Банкам-банкротам простили налоговые долги

Депутаты Верховной Рады 5 июля приняли закон об особенностях корпоративного управления в госбанках, в котором разрешили ликвидировать банки с непогашенным налоговым долгом.

Сейчас в ст. 28 закона «О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц – предпринимателей и общественных формирований» указано, что запрещена госрегистрация прекращения юрлица в случае, если ликвидируемое юрлицо имеет долг по уплате налогов, сборов и единого социального взноса.

Теперь в эту статью добавлена фраза, что это требование не распространяется на банки, ликвидация которых осуществляется в рамках закона «О системе гарантирования вкладов физлиц».

Об этой проблеме известно давно и ФГВФЛ, и Государственной фискальной службе.

Глава Офиса крупных налогоплательщиков ГФС Евгений Бамбизов в ноябре 2017 года возмущался тем, что банки-банкроты показывают рост задолженности по налогу на прибыль. «Эти задекларированные суммы никогда не будут уплачены в госбюджет, поскольку во время осуществления ликвидации у банка не возникает никаких дополнительных обязательств по уплате налогов и сборов, кроме расходов на саму ликвидацию», – отмечал он.

Речь идет о том, что для удовлетворения требований кредиторов (в рамках очередности) ликвидируемый банк продает свое имущество и активы. И в ходе этой продажи (часто по цене ниже номинальной) у банка возникают налоговые обязательства. Но для их выполнения у банка-банкрота просто нет денег, поскольку все полученные средства банк обязан направлять на погашения требований акцептированных кредиторов, в 7-ю очередь которых включены требования ГФС на момент начала ликвидации банка.

Евгений Бамбизов призывал изменить налоговое законодательство, чтобы у банкротов не возникали искусственно долги. Но проблема не только в том, что начисляется налоговый долг, который никто никогда не заплатит, а и в том, что при наличии долга невозможно ликвидировать юрлицо, а закон «О системе гарантирования вкладов физлиц» прямо определяет жесткие сроки, в которые банк должен быть ликвидирован.

Именно это противоречие и попытался в начале года исправить и.о. главы парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Михаил Довбенко. Он подал законопроект № 7533, который позволяет ФГВФЛ завершить процедуру ликвидации 94 обанкротившихся банков, даже если у них останутся долги перед государством по уплате налогов и единого социального взноса. Но этот законопроект так и не был рассмотрен парламентом.

Поэтому Михаил Довбенко включил эту норму в законопроект № 8331-д.

В пояснительной записке к закону говорится, что он «устраняет препятствие Фонду гарантирования вкладов физических лиц реализовать возложенные на него законом обязанности в части завершения процедуры ликвидации банка и прекращения банка как юридического лица при нулевом ликвидационном балансе».