Дмитрий Гриджук: Среди проблемных заемщиков нет ни одного коммунального предприятия

У 26-го по размеру активов банка «Хрещатик» – три группы крупных собственников. 24,9% акций банка принадлежит Киевской госгорадминистрации. Еще два крупных пакета контролируют нардеп Василий Хмельницкий с Андреем Ивановым и запорожские бизнесмены Игорь Дворецкий с Артуром Абдиновым.

Среди украинских банков «Хрещатик» известен клиринговыми услугами, которыми пользуется 113 финучреждений. По данным Deutsche Bank, «Хрещатик» занимает первое место в Украине по количеству транзакций в долларах по корсчетам в зарубежных банках. В первом полугодии через корсчета «Хрещатика» прошло более $9 млрд.

Председатель правления банка Дмитрий Гриджук в интервью Forbes рассказал о доходности банковского бизнеса, отношениях с акционерами и тонкостях клиринговых расчетов.

– Для Василия Хмельницкого и других крупных акционеров банк «Хрещатик» – это отдельный бизнес-проект или расчетный центр?

– У нас три крупных акционера, которые активно принимают участие в управлении банком. В этом смысле наш банк отличается от других финучреждений, где всего один мажоритарный акционер. Все акционеры рассматривают банк как самостоятельный бизнес-проект, который должен приносить прибыль.

– В 2011 году КГГА хотела продать свой пакет акций банка. Почему этого не произошло?

– Не было принято решение Киевским городским советом.

– Сейчас у города нет таких планов?

– Такие планы мне неизвестны.

– Правда, что покупкой банка в конце 2011 года интересовался Николай Лагун?

– К банку присматривались многие. В том числе и Дельта Банк. Видимо, не договорились по каким-то позициям.

– Недавно Василий Хмельницкий заявил, что он сосредоточится на строительном бизнесе. Банк останется для него интересен как проект?

– Если мы станем полезными для его холдинга [Ukrainian Development Partners], то будем рады сотрудничеству в любом статусе. Как с инсайдером, так и с партнером.

– Ваша стратегия на рынке как-то изменится?

– Стратегию определяют акционеры. Пока она неизменна. Мы строим универсальный банк.

Рентабельность упала

– За счет чего активы банка «Хрещатик» с начала кризиса выросли на 60%?

– В первую очередь за счет кредитования промышленных предприятий, аграриев, предприятий переработки, производства стройматериалов и других. В их числе и коммунальные предприятия, и не только в Киеве, поскольку один из наших приоритетов – работа с коммунальным сектором. Мы знаем специфику деятельности этих предприятий.

– Какие именно крупные коммунальные предприятия вы кредитуете?

– «Киевпастранс», «Киевметрополитен», «Житло-Инвест» и другие.

– Вам их навязывают или вы сами стремитесь к такому сотрудничеству?

– При выборе банка такими заемщиками, как правило, проводится тендер. Где-то мы выигрываем конкурсы – где-то нет.

– Какую долю в кредитном портфеле банка составляют коммунальщики?

– Свыше 5,9% в активах банка – это коммунальный сектор. В структуре пассивов банка их средства составляют 1,8%.

– Почему у вас такая низкая рентабельность активов – всего 0,06%?

– А у кого высокая?

– Например, у ПриватБанка – 1,57%…

– Все зависит от процентной маржи. Стоимость ресурсов для большинства банков все еще остается высокой, а сроки привлечения – короткими. Например, корпоративные клиенты размещают свои ресурсы в среднем на 3-6 месяцев, розничные клиенты – до одного года. Средняя стоимость таких депозитов 16-18% годовых.

Это достаточно дорогие ресурсы. Сейчас наблюдается такая тенденция – желание размещать свободные денежные ресурсы по высоким ставкам присутствует, а ставки по кредитам с начала года снижаются. Нормальные предприятия, скажем, в сфере АПК или производители, готовы занимать максимум под 19% годовых. Без комиссий и других расходов. Поэтому размер процентной маржи заметно сократился.

– Но другие банки работают в таких же условиях…

– Есть банки, которые могут привлекать ресурсы и под 10-12%, и даже ниже. По таким ставкам депозиты размещают либо инсайдеры, либо материнские компании банка с целью его поддержки.

– Почему тогда ПриватБанк привлекает депозиты у населения под 19% в гривне?

– Они себе могут такое позволить.

– Как же вы выдерживаете конкуренцию?

– Мы занимаем свою нишу. У нас самая высокая акционная ставка по депозитам для физлиц – 18,5% годовых.

– Вы активно кредитуете компании ваших основных акционеров?

– Мы кредитуем инсайдеров в пределах нормативов НБУ. Это не более 5% регулятивного капитала. Эти компании кредитуются у нас на общих основаниях, никаких привилегий они не имеют.

– На ваших акционеров действует такой аргумент: «Банк не может выдать вам кредит, так как это приведет к нарушению нормативов НБУ»?

– Это всегда воспринимается нормально.

– И Василием Хмельницким?

– Конечно. Кроме того, предприятия Василия Хмельницкого, например, кредитуются в других банках.

– Кредитный портфель банка на 91% состоит из кредитов юрлицам. Почему вы неохотно кредитуете физлиц?

– С начала кризиса мы, учитывая рыночную ситуацию, сознательно пошли на постепенное уменьшение портфеля кредитов населения. Сегодня мы охотно кредитуем население, хотя не стремимся наращивать портфель потребительских кредитов так активно, как другие. У нас есть полный перечень кредитов для розничных клиентов – автокредиты, ипотека, кредитные карты, потребительское кредитование и т.д. Все они доступны, но все выдаются под ликвидный залог.

– Есть мнение, что сейчас хорошую доходность приносит только кэш-кредитование физлиц…

– Согласен, но не только. Сейчас надо больше зарабатывать на комиссионных доходах, и мы именно на этом направлении делаем упор. С начала года доля таких доходов в общих доходах нашего банка выросла в 1,5 раза. В первую очередь за счет услуг по депозитарной деятельности, продажи банковских металлов, операций с ценными бумагами и услуг корпоративным клиентам по документарным операциям.

– Почему тогда многие крупные банки опять массово ринулись в кэш-кредитование?

– Это высокоприбыльный бизнес, поскольку люди согласны дорого платить за быстрое решение своих проблем. Наш выбор в рознице – карточное кредитование в рамках зарплатных проектов и эмиссия кредитных карт. В этом сегменте можно развиваться и получать хорошую доходность. До конца года мы планируем увеличить объем выдачи карточных кредитов, в том числе в рамках зарплатных проектов, до 100 млн гривен.

– В том числе за счет эмиссии социальной карты киевлянина?

– Да, эти карточки предполагают возможность получить кредитный лимит.

– Насколько это вообще выгодный проект?

– Это, скорее, социальный проект. Ближайшие три года он не принесет нам даже возмещения расходов, мы ожидаем только их увеличения.

– Какой вы ожидаете общий объем эмиссии социальной карты киевлянина?

– В прошлом году мы выпустили 85 000 карт. Это был пилотный проект. До конца года мы в общей сложности выпустим 540 000 карт. Если будут привлечены все льготники, в следующем году общий объем эмиссии карты киевлянина составит около 1 млн штук.

– Почему в киевском метро размещены в основном банкоматы банка «Хрещатик»? Это потому, что метрополитен – ваш заемщик?

– Не только. Это наша стратегия в развитии банкоматной сети.

– Это выгодный проект?

– Да. У нас 46 банкоматов на 41 станции метро. И это достаточно эффективный проект.

– У вас в последнее время не переманивают зарплатные проекты?

– Нет, у нас, наоборот, рост в этом сегменте. Если на начало года в банке было 1600 зарплатных проектов, то на конец второго квартала – более 1800. И мы планируем дальнейший прирост.

– По состоянию на 1 июля 2013 года банк «Хрещатик» подал 77 исков против своих заемщиков. В их числе есть коммунальные предприятия?

– Это споры по кредитам, выданным еще до кризиса. После 2009 года у нас ни в рознице, ни в корпоративном сегменте нет ни одного кредита, который является проблемным. Среди проблемных заемщиков нет ни одного коммунального предприятия. Есть государственные.

– Какие?

– Например, завод «Буревестник», Киевский мясоперерабатывающий завод. Но коммунальщиков нет.

Куда вложиться

– Последние несколько лет многие банки пытаются продвигать услуги private banking. У вас нет таких планов?

– Есть. Первый этап в этом направлении – стать консультантом по управлению средствами клиента и выполнять все его заявки. Это мы планируем сделать в ближайшее время, а также создать условия для полноценного privat banking service.

– Чем ваш privatе banking будет отличаться от того, что предлагают другие банки?

– Например, хотим предложить клиентам хранить физическое золото не в ячейках, а в отдельном хранилище банка, где золото будет находиться в индивидуальной упаковке с указанием имени владельца. Человек в любой момент может прийти и удостовериться в наличии своего «металлического» капитала. Этот слиток может быть использован клиентом по его желанию как залог в активных операциях и т.д.

– В какие активы вы советовали бы инвестировать?

– Сбережения надо диверсифицировать. Поэтому, думаю, часть сбережений можно держать в виде наличных, часть в банковских металлах, ценных бумагах, часть инвестировать в бизнес, приносящий доход.

– А недвижимость, земля, предметы искусства?

– Все зависит от того, способен ли человек оценить возможные риски. Но лучше вкладывать в реальный бизнес.

– Насколько вообще жизнеспособна идея privatе banking в Украине, если состоятельные граждане всегда могут воспользоваться услугами швейцарских или немецких банков?

– Жизнеспособна. Однако, учитывая состояние еврозоны, антиофшорные настроения, тенденции по раскрытию банковской информации, думаю, украинские банки смогут конкурировать с зарубежными коллегами. В украинском банке, в отличие от западного, местный клиент всегда имеет возможность оперативно проконсультироваться и проконтролировать свои сбережения. Многие из украинских капиталистов уже сегодня так делают.

– Вы хотите сказать, что деньги украинцев из Европы возвращаются в украинские банки?

– Массовой тенденции нет, однако перелив денег уже наблюдается. И причина не только в проблемах с Кипром. Например, американские деньги перекочевали в Европу, когда там информация была лучше защищена. Как только банковская тайна начала «таять» и в ЕС, деньги мигрировали в другие страны. Думаю, что это касается и капиталов наших соотечественников, которые также вскоре будут оттуда выводиться. В том числе и в Украину.

– Банк «Хрещатик» – один из крупнейших продавцов наличных банковских металлов. Как отреагировали ваши клиенты на резкий обвал цен на золото?

– Если в прошлом году мы продали наличного золота 6,5 тонны, то в первом полугодии этого года – 3 тонны. Серебра в прошлом году продали 4,2 тонны, а в этом году уже 4,1 тонны. В 2013 году ожидаем, что объемы продаж, как минимум, не сократятся. Инвестиционный спрос на золото упал на 30%, но центробанки продолжают формировать резервы в золоте, что позволяет прогнозировать дальнейший рост цен.

– В середине апреля этого года золото упало в цене на 13% – до $1330. Как вели себя клиенты?

– Адекватно. Ажиотажа никакого не было. Люди, которые работают с этим инструментом, понимают особенности рынка. Продолжалась спокойная покупка-продажа. Несмотря на ценовые колебания, золото все равно остается выгодным вложением.

В клиентах – 113 банков

– Как банк «Хрещатик» зарабатывает на клиринговых услугах?

– Наш банк признан Deutsche Bank ведущим в Украине расчетным банком в долларах. Это, по сути, результат нашей деятельности по организации расчетов для других украинских банков в национальной и 25 валютах разных стран – Европы, Средней Азии, Китая, Индии и др. Укрэксимбанк, например, считается ведущим по расчетам в евро.

– Что означает «ведущий»?

– Это значит, что через наш банк проходит самое большое количество транзакций в долларах.

– А по сумме операций?

– В первом полугодии мы провели операций по клирингу только в долларах на сумму более $9 млрд.

– Почему другие банки работают именно через вас?

– У нас одна из самых широких сетей корсчетов в ведущих банках других стран. Примерно в 46 странах мира у нас открыты корсчета в местных валютах. В том числе во всех валютах стран бывшего СНГ, китайских юанях, индийских рупиях, израильских шекелях и т.д. Экономика расчетов через корсчета строится по такому принципу – чем больше у банка по корсчету проходит транзакций и чем больше их объем, тем меньше комиссионных он платит. Поэтому другим банкам выгоднее работать через нас. Этот процесс консолидации расчетов через корсчета банк «Хрещатик» начал еще много лет назад. Мы предложили коллегам объединиться и платить меньше. Сейчас через наши корсчета по всему миру работают 113 украинских банков.

– Это в основном мелкие банки?

– И мелкие, и крупные. Недавно, например, американский Citi Bank закрыл корсчета многим украинским банкам, поэтому сейчас они работают через наши корсчета.

Алексей Комаха

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *