Адвокатская «монополия»: европейский опыт и перспективы Украины

Юристы рассмотрели актуальный вопрос реформирования адвокатуры

Судебная система Украины сейчас переживает драматический, но в то же время определяющий период развития. Разрабатываются десятки законопроектов, концепций, идей и предложений, направленных на реформирование закостенелого порядка, царившего в стране более 20 лет. Эффективная судебная система, в свою очередь, не может существовать без эффективных смежных институтов, в частности — института адвокатуры.

Одним из самых, если не самым обсуждаемым и критикуемым вопросом концепции реформирования адвокатуры в Украине является вопрос о введении так называемой адвокатской «монополии» на представительство сторон в суде. Иными словами, предлагается допускать к участию в судебных процессах только адвокатов — людей, имеющих соответствующий статус. О том, что же это за предложение, для чего адвокатское сообщество борется за «монополию» на рынке юридических услуг и насколько оправданы опасения «несогласных» пойдет речь далее в материале.

В нашем обществе сложилось стойкое негативное восприятие понятия «монополия» — у обывателей оно вызывает негатив, ассоциируясь с чем-то несправедливым и антиконкурентным. На самом деле, почти во всех странах, куда уже успела добраться цивилизация, в том числе и в Украине, монопольное, т.е. доминирующие положение на определенном рынке не запрещено, запрещено злоупотребление этим монопольным положением.

В контексте реформирования украинской адвокатуры, адвокатская «монополия» на представительство сторон в суде по своей истинной сути предполагает фактическую и юридическую невозможность осуществления вышеуказанной деятельности любым желающим лицом. Вместе с тем, каких-либо ограничений на приобретение статуса адвоката не предусматривается: нужно лишь выполнить предусмотренные законом требования — иметь соответствующий опыт, теоретические и практические знания, успешно сдать квалификационный экзамен и т.д.

Основная задача введения «монополии» — не наделение кого-либо конкурентными преимуществами по отношению к другому, а повышение качества юридических услуг, вывод из теневого и «серого» оборота юристов, не имеющих не столько статуса адвокатов, сколько теоретического и практического опыта, навыков и умений, но в то же время оказывающих юридические услуги на предпринимательской основе. Качество юридических услуг повышается также за счет личной заинтересованности адвоката, поскольку он, в отличии от «предпринимателя», связан довлеющей над ним возможностью быть привлеченным к дисциплинарной ответственности, вплоть до аннулирования свидетельства о праве заниматься адвокатской деятельностью.

Важную роль в этом контексте играет также адвокатская этика, и в частности, институт адвокатской тайны, требования касательно конфликта интересов, работающие как на адвоката, так и на его доверителя. Немаловажно отметить, что введение адвокатской «монополии» будет способствовать, кроме всего прочего, реальному сокращению сроков рассмотрения дел в судах за счет профессионального взаимодействия цепочки судья — адвокат — прокурор (в случае участия последних).

Процесс введения адвокатской «монополии» на представительство сторон в суде начался в Украине уже более двух лет назад — с принятием нового Уголовного процессуального кодекса. В нем было закреплено положение, что лишь адвокат, ведомости о котором имеются в Едином регистре адвокатов Украины, может выступать в качестве защитника в уголовном производстве. То есть, идея введения адвокатской «монополии» не является чем-то новым и уникальным, она лишь предусматривает дальнейшее поступательное развитие системы правосудия в Украине — нормы об исключительном праве адвокатов на представительство в суде должны распространяться не только на уголовное судопроизводство, но и на другие судопроизводства, в первую очередь на гражданское. Ответом на аргумент критиков о том, что не каждый может позволить себе услуги адвоката, должно стать серьезное развитие и применение института бесплатной правовой помощи. Также никуда не девается возможность представлять себя самостоятельно либо через законного представителя.

В контексте введения адвокатской «монополии» некоторые исключения предусматриваются для хозяйственного и административного судопроизводств. Это связано, в первую очередь, с большим значением юридических департаментов предприятий и необходимостью предоставить штатному юрисконсульту возможность, безо всяких разрешений и свидетельств, представлять в хозяйственных и сложных административных делах (например, в налоговых) предприятие, в котором он работает.

То есть, в хозяйственном и административном адвокатская «монополия» обретает такую себе «light version» — разбавленную юрисконсультами.

Стоит также отметить, что в данной категории дел аргумент о том, что не все могут позволить себе услуги адвоката, выдается не таким обоснованным — бизнес, как основной участник, всегда будет в состоянии оплатить услуги адвокатов.

В странах Европы адвокатская «монополия» — привычное явление, сложившееся сотни лет назад. Можно предположить, что рассудительные и расчетливые европейцы не зря приняли подобную практику — это свидетельствует о развитом с правовой точки зрения обществе.

Так, в Германии адвокатская «монополия» закреплена и успешно действует уже более 50 лет — с 1950 года, когда были приняты Гражданский процессуальный кодекс (Zivilprozessordnung) и Уголовный процессуальный кодекс (Strafprozessordnung). По общему правилу, закрепленному в статье 138 Уголовного процессуального кодекса Германии, защитником в уголовном производстве может быть адвокат или, как не удивительно, преподаватель права, успешно сдавший второй государственный экзамен, являющийся основным условием для обретения статуса Volljurist (полноценный юрист), которым, к слову, обладаем и адвокат. Некоторые исключения предусмотрены в зависимости от сложности дела и инстанции — в мелких делах в районных судах (Amtsgericht), по выбору подсудимого и c разрешения суда, защитником может быть назначено и другое лицо — но лишь как «вспомогательное звено» в тандеме с полноценным защитником.

Гражданское судопроизводство Германии также предусматривает адвокатскую «монополию» — по общему правилу, закрепленному в статье 78 Гражданского процессуального кодекса, в судах земель (Landgericht) и высших судах земель (Oberlandesgericht) стороны обязательно должны пользоваться услугами адвокатов, единственное исключение сделано для юридических лиц публичного права — они могут быть представлены своими штатными сотрудниками, успешно сдавшими пресловутый второй государственный экзамен. Для мелких дел, рассматриваемых в районных судах также предусмотрено исключение — стороны могут представлять себя самостоятельно либо с помощью лиц, перечень которых предусмотрен статьей 79 Гражданского процессуального кодекса.

В Верховный Суд по гражданским делам (Bundesgerichtshof) допускаются только адвокаты со специальной лицензией. Особенность этой «касты» адвокатов состоит в том, что они не могут «опускаться» и практиковать в судах, статусом ниже федерального. Их около 40 на всю страну и все они работают в городе Карлсруэ.

Что касается административного судопроизводства в Германии, то это, пожалуй, единственное из судопроизводств, сторона которого не обязана быть представленной адвокатом — в статье 67 Кодекса административного судопроизводства (Verwaltungsgerichtsordnung) закреплен исчерпывающий перечень лиц, которые могут быть представителями сторон.

Схожая с немецкой картина присуща Австрии — в статье 62 Уголовного кодекса недвусмысленно закреплено, что защитником в уголовном судопроизводстве может быть лишь адвокат. Только в исключительных случаях с разрешения суда защитником может быть лицо, не являющееся адвокатом, но в то же время успешно сдавшее второй государственный экзамен.

Что касается гражданского судопроизводства, то, в соответствии со статьями 27 и 29 Гражданского процессуального кодекса, стороны обязаны использовать услуги адвокатов в следующих категориях дел:

— дела, исковые требования в которых превышают 5000 евро;

— дела, рассматриваемые высшими инстанциями;

— дела, рассматриваемые в населенных пунктах, в которых практикуют минимум два адвоката;

— дела о разводах, прекращении или признании недействительным брака, а также дела об оспаривании факта заключения брака и т.д.

Во Франции также имеет место адвокатская «монополия» — даже в более ярко выраженном варианте, нежели в Германии и Австрии — возможности неадвоката представлять стороны в суде крайне малы, и ограничиваются лишь первой инстанцией хозяйственного суда.

В Англии, как известно, на протяжении многих лет существует традиционное разделение адвокатов на барристеров и солиситоров. Традиционно было принято, что первые имели право представлять своих клиентов во всех судах Англии и Уэльса, включая Высокий суд (High Court of Justice of England and Wales), Верховный суд (Supreme Court) и Апелляционный комитет Палаты лордов, вторые же традиционно занимались только общением с клиентами и подготовкой материалов для суда. Сейчас же, с принятием в 1990 году Закона о судах и юридических услугах и в 2007 году Закона о юридических услугах, разница между барристерами и солиситорами прилично размылась — солиситоры получили право представлять клиентов во всех судах, так как они вошли в перечень лиц, которые имеют право выступать в суде (right of audience), барристеры же, в свою очередь, получили право принимать инструкции от клиентов, без посредничества солиситоров. Но несмотря на законодательные изменения, барристеры традиционно продолжают представлять интересы клиентов в судах высшей инстанции, в то время как солиситоры занимаются подготовкой документов, сбором улик и представляют клиентов в магистратских судах и судах графств.

Нормы касательно исключительного права адвокатов представлять интересы сторон если не во всех, то по крайней мере в большинстве категорий дел, закреплен в законодательствах еще целого ряда прогрессивных стран — Испании, Италии, Дании и т.д.

Одним словом, не нужно пугаться адвокатской «монополии», нас же не пугает «монополия» врачей на оказание медицинской помощи или «монополия» водителей с водительским удостоверением на рынке частного извоза.

Адвокат и частнопрактикующий юрист — представители одной профессии, но здравый смысл и международный опыт говорят о том, что наиболее оптимальным представляется объединение всех практикующих юристов именно вокруг адвокатуры, поскольку адвокатуру объединяет не подготовка процессуальных документов и консультирование граждан, а профессиональная этика, независимость, профессионализм.

И как тут не процитировать российского юриста Виктора Буробина: «Не нужно страшиться «адвокатской монополии». Это будет наша с Вами монополия — монополия юристов для защиты гражданского общества, монополия профессионалов против «приготовишек», монополия Права против хаоса».

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid