Миндоходов обвинили в попытке узаконить практику признания договоров факторинга ничтожными

Документ не снимает возможность контролирующих органов признавать договоры уступки права требования ничтожными.

Считаем, что это нужно налоговой для подкрепления нормативным актом своей позиции в судах, которые признают вышеуказанные действия налоговиков неправомерными, отмечает Генеральный директор УКБС Г. Олифер.

Обобщающая налоговая консультация Миндоходов относительно налогообложения налогом на прибыль операций по уступке права требования (факторинга) не предоставила детальных разъяснений относительно налогообложения операций факторинга и цессии и критериев их разграничения. Поэтому документ более похож на попытку узаконить пагубную практику контролирующих органов о признании договоров по уступке права требования ничтожными, отмечают эксперты Ассоциации «Украинский Кредитно — Банковский Союз», проанализировав приказ Миндоходов от 22.11.2013 № 697.

По мнению экспертов УКБС, важно, что в налоговой консультации уже различаются понятия уступки требований (классическая цессия) и факторинга. Однако, вопрос неоднозначного толкования налоговым ведомством указанных терминов с принятием консультации не снят, ведь в документе отсутствует их определение и четкое разграничение. Повторяя преимущественно соответствующие нормы ГК и НК, консультация содержит только поверхностное описание критериев, по которым следует отличать возмездное уступки права требования (цессию) как обычный сделки по замене стороны в обязательстве от факторинга, как финансовой услуги, поскольку последний является финансированием под уступку права денежного требования.

Миндоходов так и не даны ответы на вопросы, является ли основным признаком факторинга плата за предоставление финансирования (уплату денежных средств) и будет ли считаться такой платой «дисконт», то есть разница между «номиналом» права требования, уступаемого и фактической суммой денежных средств, которые получает первоначальный кредитор.

Также эксперты УКБС отмечают, что консультация однозначно не указывает, что соответствующие нормы п. 153.5 ст. 153 НК, определяющие налогообложение операций по уступке обязательств, применяются как к операциям по уступке права требования, так и к операциям факторинга.

Следовательно, независимо от названия договора (уступка права требования, факторинговый договор, купля-продажа и т.д.) , как только пройдет уступка активов не по балансовой стоимости, а с дисконтом, договор, если он был подписан кредитором не из финансовой компанией, видом деятельности которого является факторинг, может быть признан недействительным по основаниям несоответствия требованиям ГК. Следствием таких действий налоговиков (в частности, признание договоров уступки права требования ничтожными в актах проверки), опять же будет обязательство кредитора исключить из состава затрат сумму задолженности, право на взыскание которой было предметом такого договора.

УКБС отмечает, что банки Украины, кроме собственно «очищения балансов от токсичных активов» , где выступают как первоначальные кредиторы или клиенты, также могут осуществлять операции по факторингу, как одного из видов кредитных операций (согласно ст. 49 ЗУ «О банках и банковской деятельности»), где выступают уже в качестве фактора, осуществляя финансирование клиентов под уступку в пользу банков права требования.

Конвенция УНИДРУА о международном факторинге, к которой Украина присоединилась в 2006 г., предусматривает осуществление фактором, помимо собственно финансирования клиента (включая предоставление займа и осуществления авансовых платежей), также ведение учета по дебиторской задолженности клиента и предъявления к оплате дебиторских задолженностей. В связи с чем, не менее важным является получение консультации Миндоходов относительно налогообложения дохода банка как фактора при проведении им указанных факторинговых операций.

В УКБС заключают, что несмотря на длительный диалог бизнеса, регуляторов финансового рынка и Миндоходов, соответствующие поручения Администрации Президента и Кабмина, а также судебную практику, приказ Миндоходов № 697 не меняет общего фискального подхода налоговой службы к проблемам налогообложения операций по уступке «токсичных активов»и фактически отождествляет понятия факторинга и цессии.

Одновременно Нацкомфинуслуг четко указывает, что операции с финансовыми активами являются финансовой услугой факторинга в случае наличия в таких операциях совокупности всех составляющих, в т.ч. определенных ст. 1077 ГК — финансирование клиента, уступки клиентом денежного требования, получения фактором платы в любой предусмотренным договором способом.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *