Как собирались воровать с помощью Госзембанка

На этой неделе Верховная Рада приняла закон о ликвидации Государственного земельного банка (ГЗБ). Инициатива исходила от Кабинета министров — еще 25 апреля министр Кабмина Остап Семерак назвал Госзембанк коррупционной структурой и призвал ликвидировать его. В рамках антикоррупционной кампании банк, просуществовавший всего год, был ликвидирован.

Справедливости ради стоит отметить, что в громких коррупционных скандалах банк замечен не был. ‘Как может нарушать закон предприятие, которое по сути ни дня не работало?’ — возмущается заместитель предправления Госзембанка Владимир Братчиков. Он по-прежнему уверен, что ГЗБ мог стать эффективным инструментом развития украинского аграрного сектора.

В итоге год работы банка обошелся налогоплательщикам примерно в 3 млн грн — именно такую сумму чистого убытка отразил ГЗБ в отчетности за 2013 год. Основная статья расходов — зарплата персонала, почти 10 млн грн, которую удалось частично компенсировать поступлением процентов по депозитам.

Можно сказать, что на этот раз народ Украины дешево отделался: планы у создателей Госзембанка были наполеоновские.

ЛІГАБізнесІнформ разобралась, от какого коррупционного монстра удалось избавиться стране.

Землю — банку

Двумя проектами нардепов-регионалов Евгения Сигала и Владислава Лукьянова, вынесенными на рассмотрение Верховной Рады в октябре и ноябре прошлого года, предлагалось передать в уставной фонд ГЗБ более 10 млн га госземель сельхозназначения. Для сравнения — у десяти крупнейших агрохолдингов Украины суммарно менее 3 млн га. ‘Банк-монополист получал право сам определять, кому, какую и почем сдавать землю в аренду’, — объясняет президент Украинской аграрной конфедерации Леонид Козаченко. Причем, в отличие от крестьян, учреждение могло заключать сверхдлительные договора аренды — до 49 лет. На каких условиях — остается только догадываться.

‘Создание госмонополии, тем более в условиях коррумпированности госвласти, — рискованный проект, дающий колоссальные возможности для обогащения отдельных людей’, — утверждает генеральный директор Украинского клуба аграрного бизнеса Владимир Лапа.

Более того — проектами Сигала и Лукьянова предлагалось разрешить Госзембанку покупать земли даже во время действия моратория на продажу сельхозземель. Наличие единственного игрока на рынке в течение как минимум двух лет (отмена моратория планировалась на 2016 год) позволяло выкупать участки по заниженной или, наоборот, необоснованно завышенной стоимости.

‘При этом для госструктуры, в отличие от других участников рынка, не устанавливалось никаких ограничений по размеру землевладения’, — уточняет Козаченко. Добиться расторжения аренды с предыдущим пользователем, купить участок по бросовой цене и передать за копейки в аренду ‘нужным людям’ — такой механизм работы для ГЗБ был вполне возможен.

Чей надел?

Вторая проблема — юридический статус земли, перешедшей в собственность банка. ‘Как только государственная земля внесена в уставной фонд банка, с формальной точки зрения она принадлежит уже не государству, а госпредприятию’, — рассказывает глава Украинской аграрной ассоциации Владимир Макар. Предприятие в любой момент может обанкротиться и в счет погашения долга передать активы кредиторам. Примеров умышленного банкротства привлекательных госпредприятий в Украине много.

Еще одна опасность — размывание госпакета акций в банке. ‘То, что ГЗБ был на 100% государственным вчера, не значит, что он будет полностью принадлежать государству завтра: в любой момент может быть объявлена допэмиссия акций, которые выкупит частное предприятие’, — говорит Макар. В качестве примера он приводит печально известные случаи ‘вымывания’ государства из ХлебИнвестБуда и Хлеба Украины.

Конфликт интересов

Уникальность созданного в Украине Госзембанка — в многообразии его функций. Глава правления Transparency International Украина Андрей Марусов уточняет, что предложенная модель ГЗБ включала зоны ответственности трех различных организаций: органа управления государственной землей, банка и частного игрока рынка земли.

‘Международный опыт показывает, что функции управления землей и кредитования аграриев всегда разделяются’, — утверждает Марусов. Соединение этих функций неизбежно приведет к конфликту интересов.

‘Банк мог выдавать кредит с целью потом взыскать в качестве погашения землю у частных владельцев’, — приводит пример Владимир Лапа. Андрей Марусов видит обратную сторону конфликта: когда банковский департамент, напротив, заинтересован в погашении кредита и получении прибыли, а другое подразделение ориентируется на увеличение земельного банка.

Справиться с этими противоречиями было бы крайне трудно, если вообще возможно, считает заместитель руководителя проекта USAID Агроинвест Александр Калиберда. Он указывает, что попытка доверить одной структуре и коммерческую деятельность (как банку), и полномочия управлять землями сельхозназначения, которые находятся в госсобственности, и реализацию госпрограмм (как проводника аграрной политики государства), — весьма опрометчивый шаг, поскольку их цели зачастую противоположны. Эксперт обращает внимание, что все функции, делегируемые ГЗБ, уже есть у других госведомств, так что получалось простое дублирование.

Рейдер в овечьей шкуре

Владимир Макар называет еще две потенциально коррупционные схемы. Во-первых, право выкупа любой земли можно было использовать как инструмент давления на ‘неугодные’ агрохозяйства. ‘Например, Госзембанк выкупает несколько наделов посреди поля и просто запрещает арендатору крупного участка проезд и их любое другое использование’, — рассказывает Макар. Арендатор не может эффективно обрабатывать свою землю из-за этого запрета и вынужден или договариваться с монополистом, или отказывать от аренды поля.

Во-вторых, ГЗБ сам решал, кому и под какие проценты давать льготные кредиты. Формальные требования можно было обойти, и заинтересованные люди могли получить ссуду под символические проценты практически без залога или же за откат или другую благодарность. ‘Не исключена и схема, когда предприятие получало кредит, допустим, под 12% годовых, после чего просто помещало средства на депозит в другой банк под 22-25%’, — объясняет Владимир Макар. Конечно, какие-то механизмы контроля использования средств формально бы существовали, но их эффективность в условиях тотальной коррупции вызывает обоснованные сомнения.

Раньше все эти аргументы, приводимые аграрными объединениями и представителями международных организаций, оставались без внимания. Пребывавшая у власти Партия регионов старательно продавливала принятие законов о Госзембанке, однако все равно не смогла собрать необходимое количество голосов. ‘Сейчас эта опасность миновала, учреждение ликвидировали раньше, чем оно полноценно начало свою работу’, — резюмирует Козаченко из Украинской аграрной конфедерации.

Мнение другой стороны

Владимир Братчиков, заместитель главы правления Государственного земельного банка Украины

Главным образом нас обвиняли те, кто не дал себе труд разобраться в специфике работы нашего банка и не понимает принципов, на которых мы выстраивали свою структуру. Банк как раз и создавался для прозрачного и честного управления государственной землей Украины, для ликвидации коррупции в земельной сфере.

Ликвидация нашего учреждения выгодна и интересна некоторым международным организациям — тому же Мировому банку. Они изначально были против создания ГЗБ, два года боролись с нами и наконец побороли. Их цель понятна: после снятия моратория на продажу земли они получат возможность вкладывать свои деньги, которых очень много, в бесценный и ограниченный ресурс: украинскую землю.

В итоге Украина останется без земли, а вложенные деньги вернутся к западным финансистам: ведь они же будут нам продавать машины, технику. Существование Госзембанка было невыгодно и ряду наших депутатов-латифундистов. Они боялись, что появление единого оператора вскроет их незаконные схемы, пресечет возможность пользования землей без уплаты всех налогов и сборов.

Практика создания земельных банков уже доказала: в тех странах, где существует такое учреждение, махинации с землей сводятся практически к нулю. Очевидно, это оказалось не в интересах некоторых политиков и чиновников.

Иван Зайцев

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *