут удержать клиентов.

– Не только удержать. У Буряков хватает своих сильных качеств. Есть некая преемственность. Да и им интересно.

– И какую функцию они будут выполнять в банке теперь?

– Александр Буряк будет заместителем главы наблюдательного совета «Брокбизнеса». Будет помогать решать какие-то вопросы стратегии.

– Это Буряки так захотели?

– Буряки так захотели, а я был с этим полностью согласен.

– Нужно ли докапитализировать «Брокбизнес», если да, то насколько?

– Суть сделки в следующем – Буряки ведь не уходят с деньгами, вырученными от продажи банка. Больше 2 млрд гривен, которые им уплачены, уже упали на их счета, и в тот же день были использованы для повышения уставных фондов компаний – заемщиков банка. В тот же день деньги пошли на погашение обязательств перед банком. То есть фактически эти деньги в банке остались.

– То есть докапитализировать не нужно?

– Как на сегодня, то нет. В конце августа у нас будет проверка Национального банка. Они могут считать по-другому. Будем на это реагировать.

– Зачем ВЕТЭК страховая компания «Перлина страхування»?

– (После паузы.) Я подумаю (улыбается).

– Вы, кстати, уже адаптировались, не передумали? Не собираетесь уходить из ВЕТЭК, как Каплан?

– Нет. Я не считаю, что всю жизнь нужно прожить на одном месте или проработать на одной работе, но я всегда работал на одном месте долго. Восемь лет, двенадцать лет, четырнадцать лет.

Кстати, когда нанимаю людей на работу, внимательно смотрю на их биографию: если человек за семь лет поменял семь мест работы, я его не беру. В жизни пару раз все-таки отступал от этого правила – меня уговаривали, но потом все равно понимал, что оно работает. Через год человек исчезает. У него появляется некая внутренняя готовность смыться, когда возникают трудности, а они возникают всегда.

Ты приходишь на новое место работы, и у тебя в первые шесть месяцев есть некий кредит доверия. Потом он исчерпывается и появляются какие-то проблемы. Чем большим был кредит доверия на старте, тем больше проблем потом. Это нужно перетерпеть.

– А что должно произойти такое, чтобы вы перехотели работать в ВЕТЭК?

– Плохая еда в ресторанах. Пробки в центре. Смог в этом месте. Куча факторов.

– Шутки шутками, но, ведь присутствует и личностный фактор. Некоторые наши собеседники рассказывали, что Курченко требует фанатичной преданности, во-первых, себе, во-вторых – работе в своей компании. Не все к этому оказываются готовы. Мы знаем, что Курченко не жалует, когда человек сразу же не ответил на его звонок. Как быть с такими нюансами?

– Не взял трубку, потому что был занят – это у него, действительно, одна из самых нелюбимых вещей. А так, в общем, он корректно общается с людьми.

– Вы с яхтой, которая сгорела, уже решили проблему?

– Яхту я пока новую не покупал.

– С бонусов следующих?

– Ну, наверное, не раньше (смеется).

О политике

– Надеемся, вы получите то, чего хотели. Но вот если с ВЕТЭК все-таки не срастется, что бы вы еще хотели попробовать?

– Поработать управдомом. Как Остап Ибрагимович. А потом в Рио-де-Жанейро – ходить в белых штанах.

– Может, дауншифтинг? Купите новую яхту, поедете в кругосветное путешествие? Будете мемуары писать… «Олигархи в моей жизни».

– Нет, даже в голове нету. У меня маленькие дети. Есть чем заниматься. А не сидеть и высасывать из пальца.

– То что вы пошли работать в ВЕТЭК, значит, что вы не верите в политический поворот в 2015 году?

– Не верю. А с кем? Я не общался тесно с нынешними лидерами оппозиции. А вот мой товарищ с Юлей работал очень активно. Рассказывает: «Юля что-то говорит, знаю, что врет, но верю. А вот эти говорят – знаю, что в принципе правду, но не верю». Из людей более-менее харизматичных – разве что Кличко… Но у него нет никакой особой программы и острого желания вступать в драку – у него и так все неплохо.

– На него, тем не менее, делают большие ставки. Последний герой?

– Помните… Стенгазета в больнице: вскрытие покажет.

– В 2002-2003 годах ситуация выглядела так, что ничего меняться не будет. Никто не верил в Оранжевую революцию. И, тем не менее, она произошла.

– Некое стечение обстоятельств. Не будь трагического случая с Гонгадзе, например. Было несколько подобных детонаторов. Но мы можем сказать, что за все годы Кучма – это был лучший президент. При нем страна полностью изменилась. Помните динамику всех показателей: резервы растут,  дефицит бюджета падает?

Этот тренд нарушали сознательно. 2005 год – повышение зарплаты бюджетникам на 50%: бред сумасшедшего – сразу инфляция.

– Но при Кучме и олигархия расцвела…

– Она расцвела, потому что были какие-то предпосылки для ее расцвета. А что, при Ющенко не цвела?

– Цвела. Но сейчас у нас есть два-три больших центра влияния в рамках существующей власти, которые уже начинают конфликтовать между собой. К чему это приведет в 2015 году – большой вопрос…

– Ни к чему. Объективно… Ну, произойдет смена элит. Ну, приходит молодняк. Наберите с улицы: они все готовы коррупционироваться, они все готовы брать взятки. У них есть только одна проблема: им не дают. Это глобальная проблема государства. Вы можете говорить о переформатировании, а какая разница? Просто поменяете флаг, и будет то же самое.

– Тем не менее, перед глазами маячит пример Грузии.

– Это уникальный случай. Таких примеров единицы. Что мы можем вспомнить? Тайвань…

– Южная Корея…

– В какой-то мере…

– Сингапур…

– Да очень яркий пример Сингапур. И, пожалуй, все. Общество такого типа, как наше, обречено на постоянное аутсайдерство. Мне как-то позвонил один знакомый и рассказывает: «У меня сын сейчас на MBA поступает. А я знаю, что у тебя есть знакомый – член наблюдательного совета в INSEAD. Ты можешь ему позвонить?» Я ему говорю: «Хи-хи, я, конечно, могу позвонить, но будет хуже. Он на всякий случай твою фамилию вычеркнет из списка».

Был великий момент: 2005 год. Действительно обществу что-то надоело. И было желание что-то менять. А у других – в общем-то, подчиниться. Потому что те же олигархи в обмен на свободу и недонационализацию были готовы уступать, доплачивать, играть по другим правилам. Просрали все. На что деньги потратили?

На зарплату бюджетникам. Пенсию увеличить. Юлина тысяча. Дальше инфляция. Дальше укрепляли гривну, когда ее не нужно было укреплять. И закладывали ту бомбу, которая потом рванула.

Владимир Вербяный, Севгиль Мусаева

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *