Раненых боевиков массово свозят на лечение в Россию — FT

Террористы, лечащиеся в Ростовской области, обещают стать донецкой ‘Аль-Каидой’ в случае победы украинских войск.

Раненых в Донбассе террористов массово свозят в больницы российского города Донецк Ростовской области, где их лечат, пишет The Financial Times. ‘Повстанец по прозвищу ‘Колыван’ попал под массированный минометный обстрел и теперь лежит в провинциальной больнице в российском городе Донецке, менее чем в пяти километрах от украинской границы’, — говорится в статье.

Если первые несколько месяцев войны были отмечены потоком российских ‘добровольцев’, проникавших через границу, то теперь поток идет в двух направлениях, когда десятки раненых повстанцев перевозят назад в Россию для оказания срочной медицинской помощи, отмечает издание.

‘Хотя к борьбе сепаратистов в восточной Украине присоединилось много так называемых российских добровольцев, в том числе профессиональных боевиков из Чечни и Осетии, в большинстве своем ряды повстанцев составляют местные жители с незначительным военным опытом’, — пишет газета.

‘Во второй половине дня в воскресенье к больнице прибыло два автобуса и микроавтобус с 40 ранеными повстанцами, — говорится в статье. — Десятки представителей российского МЧС и работники больницы вместе с врачами повстанцев распределяли раненых, оставляя у себя самых тяжелых и пересаживая более здоровых в машины скорой помощи, направляющиеся в более крупные больницы в Ростовской области’.

К этой группе примешались и полдюжины представителей российской пограничной службы, отмечает издание. Пограничники допрашивали пациентов, задавая им вопросы — как, где и когда те получили ранения. ‘Несмотря на ранения, большинство боевиков утверждают, что они не сожалеют о том, что присоединились к силам сепаратистов’, — говорится в статье. Повстанец Алексей по кличке ‘Казак’ и другие предупреждают, что даже если Киев возьмет Луганск и Донецк, то он будет иметь дело с многолетней партизанской войной в регионе. ‘Тогда мы действительно станем настоящими террористами — как ‘Аль-Каида’, — говорит Казак.