Черный год для прав человека: «Красная книга» исчезающих прав

2020 год стал самым трагичным в XXI веке в плане внимания к правам человека даже в самых развитых странах мира. Попытки переоценки их значимости, дискуссии о замене фундаментальных прав на принципы «новой этики» позволяют инициировать создание международного списка исчезающих прав человека. В этом году под серьезное сомнение поставлено выживание как минимум 11 из самых базовых прав, перечисленных во Всеобщей декларации.


Право на жизнь

(Статья 3 Всеобщей декларация прав человека: «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность»)  

27 сентября произошла эскалация конфликта между Азербайджаном и Арменией в непризнанной Нагорно-Карабахской Республике. 

Азербайджан заявил о намерении покончить с «армянской оккупацией» территории, поддержку ему оказывала Турция. Противостояние переросло фактически в войну, в которой погибли тысячи людей. 

По словам президента России Владимир Путина, «число жертв, в том числе среди мирного населения, в результате боев превысило 4000 человек, раненых — свыше 8000 человек. Количество беженцев действительно, по разным данным, исчисляется десятками тысяч. Разрушена гражданская инфраструктура, многие культурные объекты».

Военная агрессия не получила достойного осуждения международного сообщества, никто не понес наказания за массовые убийства.

Право неприкосновенности собственности 

(Статья 17: «Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими»)

Крупнейшие в истории США протесты, начавшиеся 26 мая после гибели афроамериканца Джорджа Флойда, в некоторых городах перешли в беспорядки, бунты, мародерство и столкновения с полицией. Протестующие использовали бензин для поджогов, выбивали стекла в магазинах и кафе с помощью лома и рисовали граффити на витринах.

По оценке властей Миннеаполиса, было повреждено 220 зданий и нанесен ущерб в 55 млн долл. В Денвере частные организации сообщили об ущербе по крайней мере в 2 млн долл. Более десятка магазинов Walmart были ограблены. Повреждены как минимум семь магазинов Target. В Портленде протестующие разграбили магазины Apple, Louis Vuitton и Tory Burch и подожгли отделение банка Chase Bank.

В некоторых городах основной ущерб от действий погромщиков понесли предприятия малого бизнеса. В частности, в Миннеаполисе были разгромлены небольшой семейный винный магазин Minnehaha Lake Wine & Spirits, ресторан индийской кухни, офис мануального терапевта и подожжен магазин автозапчастей AutoZone.

Погромы предприятий крупного и мелкого бизнеса происходили несмотря на то, что их владельцы пытались публично высказывать поддержку протестному движению против расизма. Владелец Big Dave’s Cheesesteaks в центре Атланты развесил на окнах плакаты о том, что рестораном владеет афроамериканец. Несмотря на это, его окна были выбиты активистами BLM.

Разрушение и разграбление частной собственности не было осуждено международным сообществом. Более того, многие правозащитные организации пытались оправдать мародеров. Для легализации их действий в медиа производилась системная подмена понятий: вместо термина «мародерства» многими англоязычными СМИ использовалось слово «лутинг», подразумевающее оправданный метод прямого возвращения бедным богатств, якобы украденных у них несправедливым устройством общества.

Свобода слова и печати — запрет цензуры 

(Статья 19: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает… свободу искать, получать и распространять информацию»)

31 октября и.о. министра внутренней безопасности США Чед Вулф заявил, что цензура фактической информации со стороны руководства Twitter является угрозой национальной безопасности страны.

23 октября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова обвинила Twitter в открытой цензуре российских СМИ. 

Роскомнадзор уведомил Facebook, Google и Twitter о признании судом некоторых их ограничительных действий актом цензуры, а также повторно попросил прекратить подобную политику в отношении российских СМИ. По информации ведомства, всего интернет-компании ограничивают доступ к материалам около 20 российских СМИ. 

«Социальные соцсети пренебрегают свободой слова по всему миру, ставят себя выше национальных государств и правительств. Это происходит даже в самих США, где откровенно цензурируется действующий президент США», — отмечал 11 ноября первый зампредседателя комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич.

Все требования российских регуляторов, американских властей, а также представителей других стран (в т.ч. Китая), возмущенных откровенным проявлением цензуры в интернете, были проигнорированы Facebook, Google и Twitter. В последние месяцы ситуация со свободой распространения информации и доступа к ней на этих сайтах, а также Youtube продолжает стремительно усугубляться. Однако со стороны международных организаций, специализирующихся на защите прав человека, эта проблема не вызывает никакой реакции.

Цензурирование информации, нарушение свободы самовыражения и соблюдения закона по равному представительству всех точек зрения в 2020 году приняло системный характер. «Такие вопросы, как гендер, расовое равенство, медстрахование очень важны, но их можно решить только в рамках дееспособной демократической системы. Однако люди все чаще и чаще в их решении прибегают к недемократическим методам – цензурированию мнений, которые не нравятся, навязыванию псевдознаний и даже ко лжи. И все это приведет к удручающим интеллектуальным последствиям», — заявила эксперт в области политических исследований Института Гудзона Дэвид Саттер в интервью ВВС.

Свобода передвижения 

(Статья 13: Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства)

В отличие от большинства других систематических нарушений базовых прав человека в международном масштабе, это ограничение выглядело обоснованным, направленным на благо людей, и может быть в ближайшее время исправлено без правовых последствий.

Во многих странах мира (особенно в Европе) весной и осенью был введен карантин и даже режим чрезвычайного положения. Закрыты государственные границы, в ряде стран жителям было запрещено даже покидать свои дома. 

В октябре-ноябре общенациональный карантин введен в Германии, Ирландии, Чехии, Бельгии, Франции. Испания объявила чрезвычайное положение на полгода. Нидерланды, Бельгия, Англия с Уэльсом, Австрия, Греция, Польша и Литва ввели локдаун. В Италии – комендантский час. В Дании прекратили работу общественный транспорт, кафе и пабы, спортивные арены, культурные центры. Для граждан введен запрет на передвижение вне районов проживания.

Несмотря на научную обоснованность этих действий, их масштаб и правовые последствия вызывают серьезные вопросы. Так, в апреле 10 стран-членов Совета Европы (Албания, Армения, Эстония, Грузия, Латвия, Северная Македония, Молдавия, Румыния, Сан-Марино и Сербия) уведомили генерального секретаря организации об отступлении от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях (ст. 15 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) в связи с коронавирусной инфекцией. Факт такого уведомления может облегчить государству отстаивание своей правоты в случае оспаривания его действий в Страсбургском суде, поясняют правозащитники.

Например, Армения объявляла ЧП, при котором могут ограничиваться права на личную свободу, свободу передвижения и право собственности. А Эстония вводила режим ЧС, предупредив о возможном отступлении от соблюдения прав на свободу и личную неприкосновенность, на справедливый суд, на уважение частной и семейной жизни, на свободу собраний и объединений, на образование, на защиту собственности и свободу передвижения.

В связи с этим правозащитники задаются вопросом, может ли неофициальная кризисная ситуация, когда в стране не объявлено чрезвычайное положение, но права ограничиваются более мягкими мерами, приравнена ЕСПЧ к чрезвычайной в оправдание введенных ограничений. 

Это самое большое число стран в истории, одновременно уведомивших Совет Европы о вводимых ограничениях.

Свобода совести

(Статья 19: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений»)

7 июля американский журнал Harper’s Magazine опубликовал открытое письмо 152 писателей, журналистов и ученых, направленное против ограничения свободы дискуссий и разнообразия мнений в условиях идеологической конфронтации.

Авторы отмечают, что в обществе распространились нетерпимость к противоположному мнению, публичное шельмование и остракизм, тенденция к «разрешению сложных политических проблем с ослепляющей моральной уверенностью».

«Редакторов выгоняют за спорные публикации, книги изымают за предполагаемую недостоверность, журналистам запрещают писать на определенные темы, профессоров проверяют из-за цитирования литературных произведений на лекциях, ученого увольняют за распространение рецензируемого академического исследования, руководителей организаций снимают с постов из-за нелепых оплошностей», — перечисляют они реальные факты последних лет.

Авторы письма называют эту ситуацию cancel culture («культура отмены» подразумевает широко распространяющуюся ситуацию, когда в ответ на действия человека общество объявляет ему бойкот и вытесняет из профессиональных или социальных кругов) — где дискуссия предполагает не ответ оппоненту, а дезавуирование его права на высказывание. К запрещенным словам относятся уже и суждения, ставящие под вопрос ту или иную консенсусную моральную позицию либеральных кругов.

Никакой институциональной поддержки жертвам «культуры отмены», в т.ч. несправедливо и ошибочно обвиненным в этических (об уголовных речи почти никогда даже не ведется) нарушениях, не оказывается. Большинство международных организаций активно или пассивно поддерживают политику «культуры отмены». 

Право на гражданство

(Статья 15: «Каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство»)

Новые поправки в законопроект «Об изменении закона Республики Беларусь «О гражданстве Республики Беларусь»» предусматривают возможность лишения гражданства Белоруссии за причинение тяжкого вреда интересам республики, сообщила член постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и средствам массовой информации палаты представителей Мария Василевич.

Открытость границ

(Статья 13 «Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну»)

В октябре верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель заявил о введении новых санкций в отношении ряда россиян. В частности, они предусматривают запрет на въезд в Евросоюз.

Даже по сравнению с предыдущими санкциями новые меры выглядят крайне странно с точки зрения соблюдения правовых норм, поскольку они были введены после предположительного отравления Алексея Навального, при том, что нет ни уголовного дела, ни документов, указывающих на причастность к этому граждан России.

«Евросоюз проводит политику двойных стандартов: по одним вопросам он следует решениям суда, по другим — без каких-либо оснований обвиняет РФ во всех смертных грехах», — считает сенатор Владимир Джабаров.

Наказуемость только по суду — запрет внесудебной расправы

(Статья 11: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты.

Никто не может быть осужден за преступление на основании совершения какого-либо деяния или за бездействие, которые во время их совершения не составляли преступления по национальным законам или по международному праву»)

Йен Бурума был уволен с поста главного редактора The New York Review of Books (ведущий в мире журнала книжных рецензий) за публикацию очерка канадского писателя и музыканта Джиана Гомеши. Последний был обвинен несколькими женщинами в насильственных действиях, однако впоследствии оправдан в суде после того, как в показаниях всех пострадавших были выявлены ошибки, нестыковки и прямая ложь (например, одна из «жертв» на следующий день после «изнасилования» прислала записку, в которой описывала, как ей понравилось и просила повторить). 

Несмотря на полное и очевидное оправдание Гомеши общественное мнение все равно встало на сторону обвинительниц, что привело его к потере работы и социальной стигматизации. После того, как Бурума задался вопросом, что следует дальше делать Гомеши в этой ситуации, он был уволен за недостаточную степень раскаяния в опубликованном очерке жертвы массовой травли. 

Это пример из 2018 года, однако именно в 2020 году подобные факты перестали быть диковинкой, вызывающей интерес СМИ в разных странах, а превратились в обыденность, многочисленные проявления которой редко освещаются даже местными новостными агентствами. 

В российском сегменте Facebook темы массовой травли, шельмования, призывов к «гражданской казни», заканчивающихся зачастую реальными увольнениями и другими санкциями, сменяются почти еженедельно с регулярностью в несколько дней. Причем серьезность обвинений зачастую конкурирует с судебным решениями (как, например, безосновательные обвинения режиссера Илья Хржановского в издевательствах над детьми и поощрении изнасилований в ходе съемок «Дау»). 

В ситуации моральных паник и экспрессивном необдуманном поведении толпы нет, конечно, ничего нового, кроме возросшего влияния соцсетей на реальную жизнь жертв шельмования. Но особенностью этого года могло бы стать привлечение к ответственности инициаторов такой травли, авторов необоснованных обвинений, благо интернет позволяет часто достаточно легко обнаружить источник клеветнической или фейковой информации (как в случае «Дау» таковым выступала экс-кинокритик и автор скандального квазифеминистского сайта, который капитализирует негативные ссылки на его провокации, поэтому давать их не будем). 

Отказ от привлечения к ответственности подобных лиц, отсутствие раскаяния и осуждения их поверившей аудитории даже после явного разоблачения мифов, демонстрирует постепенное исчезновение целого ряда базовых правовых понятий, включая презумпцию невиновности и право на неприкосновенность личной жизни.  

Неприкосновенность переписки 

(Статья 12: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию»)

Выкладывание личной переписки, скриншотов сообщений в мессенджерах стало одним из главных трендов 2020 года в соцсетях (в т.ч. в российском сегменте Facebook). 

Апогеем (но далеко не единственной темой) этого процесса представляется августовский скандал, когда ряд либеральных активисток и журналисток несколько дней выкладывали в Twitter обвинения своих бывших и настоящих коллег, знакомых, бывших молодых людей в домогательствах, харассменте и даже в изнасилованиях. 

Этот кейс во многом иллюстрирует предыдущий пункт (нарушение статьи 11 Декларации прав человека), но его особенность еще в том, что обвинения сопровождались многочисленными историями из личной жизни объектов обвинения (не обязательно касающихся эпизодов насилия) и скриншотов личных переписок. 

Ни одно дело не дошло до суда и не получило достаточно достоверных доказательств в фактах наличия реальных преступлений. Тем не менее у жертв публичных обвинений возникли реальные проблемы на работе: как минимум четверых журналистов уволили, либо отстранили от работы с лишением заработной платы.

«Процент оправданных равен нулю — даже при представлении серьёзных доказательств в пользу обвиняемого (как, например, в случае Немченко, который показал скриншот переписки, где предполагаемая жертва насилия прямо говорит, что согласие было, мягко говоря, обоюдным)», — отмечает в своей колонке на RT журналист, правозащитник, член СПЧ при президенте Екатерина Винокурова. 

Она не видит в происходящем ничего нового. Скандал развивается по законам ток-шоу и «желтой прессы». «Нынешняя «новая этика» перекликается и с ещё одним старым явлением — разбором аморального поведения товарищей по заявлениям их вторых половин на рабочих или партсобраниях в СССР».

«Большинство же историй касаются именно взаимоотношений участников активистско-журналистских компаний и рассказаны бывшими девушками нынешних антигероев о том, какие это были плохие отношения… И тут возникает вопрос как раз к девушкам — авторам историй. В понятии «частная жизнь», разумеется, есть существительное «жизнь», но есть ещё и прилагательное «частная», предполагающее, что всё, что происходит между двумя людьми в спальне, если при этом не нарушается Уголовный кодекс, остаётся в этой самой спальне», — пишет Винокурова. 

Несмотря на то, что внимание к патологичности данной ситуации привлекла не просто журналист, а статусный правозащитник, никакого воздействие на защиту реальных жертв этой истории данный факт не оказал. Незаслуженно уволенные не были восстановлены в должности. Нарушители права на частную жизнь и тайну переписки не понесли никакого наказания (даже публичного осуждения). Как результат – подобное нарушение всех правовых, моральных и этических принципов уже осенью стало обыденным явлением и новой нормой. 

Право вступать в брак и основывать семью 

(Статья 16: «Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать свою семью. Они пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения»)

10 ноября против браков с иноверцами выступило Духовное управление мусульман России. Согласно богословскому заключению, браки мужчин-мусульман с немусульманками уменьшают шансы женщин, исповедующих ислам, найти себе мужа-единоверца. В итоге им приходится «выходить замуж за немусульман, что канонически запрещено». Согласно документу, принять решение о межконфессиональном союзе может только муфтий, учитывая все обстоятельства конкретного случая и «лишь в определенных единичных случаях».

Выйти замуж за мусульманина может та представительница другой религии, которая готова следовать предписаниям Корана. Богословы убеждены, что это необходимо, поскольку двух близких людей должны связывать единые жизненные ценности для прочности союза.

Однако в отличие от почти всех других примеров, приведенных в этом материале, данный случай подвергся громкой критике и впоследствии был фактически дезавуирован авторами. Это позволяет рассчитывать на сохранение действенности указанной правовой нормы.

Запрет принудительного труда

(Статья 4: «Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах»)

В марте Китай был обвинен в использовании принудительного труда. На фабриках поставщиков крупных западных концернов предположительно без их ведома использовался принудительный труд уйгуров. В «черном списке» – Apple, BMW, Daimler, Nike, Volkswagen, Samsung и Sony.

Ситуация с уйгурами привлекает внимание международных организаций уже несколько лет. Предположительно условия их жизни напоминают содержание заключенных в концлагерях. По данным журналистов и других свидетелей (не входящих в число официальных наблюдателей), нарушается ряд базовых прав уйгуров, в том числе неприкосновенность личности и жилища.

Однако международное осуждение не получает заметной реакции со стороны китайских властей. Отсутствие санкций и серьезных мер воздействия, направленных на восстановление прав уйгуров, демонстрирует бессилие международных правозащитных организаций, что грозит фактической легализацией нарушений перечисленных прав человека в отношении даже больших групп населения и народностей. 

Родион Руднев

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *