ЕСПЧ по Делу «Стомахин против России»: тюремное заключение на пять лет за критические статьи о конфликте в Чечне было нарушением свободы слова

Суд решил, что уместно рассмотреть дело только по статье 10 Конвенции.

Он разделил заявления г-на Стомахина на три группы.

Первая из них оправдывала терроризм, оскорбляла российских военнослужащих в той мере, в какой они могли стать мишенями для пропаганды чеченских лидеров в контексте утверждения насилия. Эти заявления вышли за рамки приемлемой критики, и Суд установил, что рассмотрение их судами было пропорциональным.

Кроме того, некоторые из высказываний г-на Стомахина о православных верующих и этнических русских подстрекали ненависть и вражду, а соображения судов были «актуальными и достаточными».

Однако суды были слишком жесткими в других аспектах.

В частности, некоторые заявления о войне не вышли за рамки приемлемых пределов критики, которые были широки, когда дело касалось правительства.

Суды также высказали другие замечания по поводу российских военнослужащих вне контекста:

Г-н Стомахин в сильных выражениях говорил об оправдании офицера за удушение чеченской женщины, а не апеллирует к любым преступным деяниям или разжигает ненависть ко всем солдатам.

Суд добавил, что для государств, крайне важно придерживаться осторожного подхода, когда определяется сфера преступлений, связанных с ненавистью. Он призвал их строго толковать законодательство, чтобы избежать чрезмерного вмешательства под видом действий против такой речи, когда то, что было на самом деле, было критикой властей или их политики.

Наконец, Суд установил, что суды при определении наказания, г-ну Стомахину, были ограничены его личностью и общественной опасностью, которую он представил. Такие соображения были важны, но их было недостаточно для обоснования суровости приговора. Поэтому наказание не было соразмерно преследуемым законным целям, таким как защита прав других, национальной безопасности или предотвращения беспорядков и преступлений.

Другие статьи жалобы г-на Стомахина в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции Суд признал неприемлемыми, поскольку они  явно необоснованны. В его утверждениях не было выявлено какого-либо нарушения Гарантии справедливого судебного разбирательства в рамках Конвенции.

Суд принял решение четыре голоса против трех, что Россия должна выплатить заявителю 12 500 евро как возмещение морального вреда и отклонил его требование в отношении расходов и издержек, в количестве шесть голосов против одного.

Отдельные мнения Судьи Йедерблума, который выразил сочувственное мнение, и к которому присоединился судья Келлер, который также подписал отдельное мнение. Судья Пастор Виланова высказала отчасти особое мнение, которое связано с решением о расходах. Эти мнения прилагаются к решению.

Решение доступно только на английском языке.