Разведданные, доказательства и аргументы, изобличающие Россию

Задача разведки — создавать возможность для действий перед лицом сомнений, чтобы государство могло действовать благоразумно и уверенно, даже если сомнения сохраняются, утверждает The Washington Times экс-директор ЦРУ и АНБ, генерал Майк Хейден, комментируя ситуацию вокруг крушения малайзийского авиалайнера на Восточной Украине.

‘Подобный подход не лишен ошибок (вспоминается случай с иракским оружием массового поражения), но в Сирии и Ираке мы, возможно, наблюдаем дорогостоящие последствия альтернативного подхода’, — говорится в статье.

Что же касается случая с малайзийским лайнером, ‘я готов поклясться, что доказательства почти непреодолимые, поскольку для установление истины задействованы некоторые мощные силы американской разведки’, заявляет Хейден. ‘Хотя я не видел ни клочка секретной информации, позвольте мне предположить, что было на страницах ежедневных рапортов президенту на этой неделе’, — пишет он.

Прежде всего, крушение авиалайнера произошло ‘не в вакууме’, указывает автор. ‘Мы все хорошо знакомы с тем, как президент Путин захватил Крым, срежиссировал мощные демонстрации военной силы вдоль восточной границы Украины и поддерживает украинских сепаратистов’, — пишет генерал.

В конце июня Киев показал, что в силах отвоевывать территории у сепаратистов. ‘Россия — возможно, лично Путин — приняла роковое решение поддержать сепаратистов тяжелой техникой, в том числе довольно современными ПВО SA-11/17 (‘Бук’)’, — говорится в статье.

По мнению Хейдена, этот шаг не мог пройти незамеченным: ‘Бук’ — это установка крупной величины, которая использует уникальные радиосигналы.

Спутники-шпионы собирали бы электронную информацию, чтобы засечь радар, другие спутники получили бы задание на съемку этого района.

‘Разведка, ведающая связью, могла установить, что говорилось о местах, где базировались ракетные установки, кто управлял установками — сепаратисты или российские военные, были ли они связаны с колоссальной российской системой раннего предупреждения и кто в итоге был уполномочен проводить пуски. Была бы также попытка выяснить, обучали ли сепаратистов работе с ‘Буком’ в России. Даже если сообщения были дисциплинированными и шифрованными, их структура — кто говорил, с кем и когда — прояснила бы ситуацию’, — пишет бывший глава ЦРУ и АНБ.

И наконец, ветвь разведки, которая занимается ‘замерами и характерными чертами’, по терминологии автора, наверняка засекла бы жар от взрыва лайнера и, возможно, тепловой след самой ракеты.

‘Короче говоря, мы знаем, что случилось. Эти доказательства уже поступили. В реальности вопрос таков: мы что-то предпримем в этой связи, кроме как ругать Путина за ситуацию с доступом на место преступления?’

‘Если мы не желаем, чтобы на нас вновь обрушилось то же самое, Владимир Владимирович должен понять, что у таких действий есть реальные и дорогостоящие политические последствия. Доказательства, необходимые для того, чтобы принять меры на этой основе, уже у нас на руках’, — заключает автор.

The Washington Times

Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid