РФ: Куда уходят банки

Год назад ЦБ начал радикально оздоравливать банковскую систему через вывод с рынка сомнительных и неустойчивых игроков. За это время лицензий лишились более 80 организаций.

Досталось всем: крупным и мелким, игрокам с госучастием и иностранным капиталом, вкладчикам и заемщикам, фонду страхования вкладов, сократившемуся более чем вдвое. ‘Ъ’ подвел первые итоги этого процесса.

30 сентября 2013 года начался новый этап жизни российского банковского рынка — расчистка Центробанком сектора от сомнительных и неустойчивых игроков. Формально об этом, конечно же, не объявлялось, да и сам регулятор ведет отсчет с несколько иной даты (см. интервью на этой странице). Однако для банкиров именно отзыв лицензии у банка ‘Пушкино’ 30 сентября 2013 года с 23,5 млрд руб. средств граждан стал поворотным моментом. Ранее банки такой социальной значимости с рынка не выводились, а фонд страхования вкладов не ‘худел’ сразу на 10%: на тот момент в нем было 238,7 млрд руб., выплаты вкладчикам превысили 20 млрд руб. Окончательно убедиться в том, что идет целенаправленная расчистка рынка, банкиры смогли еще до нового года — после отзыва лицензии сначала у Мастер-банка (почти 50 млрд руб. средств населения), а потом в один день у Инвестбанка (почти 40 млрд руб. средств граждан), ‘Смоленского’ и Банка проектного финансирования (по 15 млрд руб. соответственно).

Нештучный вопрос

Всего с 30 сентября 2013 года по 30 сентября текущего года лицензии были отозваны у 81 кредитной организации (74 — банки и 7 — небанковские кредитные организации, НКО.) В течение предыдущих 12 месяцев отзывов было почти в четыре раза меньше. Тогда ЦБ забрал 21 лицензию (15 — у банков, 6 — у НКО).

География отзывов также заметно расширилась. Если раньше ‘дочек’ иностранных банков не трогали, то теперь лицензий лишились казахстанский АФ-банк и черногорский Атлас-банк. Увеличился и внутрироссийский охват. Если в течение 12 месяцев до расчистки отзывы лицензий затрагивали четыре федеральных округа (Центральный, Северо-Кавказский, Уральский и Дальневосточный), то теперь к ним прибавились Приволжский, Северо-Западный и Сибирский федеральные округа (на Дальнем Востоке в ходе расчистки отзывов пока не было). Число ‘зачищенных’ от плохих банков и НКО городов заметно выросло: с 8 до 23. Лидируют по числу сомнительных и неустойчивых банков по-прежнему Центральный (52 отзыва в ходе расчистки и 11 годом ранее) и Северо-Кавказский (12 отзывов в ходе расчистки и 8 годом ранее) федеральные округа. В последнем расчистка затронула не только Дагестан (7 отзывов), но и Северную Осетию (3 отзыва), Ингушетию (2 отзыва), Ставропольский край (1 отзыв). Замыкает тройку лидеров Приволжский федеральный круг (6 отзывов). Из городов лидером по числу отзывов остается Москва (42 отзыва против 9 годом ранее).

Остановить расчистку неспособен и административный ресурс. Так, у десяти из лишенных лицензий банков в капитале в том или ином виде присутствовало государство (в лице Росимущества, а также республиканских, городских и областных фондов по управлению имуществом). Правда, в подавляющем большинстве случаев доля государства была миноритарной. В предыдущем периоде лицензий лишились лишь два банка с госучастием.

Денежный аспект

Всего в ходе расчистки активы банков уменьшились более чем на 620 млрд руб. (для подсчета использованы данные рейтинга банков ‘Интерфакс’), или чуть более 1% от всех активов банковской системы (более 60 трлн руб., по данным ЦБ). Вкладов в ‘зачищенных’ банках было почти на 351 млрд руб. Впрочем, учитывая, что страхуются они не полностью (в пределах 700 тыс. руб.), по данным АСВ, объем выплат (за исключением последних семи отзывов, по которым они еще не начались) составил 260 млрд руб. Фонд страхования вкладов, ежеквартально пополняемый новыми взносами банков, на 30 сентября 2014 года составлял уже всего 100,5 млрд руб. Его чистое сокращение (с учетом пополнения) за время расчистки составило 57%.

До расчистки порядок цифр был принципиально иным. В предшествующие 12 месяцев отзыв лицензий у 15 банков сократил активы банковской системы всего на 25,5 млрд руб., вкладов в них было на 15 млрд руб., а объем страховых выплат АСВ составил всего 7,7 млрд руб. Таким образом, нагрузка на фонд страхования вкладов возросла в 33 раза. Самым крупным страховым случаем в году, предшествующем расчистке, стал отзыв лицензии у банка ‘Экспресс’ со средствами граждан на 5,6 млрд руб. Теперь речь зачастую идет о десятках миллиардов рублей вкладов. Кроме ‘Пушкино’ в тройке лидеров — Мастер-банк (вклады на 47 млрд руб.) и Инвестбанк (38 млрд руб.).

Масштабы расчистки сильно разнились помесячно. Так, например, после отзыва лицензии у ‘Пушкино’ регулятор не стал шокировать рынок: в октябре лицензий лишились пять игроков с общей суммой вкладов граждан всего на 9,8 млрд руб. Зато уже в ноябре прошлого года без лицензий остались пять банков с вкладами на 53,6 млрд руб., в декабре — шесть игроков, в которых граждане в совокупности держали почти 76 млрд руб. Январь и февраль 2014 года выдались относительно спокойными. А в марте, несмотря на дестабилизирующее влияние конфликта с Украиной, ЦБ отозвал лицензии у девяти банков (вклады на 38 млрд руб.). К лету активность регулятора снизилась. Зато годовщину расчистки в сентябре он отметил отзывом рекордных десяти лицензий (восемь банков и две НКО) с вкладами на 13,7 млрд руб.

Ответная реакция

В такой ситуации вопрос ‘кто следующий’ стал ключевым в кулуарах банковских конференций, одновременно предполагая защитные меры со стороны банкиров. Судиться за отозванные лицензии с ЦБ они действительно стали чаще. По подсчетам ‘Ъ’, попытки оспаривать отзывы лицензий в ходе расчистки предпринимались в шести случаях (Стройиндбанк, Мастер-банк, Банк развития бизнеса, ‘Совинком’, ‘Западный’ и Атлас-банк). По трем истцам было отказано, еще три продолжают рассматриваться в судах. Акционеры московского Стройиндбанка дошли в своей борьбе вплоть до Верховного суда. В некоторых банках предпринимались попытки оспаривать еще и банкротство (‘Пушкино’, Мастер-банк, ‘Смоленский’), но безуспешно. В году, предшествующем расчистке, банкиры были менее активны в спорах с регулятором. Две попытки — в банке ‘Экспресс’ и МГМБ — были ими проиграны.

А вот явного увеличения изобретательности банкиров в схемах вывода активов пока незаметно. По крайней мере судя по публикуемым с недавних пор на сайте регулятора сообщениям об обращении в правоохранительные органы по фактам уголовно наказуемых деяний. Всего ЦБ сообщил об 11 таких обращениях со злоупотреблениями на общую сумму 45 млрд руб.

Но схемы традиционны. Так, в Стройкредитбанке для вывода активов использовались паевые схемы. Большинство банков традиционно кредитовало компании с сомнительной платежеспособностью, или ‘технические’ компании, переставшие обслуживать кредиты сразу после отзыва лицензии (НБРБ, ‘Местный кредит’, Первый республиканский банк, ‘Кутузовский’ и ‘Фининвест’). Прямо перед отзывом некоторые банки продавали активы, реальные к взысканию, при этом вырученные от продажи средства на счета в банк не поступали (Первый республиканский банк и С-банк). Практиковалось и снятие ликвидного обеспечения (‘Фининвест’). Похоже, вся изобретательность банкиров в ходе расчистки рынка была пущена на работу с вкладчиками. Главное ноу-хау — внесистемный учет вкладов (без отражения на балансе) — практиковали Мастер-банк, ‘Огни Москвы’, ДИГ-банк и ‘Замоскворецкий’. Их клиентам вопрос возврата своих средств приходится решать в суде.

Неявная эффективность

По каким критериям оценивать эффективность расчистки — вопрос. Оценка возвратности средств кредиторов в ходе банкротства банков — дело не одного года, пока речь идет об удовлетворении требований на несколько процентов, да и то не везде. Учитывая более оперативную реакцию регулятора на проблемы банков, теоретически мог бы расти процент случаев ликвидации, а не банкротства, но этого тоже не происходит. Если за год, предшествовавший расчистке, из 21 банка, лишенного лицензий, ликвидации подлежали восемь игроков, или 38%, то из тех 63 зачищенных банков, по которым есть решения судов о банкротстве или ликвидации, последней подверглись всего 15 банков, или 23%.

При этом растут дыры в капитале банков, выявляемые после отзыва лицензий. До расчистки они в основном измерялись сотнями и десятками миллионов рублей, исключениями стали лишь Трансэнергобанк (4,6 млрд руб.) и банк ‘Экспресс’ (11 млрд руб.). Сейчас речь часто идет о миллиардах рублей. По данным ‘Вестника Банка России’, в котором доступна информация о размере отрицательного капитала почти 40 банков, утративших лицензии в ходе расчистки, дыры в капитале от 1 млрд до 10 млрд руб. имеют 15 игроков, от 10 млрд до 15 млрд руб.— 6 игроков, включая Инвестбанк с дырой свыше 30 млрд руб.

В такой ситуации надежда — на дисциплинирующий эффект уголовного преследования. По данным АСВ, всего по банкам, лишенным лицензий в ходе расчистки, АСВ направлено 35 заявлений в правоохранительные органы, собственные заявления направляет и ЦБ. По результатам их рассмотрения возбуждено 16 уголовных дел. В ходе расследования в качестве обвиняемых (подозреваемых) привлечены лица, контролировавшие деятельность семи банков. За 12 месяцев, предшествующих расчистке, в правоохранительные органы было направлено 17 заявлений. Возбуждено семь уголовных дел, привлечены лица, контролировавшие деятельность трех кредитных организаций.

Впрочем, сам ЦБ оценивает эффективность расчистки по иным критериям: спокойствие вкладчиков и достаточность фонда страхования вкладов. И то и другое пока в норме. К тому же фонд ЦБ всегда может пополнить из собственного кармана. С вкладчиками сложнее. Крупные отзывы лицензий периодически вызывают у них приступы паники (см. интервью), которые пока удавалось купировать. А для особых случаев у ЦБ есть инструмент санации.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *