ЕСПЧ напомнил об ответственности государства по долгам госучреждений

Суд признал нарушение прав бывших работниц подведомственного Минсельхозу учреждения, которые после его ликвидации не смогли получить задолженность по зарплате даже с вынесенным в их пользу судебным решением.

По мнению одного из экспертов «АГ», постановление может служить подсказкой к правильному выбору национальных средств правовой защиты в спорах, когда государственное учреждение – должник ликвидируется или преобразуется. Другая отметила, что с практической точки зрения рассматриваемое дело интересно тем, что государство в целом признало свою ответственность по долгам госучреждения.

29 сентября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Балашова и Черевичная против России», рассмотрев жалобу двух россиянок, поданную в связи с невозможностью исполнения судебного решения о взыскании в их пользу задолженности по зарплате и иных платежей после ликвидации госучреждения, где они работали.

Неисполнение судебного решения

Жительницы г. Санкт-Петербурга Маргарита Балашова и Галина Черевичная работали в ГУ Государственной инспекции по качеству молока и молочной продукции Северного и Северо-Западного экономического районов, находящейся в введении Минсельхоза. В уставе этого учреждения значилось, что закрепленное за ним имущество находилось в федеральной собственности. В нем также отмечалось, что учреждение отвечало по своим долгам всеми своими денежными средствами, а в случае их отсутствия собственник имущества, закрепленного за учреждением, нес субсидиарную ответственность по обязательствам последнего.

В 1998 г. в соответствии с правительственным постановлением было предложено вывести инспекцию из ведения Минсельхоза и передать ее правительству Санкт-Петербурга. Уже в следующем году учреждение перестало получать финансирование от министерства, а в 2000 г. было принято решение о ликвидации.

В августе 2002 г. Маргарита Балашова и Галина Черевичная были уволены в связи с ликвидацией организации. После этого женщины обратились в суд с исками к работодателю и Минсельхозу о выплате денежной компенсации за неиспользованный ежегодный отпуск, выходное пособие, а также задолженность по зарплате.

В декабре 2002 г. Мещанский районный суд г. Москвы обязал учреждение выплатить Маргарите Балашовой свыше 150 тыс. руб., а Галине Черевичной – 165 тыс. руб. При этом суд отказался удовлетворять требования истиц к Минсельхозу, мотивировав это тем, что они не являлись сотрудницами министерства напрямую, а подконтрольное ему учреждение еще не ликвидировано.

Спустя несколько дней Минсельхоз погасил задолженность перед заявительницами частично, выплатив им 36 и 39 тыс. руб. Поскольку в дальнейшем Мосгорсуд оставил в силе решение первой инстанции, женщины получили исполнительный лист, который был представлен ими в ФССП России и Федеральное казначейство. Однако судебные приставы не смогли исполнить решение суда и прекратили исполнительное производство по делу, так как учреждение уже не значилось среди получателей средств из федерального бюджета, а его банковские счета были заблокированы.

Далее Маргарита Балашова и Галина Черевичная обратились в суд с иском к Минсельхозу, требуя выплатить им остатки задолженности. В мае 2006 г. московский мировой судья удовлетворил требования истиц, признав субсидиарную ответственность министерства по обязательствам учреждения, и произвел индексацию подлежащих выплате денежных сумм. Тем не менее вышестоящие судебные инстанции отменили решение мирового судьи под предлогом того, что учреждение уже не входит в число подконтрольных министерству ведомств, а ст. 120 и 399 ГК РФ не применимы в рассматриваемом деле, так как они касаются гражданских, а не трудовых отношений.

В отдельном судебном процессе женщины требовали индексации подлежащих выплате сумм и наложения штрафов на виновных лиц за невыплату зарплаты, однако национальные суды отказались удовлетворять их иски, мотивируя свои решения истечением срока исковой давности и необоснованностью самих требований.

Обращение в ЕСПЧ и возражения властей

В жалобе в Европейский Суд Маргарита Балашова и Галина Черевичная сослались на нарушение ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, защищающей право на справедливое судебное разбирательство, в связи с неисполнением решения российского суда о выплате присужденных им денежных средств. Они также утверждали о нарушении ст. 4 («Запрещение рабства и принудительного труда») и 13 («Право на эффективное средство правовой защиты») Конвенции. Таким образом, женщины потребовали присудить им компенсацию материального вреда на сумму в 583 и 646 тыс. руб., компенсацию морального вреда в размере 500 и 733 тыс. руб., а также 850 евро для возмещения судебных и прочих расходов.

В возражениях Правительство РФ указало, что заявительницы не обращались с исполнительным листом в Минфин России, а Минсельхоз не несет субсидиарной ответственности по долгам учреждения. Государство-ответчик также сообщило, что ликвидационная комиссия учреждения принимала требования кредиторов учреждения до 1 марта 2001 г. для включения их в общий список. Однако заявители, подчеркнула российская сторона, зная об этом сроке, подали гражданский иск против учреждения уже после этой даты. Правительство отметило, что заявительницы все еще могут обратиться в Минфин России за получением денежных средств, поэтому они не исчерпали внутренние средства правовой защиты. Российская сторона также назвала необоснованными заявленные женщинами к выплате денежные суммы.

В контрдоводах на правительственные возражения Маргарита Балашова и Галина Черевичная указали, что они обращались в Службу судебных приставов и Федеральное казначейство, но им не разъясняли порядок обращения в Минфин России. Они также усомнились в том, что это министерство могло им как-либо помочь, так как учреждение не финансировалось из федерального бюджета. Кроме того, отметили они, учреждение полностью зависело от Минсельхоза, не осуществляло предпринимательской деятельности, поэтому по его обязательствам отвечало государство. 

Суд пришел к выводу, что заявительницы сделали все от них зависящее

После изучения материалов дела Европейский Суд отметил, что еще в 2009 г. он выявил отсутствие в России эффективных внутренних средств правовой защиты, превентивных или компенсационных, которые позволяли бы обеспечить адекватное и достаточное возмещение в случае обнаруженных нарушений Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его субъектов (Бурдов против России).

ЕСПЧ добавил, что обязательства по погашению задолженности учреждения по судебному решению от 16 декабря 2002 г. возлагаются на государство. Исходя из общей практики Суда задержка менее одного года исполнения денежного судебного решения в принципе совместима с Конвенцией, в отличие от более длительной задержки. Как пояснил Европейский Суд, заявительницы представили исполнительные листы в ФССП России и Федеральное казначейство, но ни одному из этих госорганов не удалось исполнить судебное решение. При этом государство-ответчик не доказало факт разъяснения заявительницам необходимости обращения в Минфин России. «Вышеизложенных обстоятельств достаточно для того, чтобы Суд пришел к выводу, что заявительницы предприняли разумные процессуальные действия для исполнения судебного решения, вынесенного в их пользу», – подчеркнул ЕСПЧ в своем постановлении.

Таким образом, Страсбургский суд выявил нарушение ст. 6 Конвенции в связи с неисполнением судебного решения от 16 декабря 2002 г. и присудил каждой из заявительниц по 3,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 450 евро в виде судебных издержек.

Эксперты «АГ» позитивно оценили постановление

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин отметил, что суть решения сводится к подтверждению границ ответственности государства – а в данном случае Минсельхоза – за долги своих учреждений. «Это решение ЕСПЧ, ввиду изложенной в нем позиции РФ, также может служить подсказкой к правильному выбору национальных средств правовой защиты в спорах, когда государственное учреждение – должник ликвидируется или преобразуется. При этом в ситуации, когда заявительницы действительно не использовали всех средств национальной правовой защиты – не соблюли установленную процедуру подачи исполнительных листов, ЕСПЧ все же пришел к выводу о том, что обе женщины предприняли разумные процессуальные действия для исполнения судебного решения, вынесенного в их пользу», – пояснил он. 

По словам эксперта, решение ЕСПЧ наверняка будет взято на контроль Минюстом РФ, и на основании него будут сформированы соответствующие изменения в законодательство, отраженные в дальнейшем в мониторинге правоприменения (ежегодный отчет на имя Президента РФ, включающий сведения об исполнении решений ЕСПЧ и принимаемых в связи с этим изменений российского законодательства).

Юрист, эксперт по трудовому праву Елена Карсетская полагает, что с практической точки зрения рассматриваемое дело интересно тем, что государство в целом признало свою ответственность по долгам госучреждения. «Представители власти заявили в Европейском Суде, что решение суда о взыскании присужденных сумм было бы исполнено при направлении исполнительных листов в Министерство финансов, – подчеркнула она. – На примере этого случая можно заключить, что, если не получается взыскать средства с госучреждения по причине отсутствия у него средств, скорее всего, малоэффективно обращаться по правилам субсидиарной ответственности к министерству – учредителю учреждения». 

Елена Карсетская добавила, что при наличии на руках исполнительного листа, которым будет подтвержден долг госучреждения, такой документ необходимо направить для исполнения не в Федеральное казначейство, а в Минфин России.

Зинаида Павлова

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *