Особенности национального банковского лоббизма

11 марта с.г., почти через месяц после принятия Верховной Радой во втором чтении, президент B.Янукович подписал Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно регулирования деятельности банков)», больше известный, как законопроект №0884.

Широкомасштабная законодательная ревизия уже спровоцировала пока малозаметные, но весьма значимые сдвиги в системе. Начались эти сдвиги с банковских ассоциаций и наверняка наложат свой отпечаток на завтрашнее лицо рынка. Которое уже через несколько лет может поменяться до неузнаваемости.

Презентуя законопроект в парламенте от имени финансово-банковского комитета ВР, нардеп Юрий Полунеев обосновывал его принятие „рядом важных причин“, прежде всего — необходимостью приведения Закона „О банках и банковской деятельности“ в соответствие с законодательством Евросоюза и другими законами Украины. Кроме того, принятие изменений в части обеспечения раскрытия информации о реальных собственниках банков является одним из обязательств украинской стороны, предусмотренных программой stand by.

Что касается требований МВФ, то речь шла только о раскрытии информации о реальных собственниках и „контролерах“ банков, что специально оговорено в меморандуме. Это требование особо и не обсуждалось. Одним из главных новшеств законопроекта, вызвавших острые дискуссии как в парламентском зале, так и на предварительных этапах, было повышение размера минимального уставного капитала банков (до 120 млн. грн. для действующих и 500 млн. — для создаваемых структур).

Норма о повышении входного порога в банковский бизнес до 500 млн., как сообщил в интервью ZN.UA глава НБУ Сергей Арбузов, была инициативой банковского регулятора. По словам главы Нацбанка, „задача этой нормы — ограничить слишком легкий сегодня доступ на рынок как для людей случайных, так и для вчерашних обанкротившихся собственников, которые через подставных лиц открывают новые банки“. А еще — „упорядочить рынок и поднять в стоимости существующие активы“.

После нескольких эмоциональных выступлений и переголосований парламентарии приняли компромиссное решение: установить минимальную планку уставного капитала в размере 120 млн. грн. для создаваемых банков, а действующим — привести свои балансы в соответствие с этим требованием в течение пяти лет (а не двух, как предусматривалось в предыдущих редакциях законопроекта).

Именно на этом компромиссе акцентировала внимание Ассоциация украинских банков (АУБ, 117 участников-банков и семь региональных банковских союзов), объявив в своем пресс-релизе, что она „не дала уничтожить малые украинские банки“. Ранее представители АУБ неоднократно называли цифры о том, что „в соответствии с предыдущими требованиями законопроекта более 70 банков в Украине должны были увеличить размер уставного капитала в среднем на 67,2%, для чего необходимо
3,9 млрд. дополнительных инвестиций“, что в нынешних условиях все еще убыточной банковской деятельности практически нереально.

Буквально на следующий день, 16 февраля, АУБ опубликовала еще одно официальное сообщение, гласившее, что „принятые парламентом решения являются результатом компромисса с целью сохранения украинских банков“. Казалось бы, конфликт исчерпан, и на банковском рынке наступили благодать и взаимопонимание.

Но не тут-то было. Эстафету возмутителя спокойствия подхватила другая банковская ассоциация — „Украинский кредитно-банковский союз“ (УКБС, объединяет 86 банков), выступившая с целой серией гневно-обличительных заявлений в адрес законопроекта №0884. УКБС призвал президента ветировать документ, поскольку его положения противоречат не только нормам международного права, но и, прежде всего, Конституции и законам Украины.

Кроме того, УКБС утверждал, что новый закон „содержит экономически необоснованные и деструктивные положения“, а также обращал внимание, что он «принят без учета заключения Главного юридического управления ВРУ, которое, как и банковская общественность, высказывалось против „неограниченного расширения полномочий Нацбанка“.

Действительно, эксперты ВРУ привели достаточно внушительный перечень замечаний к законопроекту №0884, в том числе акцентировав внимание на том, что органы государственной власти, в т.ч. центробанк, обязаны действовать исключительно в рамках полномочий, предусмотренных Конституцией и законами Украины (ст. 19 Конституции).

По мнению парламентских юристов, „с приведенной конституционной нормой не согласовывается целый ряд положений законопроекта“, которые по этой причине „требуют доработки и уточнения“.

Об этом обстоятельстве, кстати, не упомянул, представляя законопроект, Ю.Полунеев, ограничившийся информацией, что документ „в полной мере согласован с положениями базельских принципов и Директивы ЕС о кредитных учреждениях, учитывает комментарии и рекомендации МВФ и Всемирного банка и согласован с профильными экспертами“.

Впрочем, игнорирование замечаний своего Главного юридического управления, как и Главного научно-экспертного управления для украинского парламента уже стало почти нормой. Но тогда вопрос — для чего вообще содержать такие структуры и тратить на них деньги налогоплательщиков, если их экспертиза не заслуживает внимания законодателей?

О каких замечаниях идет речь, если ключевые цели законопроекта №0884 сложно назвать неправедными? Дело в том, что текст документа вышеупомянутыми нормами отнюдь не ограничивается. Он содержит 28 страниц поправок в действующее законодательство, а сравнительные таблицы — почти полсотни.

„Понимая, что поскольку (законопроект) 0884 проталкивается под эгидой соглашения с МВФ, и политическая воля к его принятию будет очень высокой, чиновники решили воспользоваться этим обстоятельством. И под эгидой очень правильных идей — повышения прозрачности собственности и управления банками, необходимости наращивать капитал и т.п. — решили заодно затолкать туда и все „хвосты“, некоторые из которых тянулись едва ли не с прошлого тысячелетия, — рассказал ZN.UA один из экспертов рынка, пожелавший остаться неназванным. — В результате получилась ситуация, как с Налоговым кодексом: правильные идеи получили чрезвычайно искаженную реализацию. Вставляя нужные слова и запятые, чиновник выписал для себя максимально возможное увеличение полномочий, которое завтра может вылиться в кардинальный передел рынка, если намерения чиновника станут „вдруг“ отличаться от декларируемых“.

УКБС публично возмутился тем, что НБУ получил полномочия „самостоятельно, на собственное усмотрение определять широкий круг требований, касающихся учреждения, регистрации, реорганизации банков и регулирования деятельности банковской системы. При этом в принятом законе не идет речь о каких-либо границах полномочий регулятора и необходимости действовать на основании закона“.

Особые претензии высказывались в отношении права НБУ „собирать, хранить и использовать конфиденциальную информацию о лице, которое намерено стать или является участником банка“, что противоречит Конституции, законам Украины „О защите персональных данных“, „Об информации“, а также получать данные аудиторских проверок, что не соответствует еще и международным нормам.

Впрочем, возмущение банковской ассоциации не возымело должного эффекта — закон был подписан президентом.

Видимо, банкиры осознали тщетность своих лоббистских усилий еще раньше. И не мудрено, ведь их ассоциации не выступили единым фронтом. По многим аспектам мнения отдельных групп интересов расходятся порой диаметрально, так что представители власти могут их запросто игнорировать.

Остались в прошлом времена, когда в парламенте существовало мощное пробанковское лобби. Это не значит, что в ВР стало меньше влиятельных собственников или высоких покровителей того или иного банка. Но поскольку с наступлением кризиса публичное лоббирование банковских интересов стало весьма неблагодарным с политической точки зрения занятием, каждый из них предпочитает решать вопросы в Нацбанке, пользуясь собственным статусом. И, конечно же, в сугубо личных интересах.

Решения чиновниками принимаются тоже в индивидуальном порядке по особой процедуре, зачастую имеющей мало общего с действующими законами и подзаконными актами. А значит, создается весьма благодатная почва для коррупции и злоупотреблений. Мотивация может быть самой разной — от прямого или косвенного давления до тех или иных форм материального стимулирования.

Но, повторимся, все это не имеет ничего общего с системными интересами, защищать которые цивилизованным способом можно и нужно только через мощные и влиятельные саморегулируемые организации (СРО) рынка.

Увы, сегодняшний статус двух главных банковских СРО — АУБ и УКБС — далек от желаемого. Тем более что сейчас АУБ перегружена очень серьезными внутренними противоречиями, которые с завидной периодичностью выплескиваются на страницы СМИ.

Особенно обострился конфликт между руководством ассоциации и ее участниками, представляющими банки с иностранным капиталом. Так, на протяжении прошлого года заявления о выходе из организации подала целая группа учреждений: „Райффайзен Банк Аваль“, Укрсоцбанк, Укрсиббанк, „ОТП Банк“, „Платинум банк“, „Эрсте банк“, „Индекс банк“, „БМ банк“ и „ВТБ банк“.

Как альтернатива, в 2009 году был создан Форум ведущих международных финансовых учреждений (сегодня в него входят 17 банков). Один из мотивов — неэффективная деятельность действующих ассоциаций в период кризиса.

Форум стал объектом серьезнейших обвинений со стороны АУБ. Как заявил в ходе состоявшейся 10 марта пресс-конференции ее президент Александр Сугоняко, сейчас перед отечественной банковской отраслью существует угроза уничтожения ее украинского сегмента. И якобы виной тому — лоббистская группа „Форум ведущих международных финансовых учреждений“, которая объединилась вокруг интересов крупных иностранных финансовых институтов и пытается их лоббировать на уровне парламента, правительства и центробанка, даже если эти интересы расходятся с интересами национальной экономики и национального сегмента банковской отрасли Украины.

В ответ на запрос „Зеркала недели. Украина“ стороны конфликта предоставили комментарии (см. ниже). От имени АУБ — президент Александр Сугоняко, от имени „Форума ведущих международных финансовых учреждений“ — председатель правления „Райффайзен Банка Аваль“ Владимир Лавренчук. Свое мнение также высказали председатели правлений: Укрсоцбанка — Борис Тимонькин и банка „Старокиевский“ — Ю.Яременко.

Пока же мы хотели бы остановиться не на подробностях конфликта, а на более глубоких его причинах и следствиях.

Вице-президент АУБ Антонина Паламарчук считает, что одним из главных факторов успеха ассоциации в прошлые годы были не только профессионализм сотрудников или активная работа с властью, но и способность наладить диалог внутри банковской системы — среди участников ассоциации. «Система всегда была фрагментарной, всегда было разделение на большие и маленькие, прозрачные и не очень, государственные, муниципальные и частные учреждения, но ассоциация всегда была заточена на то, чтобы найти взаимопонимание и выработать единое мнение среди своих участников. Тогда и только тогда ее позиция приобретала вес и значимость, и с ней были вынуждены считаться политики и чиновники, — рассказывает вице-президент АУБ. — Но, к сожалению, в последние годы ассоциация потеряла свой статус в ведении диалога с Национальным банком, Кабинетом министров, Верховной Радой и другими властными структурами, и сегодня ее позиция не находит достаточной поддержки. Хотя из всех других банковских объединений АУБ и на сегодняшний день остается наиболее профессиональной организацией, она перестала быть площадкой для профессионального общения банкиров, и это привело к нарушению ключевого принципа деятельности АУБ, отраженного в ее уставе: „компромиссное решение вопросов с учетом интересов всех членов ассоциации“.

По мнению г-жи Паламарчук, во многом это стало результатом позиции и действий как руководства ассоциации, так и руководителей банков, которые по мере роста активов своих учреждений зачастую перестали объективно оценивать значение консолидации банковской системы, в которой есть банки разной величины.

Сегодня только на банковском рынке уже можно насчитать как минимум пять профессиональных объединений (не считая региональных), развивает мысль своего коллеги заместитель главы совета АУБ Юрий Блащук. Каждая из этих структур решает свои задачи, но многие из них дублируются, что особенно характерно для АУБ и УКБС. „Конкуренция двух крупнейших ассоциаций дала как позитивный, так и негативный опыт. Положительные моменты: более агрессивная в некоторой степени работа одной организации заставляла быть более активной другую. Был мотивирующий пример альтернативы: довольно большая группа банков начала задумываться и делать осознанный выбор, кому платить взносы. Заработал эффективный рыночный механизм.

Но существует обратная сторона медали. Власть в любой стране, где нет устоявшихся традиций демократии, как правило, не особенно заинтересована в развитии саморегулируемых организаций. Зачем делиться с кем-то властью?.. Не стала исключением и Украина. На словах все были не против и поддерживали СРО. Вместе с тем у руководителей госорганов, представителей старого аппарата часто доминирует пренебрежение личными свободами. И сейчас, с течением времени, многие мои коллеги заметили, что регулятор содействовал в определенной степени искусственному созданию локальных конфликтов со своей целью. По-византийски две ассоциации иногда классически сталкивались и в результате действовали достаточно разрозненно. Такая ситуация давала возможность регулятору проводить важные стратегические регулятивные документы без консультаций с банковской общественностью. Результат — падение доверия к власти в целом со стороны банковского сообщества и общества в целом“, — отмечает Ю.Блащук.

Поэтом власти, если она хочет выжить, необходимо „наступить на горло своей песне“ и проявить готовность к сотрудничеству. И грамотно выписанные законы о СРО и лоббизме являются тем инструментом, который может ограничить власть в своем монополизме и повлиять на уровень коррупции. Банковским ассоциациям, со своей стороны, необходимо искать пути более эффективной координации усилий и сотрудничества. Тогда и результативность этих усилий будет качественно иной, резюмирует эксперт.

Президент АУБ и глава ее совета в своих комментариях тоже призывает банковское содружество к консолидации усилий вокруг интересов национальной экономики. Но если все „за“, то что мешает такому объединению? Сработает ли и на этот раз банковский инстинкт самосохранения?

 За комментариями по поводу процессов, которые сей час происходят в Ассоциации украинских банков, ZN.UA обратилось к их основным участникам.

 Олександр СУГОНЯКО, президент Асоціації українських банків

— Чому в останні роки не проводилися звітно-виборні з’їзди АУБ?

 — Відповідно до статуту АУБ скликання з’їзду належить до повноважень ради асоціації. До того ж проведена наприкінці 2008 року всеукраїнська нарада банків показала, що за умов тодішньої економічної кризи та нестабільності було неможливо зібрати банкірів для обговорення загальносистемних проблем, бо індивідуальні проблеми зашкалювали. Перенавантаженість власними проблемами, які у кожного банку були різні, заважали їм бачити і обговорювати загальногалузеві проблеми. Через це більшість членів ради АУБ вважали, що проведення загальнобанківського з’їзду не на часі. Сьогодні галузь виходить з кризової ситуації, банки відновлюють нормальну діяльність, і більшість банкірів готові до обговорення загальногалузевих питань.

 — Чим пояснюється значне скорочення останнім часом чисельності ради АУБ?

 — Криза, яка зачепила українську банківську систему в 2008—2009 роках, торкнулася не лише галузі, банків, а й ради АУБ. Згадайте, у 2005—2008 роках зростання кредитів становило 60—80% на рік, а 2009-го відбулося падіння — на 6%, і це падіння тривало до середини 2010 року. Так само прибуток банків у ці роки зріс від 2 до 7 млрд. грн., а потім — мінус 38 млрд. грн. і мінус 13 млрд. збитків відповідно у 2009-му та 2010 році. Природно, що такі проблеми банків не могли не позначитися і на членах ради АУБ. З 18 банкірів, яких було обрано членами ради АУБ у 2007 році, залишилися керівниками банків восьмеро, з них двоє подали заяви про вихід банків з Асоціації українських банків та їх особисто з ради асоціації, а ще два не платять членських внесків — один півтора року, а другий три роки, чим грубо порушують статут АУБ та фактично ставлять себе поза членством в організації. Криза в системі обернулася кризою і в керівному органі АУБ, в якому голови правлінь дуже слабко представлені. Вирішити це питання мусить черговий XV з’їзд асоціації, який буде проведено за участі всіх банків — членів АУБ 24 червня 2011 року.

— Як ви можете прокоментувати ситуацію?

 — Активні дії АУБ щодо захисту законних інтересів більшості своїх членів не поділяла низка банків з іноземним капіталом, які створили окрему організацію — „Форум провідних міжнародних фінансових установ“ і вийшли зі складу асоціації. Зокрема, заяви про добровільний вихід з АУБ протягом минулого року було подано керівниками таких іноземних банків: „Райффайзен Банк Аваль“, Укрсоцбанк, „ОТП Банк“, „Платінум банк“, „УніКредит Банк“, „Креді Агріколь“, Укрсиббанк, „Ерсте-банк“, „Марфін банк“, „Індекс-банк“, „БМ Банк“ та „ВТБ банк“. Відповідно до Господарського кодексу України та статуту АУБ, по закінченні двомісячного терміну з часу подачі заяви про вихід члени об’єднання вважаються такими, що припинили в ньому своє членство.

Вихід іноземних банків зі складу АУБ констатує розходження в цілях та інтересах представників різних груп банків — членів організації. Зокрема, нам незрозумілі дії представників Форуму іноземних банків, які виступали з ініціативами перед НБУ щодо збільшення вимог до капіталу банків та скорочення їх кількості на ринку до 40. Все це, на превеликий жаль, шкодить національній економіці України та розколює банківське співтовариство. Керівництво асоціації виступає за консолідацію банківської галузі навколо інтересів вітчизняної економіки. Інтереси української економіки тут є ключовими. При цьому хочу наголосити, що терміном „консолідація“ не варто підмінювати поняття „поглинання“ і „злиття“ банків, як це часто буває, щоб під розмови про збільшення капіталу здійснювати політику витиснення з ринку значної частини банків.

 — Чи підтримує АУБ підписання президентом України закону №0884?

 — Рішення про необхідність його підписання може приймати лише президент України, виходячи з комплексної оцінки питань, що врегульовуються законом (розкриття інформації про структуру власності банків, посилення вимог до засновників і власників істотної участі банків, перехід на міжнародні стандарти бухгалтерського обліку та звітності, посилення співпраці НБУ із зовнішніми аудиторами тощо).

У цілому закон дуже важко йшов, він непростий, оскільки стосується багатьох аспектів діяльності банку. АУБ і банки тривалий час працювали над його поліпшенням та удосконаленням, надаючи свої зауваження і пропозиції НБУ та профільному парламентському комітету.

Частину пропозицій АУБ враховано, окремі зауваження буде врегульовано з ухваленням змін до Закону України „Про банки і банківську діяльність“ (щодо посилення корпоративного управління) та нової редакції Закону України „Про Фонд гарантування вкладів фізичних осіб“.

Однак головне, чого вдалося досягти, — це зберегти право на діяльність малих і середніх банків. У результаті проведеної АУБ складної і тривалої роботи та досягнутих компромісів, під час голосування у парламенті вимогу до мінімального статутного капіталу для створення банку було зменшено з 500 млн. грн. до 120 млн. Окрім цього, вдалося домогтися прийняття депутатами норми, за якою банки, що вже працюють на ринку, мають привести розмір свого статутного капіталу у відповідність до цієї норми упродовж п’яти років (у проекті було два роки).

Прийняття такого компромісного рішення дало можливість зберегти для української економіки та суспільства понад третину банків з українським капіталом.

Ініціювання ж питання накладення вето на ухвалений закон може спровокувати повернення до вимог до статутного капіталу у розмірі 500 млн. грн. із скасуванням п’ятирічного періоду на нарощення свого капіталу діючими банками, оскільки, за нашою інформацією, багато впливових структур залишилося незадоволеними прийнятим народними депутатами рішенням. Якщо це відбудеться, то завдасть непоправного удару по банках третьої та четвертої груп.

 Володимир ЛАВРЕНЧУК, голова правління „Райффайзен Банку Аваль“

— Чи не могли б ви прокоментувати оприлюднену раніше агенцією „УНІАН“ інформацію про те, що „іноземні банки пропонують скоротити кількість українських банків“, де йшлося про відповідні висновки Форуму провідних міжнародних фінансових установ.

 — Передусім я хотів би зазначити, що всі банки, які існують в Україні, є українськими, тому що працюють у рамках юридичного середовища нашої країни, платять податки до бюджету, працевлаштовують українських громадян тощо.

Стосовно пропозицій щодо більших консолідації і капіталізації банківської системи України, то це питання обговорюється вже давно і відповідає загальносвітовій тенденції. Цю рекомендацію було підготовлено у травні 2010 року в рамках документа „Як відновити кредитування“, що базується на найкращих міжнародних практиках. Збільшення мінімального капіталу банків було однією з багатьох пропозицій. Розчаровує те, що дехто сприймає цю пропозицію як привід для образи, а не як предмет для професійної дискусії.

 — Чи підтримуєте ви і з яких міркувань звернення ініціативної групи про скликання позачергового засідання ради асоціації, про намір ініціювати яке повідомлялося раніше в ЗМІ? Як ви можете прокоментувати ситуацію, що склалася?

 — В АУБ уже котрий рік не відбувається звітно-виборчого з’їзду. Цей факт не викликає розуміння і не сприяє конструктивному діалогу серед членів організації. Проте від питань і відкритої дискусії весь час ховатися не можна. Будь-які засідання, що сприятимуть діалогу, чи то з’їзд, чи то засідання ради асоціації, я вітаю.

Брак спілкування призводить до сумних наслідків. Керівництво АУБ виступає із заявами, які відображають виключно точку зору цих керівників, не узгоджену з членами організації. Такі заяви завдають шкоди репутації окремих членів АУБ, і це неприпустимо. Окремо хочу зазначити, що будь-які радикальні заяви, озвучувані сьогодні керівництвом АУБ, відверто розчаровують як такі, що за змістом і формою не сприяють діалогу.

 Юрий Яременко, заместитель главы совета АУБ, председатель правления банка „Старокиевский“

 — К сожалению, в последние годы роль АУБ как консолидирующего звена банковской системы была потеряна. И вина в этом ложится, в первую очередь, на руководство ассоциации, занявшее во многом деструктивную позицию, озаботившись якобы интересами национального банковского капитала. На самом деле эти интересы состоят в создании максимально равноправных, прозрачных и благоприятных условий для ведения бизнеса всеми учреждениями — малыми и большими, украинскими и иностранными, государственными и частными. Рынок надо было не делить и закрывать, а объединять и развивать — места под солнцем на 50-миллионном рынке хватило бы всем. Ведь у каждого банка свои миссия, цели, рыночная ниша, масштабы и принципы ведения бизнеса. Вместо этого под флагом борьбы за защиту интересов национального капитала из уст руководства АУБ полетели призывы закрыть, запретить, ограничить приход иностранцев.

В результате и был заложен долгоиграющий внутренний конфликт, который со временем вылился в „акции протеста“ со стороны представителей финучреждений с иностранным капиталом. Система оказалась разделана и раздроблена, а каждый из участников был вынужден полагаться на себя самого и искать общий язык с чиновниками самостоятельно. Ассоциация (особенно после начала кризиса) оказалась неэффективным инструментом защиты системных интересов. Причины этого я усматриваю в политической принадлежности главы совета АУБ и политических предпочтениях ее президента. В то же время деятельность ассоциации должна быть абсолютно аполитична и лишена политического подтекста. Я уже говорил, что не имею абсолютно ничего против лично С.Аржевитина, но глава совета ассоциации должен быть действующим банкиром, а не политиком. В уставе ассоциации прямо записано, что он должен возглавлять банк, а не носить удостоверение народного депутата.

 Борис Тимонькин, председатель правления Укрсоцбанка

 — Политика „разделяй и властвуй“, которую исповедует нынешнее руководство АУБ, не ведет ни к чему хорошему и неприемлема ни в каких, а тем более кризисных условиях. Вместо поиска разумных компромиссов различные группы банков искусственно сталкиваются лбами. И это начало происходить уже достаточно давно — задолго до того, как появился тот же Форум ведущих финансовых учреждений. А появление этого объединения — это, кстати, своеобразная попытка иностранных «дочек», подвергавшихся едва ли не анафеме со стороны АУБ, найти ей какую-то альтернативу как структуре, призванной цивилизованно отстаивать системные интересы. Ведь вместо мощного и эффективного лобби мы имеем громоздкую структуру с большим количеством членов и немаленьким штатом, которая заботится не столько о своих участниках, сколько о самосохранении и паблисити первых лиц.

Первый импульс, когда ты устаешь биться лбом о стену, — развернуться и уйти, громко хлопнув дверью. Но потом приходит понимание, что создавать что-то взамен, плодя какие-то новые ассоциации или другие объединения, — достаточно бесперспективное занятие. Да и зачем это делать, если у нас такие структуры уже есть. И вместо того, чтобы делиться и нагнетать конфронтацию, мы должны объединять усилия.

Юрий Сколотяный «Зеркало недели. Украина»

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *