Forbes составил рейтинг российских олигархов, подвергшихся уголовному преследованию

Журнал Forbes опубликовал в июльском номере новый рейтинг ‘Тюрьма и бизнес’: в него вошли 15 российских предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию.

Он составлен по двум показателям – размер состояния и уровень ограничения свободы. Среди оказавшихся в списке – друг советника Путина, подвергшийся опале олигарх из 90-х и владелец крупнейшего в Восточной Европе производителя трансформаторов.

Случай, не имевший аналогов

В декабре прошлого года, выступая перед Федеральным собранием, Владимир Путин привел удручающую статистику: 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. ‘То есть их попрессовали, обобрали и отпустили’, – заключил президент.

Журнал Forbes исследовал способы давления на участников списка самых богатых бизнесменов страны с помощью Уголовного кодекса. Статистика по уголовному преследованию вписывается в общероссийскую тенденцию: мошенничество – самая популярная статья. Из 64 случаев предъявления обвинения на нее приходятся двенадцать. Девять – по ст. 160 и столько же – по ст. 174 (легализация средств, приобретенных преступным путем), пять – по ст. 199 (уклонение организации от уплаты налогов), четыре – по ст. 198 (уклонение физлица от уплаты налогов).

Аналитики издания подсчитали, что среди бизнесменов рекордсменами по количеству статей, по которым были предъявлены обвинения, стали бывшие владельцы ЮКОСа Михаил Ходорковский (состояние в 2014 году – $15,2 млрд) и Платон Лебедев ($1,8 млрд), однако они остались вне рейтинга ‘Тюрьма и бизнес’ как случай, не имевший аналогов в российском правосудии.

Топ-15 предпринимателей, подвергшихся уголовному преследованию

1 место – частный инвестор и экс-владелец ‘Моего банка’ Глеб Фетисов (состояние – $1,2 млрд)

Бизнесмен был арестован весной 2014-го в рамках дела о банкротстве кредитного учреждения, вкладчиками которого были высокопоставленные люди. Год спустя он расплатился с кредиторами, а летом был отпущен под домашний арест. Тогда же за него поручились режиссер Никита Михалков и советник президента Сергей Глазьев, после чего он оказался на свободе.

2 место – владелец АФК ‘Система’ Владимир Евтушенков (состояние – $2,4 млрд)

Миллиардера обвинили в незаконной легализации имущества при покупке акций ‘Башнефти’ и башкирского ТЭК осенью 2014 г. Впоследствии Арбитражный суд Москвы по иску Генпрокуратуры признал, что приватизация последнего прошла с нарушениями, и обязал ‘Систему’ передать акции ТЭК государству. Евтушенков подчинился, и несколько дней спустя оказался на свободе. Обвинения были сняты за отсутствием состава преступления.

3 место – бывший владелец ‘Медиа-Моста’ Владимир Гусинский (состояние к моменту преследования – $300 млн)

Уголовное преследование в отношении него ведется еще с июня 2000 года. Forbes отмечает, что предприниматель стал первым из представителей российского крупного бизнеса, испытавших на себе, что такое ‘опальный олигарх’.

4 место – член Совета Федерации, совладелец ‘Уралкалия’ Сулейман Керимов (состояние – $1,6 млрд)

‘Калийная война’ между ‘Уралкалием’ и ‘Беларуськалием’ началась летом 2013-ого. Гендиректор первой компании Владислав Баумгертнер заявил, что отказывается от совместных с белорусским пердприятием экспортных поставок. В тот же день акции производителей калия упали. Баумгертнера пригласили в Минск, где он был задержан. Там его обвинили в нанесении ущерба в $100 млн, а против его бизнес-партнера – Керимова – возбудили дело.

5 место – председатель совета директоров SPI Group Юрий Шефлер (состояние – $1,9 млрд)

В 2002 году Шефлера обвинили в присвоении советских алкогольных брендов (по ст. 171, 174, 180, 210 и 318) и объявили в розыск. Дело до сих пор не закрыто, однако с него сняты все обвинения, кроме использования принадлежащих России товарных знаков.

6 место – владелец аэропортового комплекса Домодедово Дмитрий Каменщик (состояние – $2,9 млрд)

Вместе с другими топ-менеджерами обвиняется по факту оказания опасных услуг в связи с терактом в аэропорту в 2011 году с 37 жертвами. С февраля он находится под домашним арестом. Генпрокуратура требует от Следственного комитета прекратить уголовное дело.

7 место – основной владелец группы ‘БИН’ Михаил Гуцериев (состояние – $5,9 млрд)

Весной 2007-го его обвинили в неуплате налогов и незаконном предпринимательстве, после чего он уехал в Лондон. Был заочно арестован и объявлен в международных розыск. В 2009 году СКР смягчил уголовное преследование бизнесмена, а уже год спустя закрыл дело.

8 место – основатель металлургического холдинга ‘Макси-групп’ Николай Максимов (состояние – $950 млн)

В 2010 году Максимова заподозрили в выводе активов, после чего задержали и поместили на несколько дней в СИЗО, однако суд выпустил предпринимателя под залог.

9 место – владелец группы ЧТПЗ Андрей Комаров (состояние к моменту преследования – $750 млн)

Как полагает следствие, бизнесмен пытался за $300 000 подкупить директора ФГУП, проверявшего состояние оборудования, хранящегося на случай войны, и обнаружившего, что одна из компаний необоснованно получила из бюджета 1,8 млрд рублей. В феврале этого года дело против Комарова, преследовавшегося с марта 2014-го, было прекращено.

10 место – основатель группы ‘СОК’ Юрий Качмазов (состояние к моменту преследования – $1,3 млрд)

В 2011 году был объявлен в розыск и заочно арестован. Много лет фактически контролировал ‘АвтоВАЗ’, но позже ‘не смог найти общий язык с усиливавшей влияние госкорпорацией ‘Ростех’. Правоохранители обвинили ‘СОК’ в преднамеренном банкротстве завода ‘ИжАвто’, а бизнесмен был вынужден покинуть страну.

11 место – частный инвестор Андрей Бородин (состояние – $800 млн)

Возглавлял ‘Банк Москвы’, в 2010 году был обвинен в мошенничестве с бюджетным средствами на 12,8 млрд рублей и объявлен в международный розыск. Тогда же продал принадлежащий ему пакет акций кредитной организации. В 2013-ом получил политубежище в Великобритании. Год спустя Бородину предъявили еще одно обвинение – в хищении на 6,7 млрд рублей.

12 место – экс-владелец ‘Тольяттиазота’ Владимир Махлай (состояние к моменту преследования – $700 млн)

Замешан в махинациях с акциями компании: в 2005 году году они были проданы подконтрольной ‘Ренове’ Synttech Group, вскоре начались обыски. В 2008 году последняя продала минотарную долю ‘Уралхиму’. Спустя пять лет минотарий обвинил Махлая и его менеджмент в мошенничестве, были возбуждены уголовные дела.

13 место – председатель совета директоров инвестиционной компании ASG Алексей Семин (состояние – $550 млн)

В прошлом году из-за пожара, возникшего в казанском ТЦ ‘Адмирал’ и унесшего жизни 17 человек, его обвинили в нарушениях полномочий и требований безопасности. В рамках расследования дела был объявлен в розыск, а на имущество ASG, включающее более 400 объектов недвижимости и земельных участков, наложили арест. В настоящее время преследование Семина прекращено.

14 место – бывший член Совета Федерации Андрей Вавилов (состояние к моменту преследования – $470 млн)

В отношении бизнесмена в 1997 году было возбуждено дело о хищении $231 млн из госбюджета якобы для производства самолетов. В 2000-ом его прекратили, а шесть лет спустя возобновили. Через год Верховный суд признал, что в действиях бизнесмена имелись признаки мошенничества и злоупотребления полномочиями, но в 2008 году дело закрыли за истечением срока давности.

15 место – частный инвестор Константин Григорошин (состояние – $950 млн)

Григорошин владеет 75% акций крупнейшего в Восточной Европе производителя трансформаторов ‘Запорожтрансформатор’. Дело в отношении предпринимателя было возбуждено этой весной. По версии следствия, миллиардер не уплатил в 2009–2010 годах налоги на 657 млн рублей. В конце апреля попросил предоставить ему украинское гражданство.

Проблема врачевания

Уголовное преследование стало популярным способом решения экономических споров между бизнесом и властью, когда вместо того, чтобы идти в арбитраж, открывают УК, отмечает Forbes. Проблема же заключается в том, что с беспределом пытаются бороться терапевтическими методами: либерализацией статей, которые часто используется для давления на предпринимателей, назначением омбудсменов, тогда как в основе практики незаконного давления на бизнес лежит ‘в первую очередь отсутствие независимой судебной системы, которая способна пресекать злоупотребление властью’.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *