Крах системы: почему украинской системе пенсионного страхования до банкротства осталось несколько лет

Всеобщая забастовка во Франции, многотысячные демонстрации в Италии, уличные беспорядки в Греции — при внешней несхожести все эти события имеют общие корни. Первопричина протестов — пенсионная реформа, точнее, увеличение срока выхода на пенсию. Французы поставлены перед фактом повышения пенсионного возраста на два года; в Италии он будет постепенно — с 2015 до 2050-го — увеличен на три года; греки смогут уйти на пенсию не в 60 лет, а только в 65; пенсии по возрасту в Греции уменьшаются примерно на 7%.
Аналогичные реформы — с увеличением трудового стажа и ограничением пенсионных выплат — за последние 20 лет провели практически все развитые страны. Если в 1945–1970 гг. (на которые пришелся расцвет солидарного страхования) доходы пенсионеров росли, а средний пенсионный возраст в странах ОЭСР сократился с 66 до 62 лет, то в последние полтора -два десятилетия процесс пошел вспять. К примеру, сейчас в большинстве стран Евросоюза работники выходят на пенсию в 65–67 лет, официально утвержденный Брюсселем новый ориентир пенсионного возраста для государств ЕС — 70 лет.
Украина, в которой мужчины выходят на пенсию в 60, а женщины — в 55 лет, неизбежно присоединится к европейскому тренду в ближайшие 2–3 года. Но от краха отечественную пенсионную систему это не спасет.
Солидарная безответственность
Наиболее вероятный первый шаг нашей пенсионной реформы, уже согласованный с МВФ, — повышение в 2011 году пенсионного возраста для женщин до «мужских» 60-ти — на протяжении пяти лет позволит экономить в среднем до 4 млрд грн в год. Еще одна мера, обсуждаемая в правительстве, — ограничение максимального размера пенсионных выплат 10–12 минимальными пенсиями. Определенная логика в этом есть: если во времена СССР самая большая пенсия превышала минимальную примерно в 8 раз, то сейчас — в 60–80. Правда, эффект от этого будет скорее популистским, чем финансовым: таких пенсионеров немного, и введение «потолка» в 7–8 тыс. грн, по данным ПФ, сэкономит фонду лишь 6–7 млн грн в год — ничтожно малую сумму по сравнению с нынешним дефицитом в 60 млрд грн.
Впрочем, у государства есть возможности направить в ПФ куда более существенные суммы. К примеру, отмена ограничения по максимальному платежу в ПФ (сегодня отчисления платятся с суммы, не превышающей 15 прожиточных минимумов), по данным Счетной палаты, может дать Пенсионному фонду около 6 млрд грн ежегодно. Кроме того, в самом фонде подсчитали, что уплата полноразмерных взносов по ставке 35,2% с доходов физлиц-предпринимателей дополнительно даст 5,3 млрд грн в год; отмена льгот для инвалидов может принести еще 2,1 млрд грн; пенсионные платежи упрощенцев — около 1,5 млрд грн.
По отдельности каждый из дополнительных источников проблем фонда не решает, но все вместе они дают почти 20 млрд грн ежегодно. Конечно, реальный эффект будет в 1,5–2 раза меньше, чем рассчитывают в ПФ или Счетной палате: многие предприниматели частники уйдут в тень из-за сложностей с ведением отчетности, большинству обладателей высоких зарплат заменят их бонусами, а упрощенцы станут выплачивать зарплату в конвертах. Но даже 10–15 млрд грн вполне могут свести к нулю дефицит ПФ за считанные годы, причем без всякой финансовой помощи из госбюджета. Правда, такая идиллия будет продолжаться недолго.
В 2010–2016 гг. пенсионного возраста достигнет послевоенное поколение беби-бумеров, и расходы ПФ будут увеличиваться в геометрической прогрессии — даже при условии роста пенсий всего на 4% в год. По расчетам Национального института стратегических исследований, с 2011 по 2016 год пенсионные выплаты вырастут примерно на 20 млрд грн; с 2016 по 2021-й — почти на 50 млрд грн; с 2021 по 2026-й — на 75 млрд грн; с 2026 по 2031-й — почти на 100 млрд грн, достигнув 400 млрд грн в год.
Почти троекратный рост пенсионных расходов — неподъемная ноша для украинской экономики. Простой пример: для того чтобы сохранить хотя бы нынешнее положение дел — с финансированием из бюджета почти 40% пенсионных расходов и выплатой большинству пенсионеров пенсий, не дотягивающих даже до прожиточного минимума, — отечественная экономика ежегодно должна расти на 8–10%.
Демографический крест
Проблемы украинской пенсионной системы принципиально ничем не отличаются от проблем, с которыми столкнулись Франция, Германия, Греция, Италия или США. Все эти страны строили солидарную систему пенсионного страхования — систему «бисмарковского» типа, впервые введенную в Германии в 1889 году. Главная особенность этой системы в том, что работающие оплачивают старость пенсионерам. Но работать такая система может только при условии роста населения.
Появление солидарного страхования в большинстве развитых стран (конец XIX — начало XX века) совпало с первой и второй стадиями демографического перехода — периодом, когда смертность падала, рождаемость росла, а работающее население значительно превышало число пенсионеров. Ставки пенсионных сборов были крайне низки — к примеру, в США при введении солидарной системы в 1935 году пенсионные платежи составляли лишь 3% зарплаты. В таком виде солидарное страхование процветало примерно до конца 1960-х, когда стало ясно, что демографический взрыв остался позади, а население будет только стареть. Интересно, что, по мнению одного из авторов теории демографического перехода Френка Ноутстейна, одной из причин падения рождаемости стала как раз система пенсионного страхования: люди перестали быть кровно заинтересованы в наличии большого количества потомков, помогающих в старости.
На родине солидарной системы, в Германии, в 1900 году граждане в возрасте старше 65 лет составляли лишь 4% населения. В 1930-м число пожилых людей выросло до 5,39%, в 1950-м — до 10,5%, в 2000м пенсионеры составляли уже 16,3% населения, а в 2010-м — четвертую часть всего населения. Сейчас на одного немецкого пенсионера приходится чуть меньше двух работающих. Для сравнения: в нашей стране это соотношение уже примерно 1 к 1,14. А в 2025 году, по прогнозу ООН, число получающих пенсию и уплачивающих пенсионные взносы украинцев сравняется.
Германия уже десять лет последовательно реформирует пенсионное страхование: ограничивая размер пенсий по возрасту, повышая пенсионный возраст (последний раз — в 2007 году) и всячески стимулируя переход к персональному накоплению средств на старость. В Украине над всем этим пока только размышляют.
Печальные перспективы
По большому счету, шанс относительно безболезненного реформирования отечественной пенсионной системы был упущен в начале десятилетия, когда на одного пенсионера приходилось двое работающих, а пенсионные выплаты не превышали 8–9% ВВП.
Как бы это цинично ни звучало, но последние 10–15 лет украинская система пенсионного страхования жила не по средствам: рост пенсий опережал и рост ВВП, и рост зарплат. Пенсии стабильно повышались перед каждыми выборами, после чего прорехи ПФ латались за счет бюджетного финансирования. В итоге к 2010 году пенсионные выплаты в Украине выросли до 18% ВВП — максимальный показатель в Европе. В таком режиме система может просуществовать еще пять-десять лет, после придется повышать отчисления в ПФ, снижать пенсии или объявлять ПФ банкротом.
Эксперты Аналитико-совещательного центра Голубой ленты ПРООН/ЕС по заказу Минтруда подсчитали, что при сохранении нынешней ставки сбора в ПФ к 2025 году средняя пенсия уменьшится с нынешних 40–42% средней зарплаты до 35%. Еще один вариант подразумевает сохранение нынешней пропорции пенсии и средней зарплаты за счет повышения страховых взносов. В этом случае отчисления в ПФ вырастут с 35% фонда оплаты труда до 40% в 2025-м и до 50% в 2050 году.
В первом случае за чертой бедности окажется 99% пенсионеров. Во втором — на грань выживания будет поставлено практически все трудоспособное население, поскольку с учетом подоходного налога и отчислений в соцфонды суммарное налогообложение зарплат превысит 70% и будет неуклонно расти.
Кстати, оба варианта предполагают ежегодный рост государственных дотаций Пенсионному фонду, расходы которого к 2031 году увеличатся как минимум до 400 млрд грн в год, что соответствует примерно половине всего нынешнего ВВП Украины.
Владимир Хомяков

Всеобщая забастовка во Франции, многотысячные демонстрации в Италии, уличные беспорядки в Греции — при внешней несхожести все эти события имеют общие корни. Первопричина протестов — пенсионная реформа, точнее, увеличение срока выхода на пенсию.

Французы поставлены перед фактом повышения пенсионного возраста на два года; в Италии он будет постепенно — с 2015 до 2050-го — увеличен на три года; греки смогут уйти на пенсию не в 60 лет, а только в 65; пенсии по возрасту в Греции уменьшаются примерно на 7%.

Аналогичные реформы — с увеличением трудового стажа и ограничением пенсионных выплат — за последние 20 лет провели практически все развитые страны. Если в 1945–1970 гг. (на которые пришелся расцвет солидарного страхования) доходы пенсионеров росли, а средний пенсионный возраст в странах ОЭСР сократился с 66 до 62 лет, то в последние полтора -два десятилетия процесс пошел вспять. К примеру, сейчас в большинстве стран Евросоюза работники выходят на пенсию в 65–67 лет, официально утвержденный Брюсселем новый ориентир пенсионного возраста для государств ЕС — 70 лет.

Украина, в которой мужчины выходят на пенсию в 60, а женщины — в 55 лет, неизбежно присоединится к европейскому тренду в ближайшие 2–3 года. Но от краха отечественную пенсионную систему это не спасет.Солидарная безответственность

Наиболее вероятный первый шаг нашей пенсионной реформы, уже согласованный с МВФ, — повышение в 2011 году пенсионного возраста для женщин до «мужских» 60-ти — на протяжении пяти лет позволит экономить в среднем до 4 млрд грн в год. Еще одна мера, обсуждаемая в правительстве, — ограничение максимального размера пенсионных выплат 10–12 минимальными пенсиями. Определенная логика в этом есть: если во времена СССР самая большая пенсия превышала минимальную примерно в 8 раз, то сейчас — в 60–80. Правда, эффект от этого будет скорее популистским, чем финансовым: таких пенсионеров немного, и введение «потолка» в 7–8 тыс. грн, по данным ПФ, сэкономит фонду лишь 6–7 млн грн в год — ничтожно малую сумму по сравнению с нынешним дефицитом в 60 млрд грн.

Впрочем, у государства есть возможности направить в ПФ куда более существенные суммы. К примеру, отмена ограничения по максимальному платежу в ПФ (сегодня отчисления платятся с суммы, не превышающей 15 прожиточных минимумов), по данным Счетной палаты, может дать Пенсионному фонду около 6 млрд грн ежегодно. Кроме того, в самом фонде подсчитали, что уплата полноразмерных взносов по ставке 35,2% с доходов физлиц-предпринимателей дополнительно даст 5,3 млрд грн в год; отмена льгот для инвалидов может принести еще 2,1 млрд грн; пенсионные платежи упрощенцев — около 1,5 млрд грн.

По отдельности каждый из дополнительных источников проблем фонда не решает, но все вместе они дают почти 20 млрд грн ежегодно. Конечно, реальный эффект будет в 1,5–2 раза меньше, чем рассчитывают в ПФ или Счетной палате: многие предприниматели частники уйдут в тень из-за сложностей с ведением отчетности, большинству обладателей высоких зарплат заменят их бонусами, а упрощенцы станут выплачивать зарплату в конвертах. Но даже 10–15 млрд грн вполне могут свести к нулю дефицит ПФ за считанные годы, причем без всякой финансовой помощи из госбюджета. Правда, такая идиллия будет продолжаться недолго.

В 2010–2016 гг. пенсионного возраста достигнет послевоенное поколение беби-бумеров, и расходы ПФ будут увеличиваться в геометрической прогрессии — даже при условии роста пенсий всего на 4% в год. По расчетам Национального института стратегических исследований, с 2011 по 2016 год пенсионные выплаты вырастут примерно на 20 млрд грн; с 2016 по 2021-й — почти на 50 млрд грн; с 2021 по 2026-й — на 75 млрд грн; с 2026 по 2031-й — почти на 100 млрд грн, достигнув 400 млрд грн в год.

Почти троекратный рост пенсионных расходов — неподъемная ноша для украинской экономики. Простой пример: для того чтобы сохранить хотя бы нынешнее положение дел — с финансированием из бюджета почти 40% пенсионных расходов и выплатой большинству пенсионеров пенсий, не дотягивающих даже до прожиточного минимума, — отечественная экономика ежегодно должна расти на 8–10%.

Демографический крест

Проблемы украинской пенсионной системы принципиально ничем не отличаются от проблем, с которыми столкнулись Франция, Германия, Греция, Италия или США. Все эти страны строили солидарную систему пенсионного страхования — систему «бисмарковского» типа, впервые введенную в Германии в 1889 году. Главная особенность этой системы в том, что работающие оплачивают старость пенсионерам. Но работать такая система может только при условии роста населения.

Появление солидарного страхования в большинстве развитых стран (конец XIX — начало XX века) совпало с первой и второй стадиями демографического перехода — периодом, когда смертность падала, рождаемость росла, а работающее население значительно превышало число пенсионеров. Ставки пенсионных сборов были крайне низки — к примеру, в США при введении солидарной системы в 1935 году пенсионные платежи составляли лишь 3% зарплаты. В таком виде солидарное страхование процветало примерно до конца 1960-х, когда стало ясно, что демографический взрыв остался позади, а население будет только стареть. Интересно, что, по мнению одного из авторов теории демографического перехода Френка Ноутстейна, одной из причин падения рождаемости стала как раз система пенсионного страхования: люди перестали быть кровно заинтересованы в наличии большого количества потомков, помогающих в старости.

На родине солидарной системы, в Германии, в 1900 году граждане в возрасте старше 65 лет составляли лишь 4% населения. В 1930-м число пожилых людей выросло до 5,39%, в 1950-м — до 10,5%, в 2000м пенсионеры составляли уже 16,3% населения, а в 2010-м — четвертую часть всего населения. Сейчас на одного немецкого пенсионера приходится чуть меньше двух работающих. Для сравнения: в нашей стране это соотношение уже примерно 1 к 1,14. А в 2025 году, по прогнозу ООН, число получающих пенсию и уплачивающих пенсионные взносы украинцев сравняется.

Германия уже десять лет последовательно реформирует пенсионное страхование: ограничивая размер пенсий по возрасту, повышая пенсионный возраст (последний раз — в 2007 году) и всячески стимулируя переход к персональному накоплению средств на старость. В Украине над всем этим пока только размышляют.

Печальные перспективы

По большому счету, шанс относительно безболезненного реформирования отечественной пенсионной системы был упущен в начале десятилетия, когда на одного пенсионера приходилось двое работающих, а пенсионные выплаты не превышали 8–9% ВВП.

Как бы это цинично ни звучало, но последние 10–15 лет украинская система пенсионного страхования жила не по средствам: рост пенсий опережал и рост ВВП, и рост зарплат. Пенсии стабильно повышались перед каждыми выборами, после чего прорехи ПФ латались за счет бюджетного финансирования. В итоге к 2010 году пенсионные выплаты в Украине выросли до 18% ВВП — максимальный показатель в Европе. В таком режиме система может просуществовать еще пять-десять лет, после придется повышать отчисления в ПФ, снижать пенсии или объявлять ПФ банкротом.

Эксперты Аналитико-совещательного центра Голубой ленты ПРООН/ЕС по заказу Минтруда подсчитали, что при сохранении нынешней ставки сбора в ПФ к 2025 году средняя пенсия уменьшится с нынешних 40–42% средней зарплаты до 35%. Еще один вариант подразумевает сохранение нынешней пропорции пенсии и средней зарплаты за счет повышения страховых взносов. В этом случае отчисления в ПФ вырастут с 35% фонда оплаты труда до 40% в 2025-м и до 50% в 2050 году.

В первом случае за чертой бедности окажется 99% пенсионеров. Во втором — на грань выживания будет поставлено практически все трудоспособное население, поскольку с учетом подоходного налога и отчислений в соцфонды суммарное налогообложение зарплат превысит 70% и будет неуклонно расти.

Кстати, оба варианта предполагают ежегодный рост государственных дотаций Пенсионному фонду, расходы которого к 2031 году увеличатся как минимум до 400 млрд грн в год, что соответствует примерно половине всего нынешнего ВВП Украины.

Владимир Хомяков

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *