ЕСПЧ: Любые показания, добытые под принуждением, недопустимы

Европейский Суд присудил двум заявителям 50 тыс. евро за незаконное лишение свободы и принуждение к даче показаний.

По мнению адвоката, представлявшей интересы заявителей в Суде, ценность данного решения состоит в прямом указании на невозможность использования показаний, добытых под принуждением, не только в отношении лица, оговорившего себя, но и другого.

9 октября ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Голубятников и Жучков против России», заявители по которому ссылались на нарушения Конвенции вследствие незаконного лишения их свободы до официального оформления задержания и дачи ими признательных показаний под пытками.

Фабула дела

Дмитрий Голубятников и Сергей Жучков проживали в г. Тихорецке Краснодарского края.

3 января 2005 г. возле многоквартирного жилого дома была обнаружена С. с серьезными травмами головы, от которых она скончалась на следующий день в больнице. Межрайонная прокуратура возбудила уголовное дело, ОРД по нему осуществляли 3 оперативника ОУР УВД г. Тихорецка и Тихорецкого района. Полицейские установили, что к преступлению может быть причастен Б., который был задержан и дал показания против Дмитрия Голубятникова.

21 января 2005 г. оперативники задержали Голубятникова и доставили его в УВД для допроса, в ходе которого тот отрицал свою причастность к преступлению. По его утверждениям, сотрудники полиции требовали от него признания, а когда он отказался, его стали избивать ногами и дубинкой, надевая на голову противогаз для периодической блокировки доступа к воздуху. Только вечером этого дня следователь составил в отношении Голубятникова протокол задержания и привлечения к делу в качестве подозреваемого.

Далее Дмитрия Голубятникова доставили в ИВС, где дежурный вызвал для него скорую помощь. Врачи зафиксировали следы побоев: множественные гематомы, ссадины, перелом ребер и травматический шок. Также были зафиксированы и его жалобы на избиение. Впоследствии задержанного доставили в Тихорецкую городскую больницу для проведения рентгенологического обследования и ему диагностировали перелом ребер левой стороны тела. После этого Дмитрия Голубятникова вернули в ИВС.

Согласно заключению судмедэкспертизы, травмы, полученные заявителем, могли возникнуть в результате описанных им обстоятельств (от удара кулаком, ногами, резиновой дубинкой) и были расценены как причинение вреда здоровью средней тяжести.

Сергей Жучков также был задержан в качестве подозреваемого по этому делу утром 26 января 2005 г. По его словам, после задержания оперативники избили его в целях получения от него явки с повинной, которую он впоследствии написал под их диктовку. Как утверждал Сергей Жучков, следователь, который оформил его задержание лишь на следующий день, угрожал ему новыми избиениями, если он откажется повторить свои показания в ходе допроса в качестве подозреваемого. В результате таких угроз на допросе Сергей Жучков дал соответствующие признательные показания в присутствии адвоката по назначению. При этом в своем признании он указал, что причинил С. травмы головы вместе с Голубятниковым, а также с Б. и В.

Позднее мать Сергея Жучкова наняла другого адвоката для защиты сына в уголовном процессе, после свидания с которым задержанный отказался признавать себя виновным и давать показания против себя.

Пока Голубятников и Жучков находились под стражей, их родные и защитники неоднократно и безрезультатно обращались в различные инстанции прокуратуры с жалобами на избиение их полицейскими для дачи признательных показаний. Следствие отказывалось возбуждать уголовные дела в отношении полицейских, ссылаясь на добровольную дачу признательных показаний и отсутствие жалоб на жестокое обращение со стороны оперативников во время допросов заявителей.

На предварительном слушании по уголовному делу в Тихорецком районном суде Сергей Жучков также безрезультатно ходатайствовал о признании недопустимыми его признательных доказательств, полученных под давлением. Затем 14 июля 2005 г. суд заслушал показания четверых обвиняемых по делу, в которых все они жаловались на применение насилия в отношении них полицейскими. Суд дважды откладывал судебное разбирательство по делу с поручением прокуратуре разобраться с жалобами обвиняемых. Следствие в очередной раз отказалось возбуждать дело в отношении сотрудников полиции.

5 августа 2005 г. Тихорецкий городской суд признал Дмитрия Голубятникова и Сергея Жучкова виновными в причинении тяжкого вреда здоровью С., повлекшего ее смерть, и приговорил их к 12 и 9 годам лишения свободы соответственно. Апелляция и кассация оставили приговор суда первой инстанции в силе. Попытки заявителей обжаловать приговор суда в порядке надзора и в Верховный Суд РФ также не увенчались успехом.

Сергей Жучков был выпущен на свободу в 2014 г., а Дмитрий Голубятников – в 2016 г.

Подача жалобы в ЕСПЧ

Заявители обратились в ЕСПЧ с жалобами на нарушение ст. 3 Конвенции в связи с отсутствием должного расследования их заявлений в правоохранительные органы. По словам заявителей, при их задержании полицейские заставили их дать показания против себя, впоследствии используемые следствием в качестве доказательств по уголовному делу. Сергей Жучков также жаловался на его незаконное содержание под стражей. Кроме того, в своих жалобах заявители указывали на нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции вследствие несправедливого судебного разбирательства. Первый заявитель потребовал выплату компенсации (включая судебные расходы) в размере около 286 тыс. евро, а второй – почти 250 тыс. евро.

В своих возражениях Правительство РФ указывало на недоказанность фактов жестокого обращения с заявителями в нарушение ст. 3 Конвенции. По мнению российской стороны, травмы первого заявителя могли возникнуть в результате драки с кем-нибудь до его задержания, тогда как у второго заявителя отсутствовали травмы, и он добровольно написал явку с повинной. Российское Правительство сочло доказанной вину осужденных и указало на чрезмерность денежных требований в отсутствие их связи с уголовным преследованием.

Выводы Европейского Суда по правам человека

ЕСПЧ указал, что при оценке доказательств в части нарушения ст. 3 Конвенции применяется стандарт доказательства «вне разумных сомнений», в рамках которого Суд предположил, что спорные травмы первого заявителя возникли в результате насилия со стороны сотрудников полиции. При этом Европейский Суд отметил неоднократное отклонение правоохранительными органами жалоб Дмитрия Голубятникова на этот счет.

Как пояснил ЕСПЧ, в контексте российской правовой системы недостаточно простого проведения предварительного расследования заявлений о предполагаемом жестоком обращении в полиции. В указанных случаях власти обязаны возбуждать уголовные дела и проводить по ним детальное расследование, осуществляя весь комплекс следственных действий.

Также Суд отклонил за недоказанностью довод Правительства РФ о том, что травмы Дмитрия Голубятникова были получены им в ходе драки до его задержания, указав на отсутствие медосвидетельствования сразу после его задержания.

В отношении второго заявителя Европейский Суд установил, что оперативники незаконно удерживали его в ИВС, где в условиях угрозы личной безопасности он написал явку с повинной. Как отметил ЕСПЧ, сразу же после получения помощи защитника по соглашению Сергей Жучков отказался от своих прежних показаний и стал подавать многочисленные жалобы на применение насилия в отношении него. В силу указанных обстоятельств Суд оценил показания второго заявителя в качестве заслуживающих доверия. При этом ЕСПЧ также указал на то, что, вопреки неоднократной подаче жалоб на применение насилия в его отношении, медицинское освидетельствование так и не было проведено.

Европейский Суд констатировал отсутствие эффективного расследования фактов предполагаемого причинения насилия в отношении заявителей сотрудниками полиции и пришел к выводу о том, что имело место нарушение ст. 3 Конвенции и в ее процессуальной части.

Кроме того, Суд установил нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции, отметив, что полученные в нарушение ст. 3 Конвенции показания (независимо от их доказательной ценности и решающего значения для обвинения) автоматически делают несправедливым все уголовное преследование. Европейский Суд указал, что городской суд опирался только на документы следствия, а высшие суды не исправили допущенных нижестоящими инстанциями ошибок относительно тщательной оценки спорных доказательств и обстоятельств. Также был сделан вывод о том, что в отношении второго заявителя был нарушен п. 1 ст. 5 Конвенции.

ЕСПЧ отметил, что наиболее приемлемой мерой для защиты прав заявителей будет пересмотр уголовного дела, и присудил каждому заявителю по 25 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

В ЕСПЧ интересы заявителей представляла член Совета АП Ставропольского края Оксана Садчикова. По ее словам, Суд установил ряд нарушений Европейской конвенции по правам человека, типичных для дел о пытках в связи с незаконным лишением свободы в течение суток после фактического задержания.

«Недокументированное содержание под стражей создало условия для применения пыток – второго серьезного нарушения ст. 3 Конвенции в процессуальном и материальном аспектах, – отметила адвокат. – Указанные нарушения были установлены Судом в отношении обоих заявителей».

По мнению адвоката, решение примечательно тем, что Европейский Суд пришел к выводу о том, что использование полученной под принуждением явки с повинной для осуждения обоих заявителей нарушает право на справедливое судебное разбирательство в отношении обоих.

Оксана Садчикова полагает, что ценность решения, в целях восстановления права на справедливое судебное разбирательство, состоит в прямом указании на невозможность использования показаний как самого лица, давшего признательные показания в отношении себя, но и в отношении второго лица, в отношении которого он дал показания под принуждением.

Зинаида Павлова