Ощадбанк теряет госгарантии

Ощадбанк теряет свое основное конкурентное преимущество – стопроцентные госгарантии государства по всем вкладам физлиц.

Чиновники из Фонда гарантирования и НБУ говорят об этом, почти как о свершившемся факте. Определенности нет только в дате. Но, скорее всего, Ощад станет участником Фонда гарантирования вкладов уже в 2018 году.

Споры из-за особого положения Ощада ведутся давно. Участники рынка считали несправедливым, что госбанк имел абсолютные гарантии государства по любому депозиту, в любой ситуации, что бы с ним не случилось.

Ситуацию обострила национализация Привата и специально принятый под нее закон о гарантиях правительства для банков со стопроцентным участием государства. Парламент принял его 20 декабря. Правда, за минувшие с тех пор полтора месяца президент так и не поставил под документом свою подпись.

Закон модифицирует «ощадовскую» 57 статью Закона о банках и банковской деятельности. Теперь стопроцентную госгарантию должны получить два других госбанка – Приват и Укрэксимбанк (в Укргазбанке государство владеет только долей в 94,94%, он под закон не попал). Но для них работает серьезная оговорка: государство гарантирует только вклады свыше 200 тысяч гривен. Все, что меньше, как и прежде, — находится в ведении Фонда гарантирования. То есть даже после принятия закона Ощадбанк остался единственным исключением из правил, получив, как минимум год отсрочки. Не самый плохой исход.

Такая ситуация не устраивает ФГВФЛ, которому остро не хватает денег на выплаты вкладчикам банков-банкротов. Фонд вынужден влазить в долги и одалживать деньги у правительства под проценты. Банки-участники ФГВФЛ платят регулярные взносы, но, учитывая масштабы «банкопада», эти деньги — лишь капля в море. Ощадбанк же таких взносов вообще никогда не платил.

«В среднем от банков мы получаем от 3,2 до 3,5 млрд гривен в год. При этом большая часть этих денег – 2,4 мрлд – уходит на уплату процентов по нашим долгам. Мы ожидаем, что Ощадбанк тоже начнет платить взносы – примерно с середины 2018 года. Мы за это долго боролись. Есть мировая практика: все банки на рынке должны быть участниками системы гарантирования вкладов» — говорит директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов Константин Ворушилин.

Его заместитель Андрей Оленчик полагает, что это произойдет еще быстрее: 1 января следующего года. По его словам, большую ясность в дело внесет обновленный меморандум Украины с МВФ. Но политическое решение по присоединению Ощада, по информации Оленчика, уже есть.

Недоволен таким преимуществом Ощада и его фактический конкурент – ПриватБанк. «Исключения для Ощадбанка не выглядели справедливыми никогда. А сегодня они выглядят еще менее справедливыми, чем когда-либо» — считают в Привате.

Аргументы Ощадбанка

В Ощадбанке не отрицают, что его переход на общие правила – вопрос времени. Но полагают, что это произойдет лишь после вхождения в капитал банка нового инвестора.

«Вопрос отмены госгарантии рассматривается исключительно в контексте частичной приватизации банка. В Меморандуме с МВФ, как и в Стратегии развития госбанков, принятой Минфином, в горизонте двух лет закреплена приватизация 20% акций двух системообразующих госбанков – Ощадбанка и Укрэксимбанка. Дедлайн – в первом полугодии 2018 года. Присоединение банка к ФГВФЛ возможно только со сменой госстатуса на статус акционерного общества с совместным участием государства (80% акций) и МФО (20%)» – говорят в пресс-службе Ощада.

Сначала приватизация, потом – членство в Фонде. Формула Ощадбанка выглядит примерно так. Международная финансовая организация, о которой упоминают в банке – это ЕБРР, с которым Ощад в конце прошлого года подписал соответствующий меморандум. Полная продажа банка намечена на 2022 год.

Формальное препятствие для этого – перечень объектов госсобственности, которые не подлежат приватизации. Ощад и Укрэксим оттуда могут исключить только народные депутаты. В Раде этот вопрос пока даже не поднимался.

В запасе у Ощадбанка есть еще одно возражение. Касается оно самого Фонда гарантирования.

«Мы готовы к обсуждению темы перехода в систему гарантирования вкладов при условии понятной и прозрачной программы реформирования ФГВФЛ и повышения уровня гарантированной суммы вкладов» — подчеркивают в пресс-службе Ощада. На просьбу «Минфина» уточнить, что именно не устраивает Ощадбанк в действующем формате работы Фонда, в пресс-службе отвечать отказались.

Решающая сумма

Нетерпение Фонда и недовольство Ощадбанка в принципе понятно: по закону о Системе гарантирования вкладов, каждый новый ее участник должен уплатить первый взнос в размере 1% от уставного капитала банка.

В случае с Ощадом сумма будет немалой. По данным НБУ, на 1 января 2017 года уставный капитал Ощада составлял 34,856 млрд. То есть Ощадбанку на тот момент пришлось бы заплатить в Фонд гарантирования 348,568 млн гривен. 1 февраля Кабмин принял решение докапитализировать Ощадбанк еще на 3,5 млрд гривен.

«Сейчас мы разрабатываем с Фондом гарантирования план действий, потому что Ощадбанк должен будет стать его членом и уплатить первый взнос. Это процент от уставного капитала. В случае с Ощадом — это нестандартный случай, взнос будет очень большим, поэтому скорее всего речь пойдет о рассрочке. А дальше уже банк будет вносить в Фонд платежи на тех же основаниях, что и все остальные банки» — говорит замглавы НБУ Катерина Рожкова.

Даже примерную сумму ежеквартальных отчислений, которую Ощадбанк мог бы платить в Фонд, вычислить довольно сложно. Она рассчитывается по сложной формуле с учетом гривневых и валютных остатков на депозитных счетах физлиц и физлиц-предпринимателей (текущие счета и средства до востребования не учитываются). Результат по каждой группе взвешивается на определенный коэффициент риска, который рассчитывается исходя из отклонения процентных ставок в банке от среднерыночного уровня.

Для примера, ПриватБанк за весь прошлый год заплатил Фонду гарантирования 1,467 млрд гривен (это данные пресс-службы банка). Только в четвертом квартале взнос Привата, который в два раза превосходит Ощад по объемы депозитов физлиц (не учитывая счетов «до востребования»), составил 386 миллионов.

В Фонде гарантирования говорят, что открытых данных по отчетности банка для нужных вычислений недостаточно. Вероятно, речь идет об отсутствии информации о счетах ФОПов. В публичной отчетности банков, которую публикует НБУ, они отдельно не обозначены.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *