ЕСПЧ посчитал доказанной вину России в смерти Александра Литвиненко

При этом судья от России Дмитрий Дедов посчитал, что британское следствие демонизировало российские спецслужбы, сконцентрировавшись лишь на версии их причастности к преступлению.

По мнению одного эксперта «АГ», постановление ЕСПЧ вызывает крайне противоречивые чувства, поскольку базируется на одностороннем и тенденциозном анализе расследования преступления, произведенного Великобританией. Другой полагает, что Суд произвольно отступил от собственной же практики по индивидуальным жалобам, которые связаны с межгосударственными спорами. Третий посчитал, что рассуждения судьи от России не могут опровергнуть применение ст. 2 Конвенции большинством его коллег.

21 сентября Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу «Картер против России» по жалобе вдовы Александра Литвиненко, которая указала на причастность российских спецслужб к отравлению полонием ее супруга.

Отравление Александра Литвиненко

В 1997 г. сотруднику ФСБ России Александру Литвиненко, с его слов, руководство поручило задание по разработке вариантов убийства российского бизнесмена Бориса Березовского, с которым он стал дружить после расследования обстоятельств покушения на предпринимателя. Об этом и о другой, по его словам, незаконной деятельности ФСБ он рассказал на пресс-конференции в ноябре 1998 г. После этого Литвиненко был уволен со службы и был подвергнут уголовному преследованию за превышение полномочий, в связи с чем он провел несколько месяцев в СИЗО «Лефортово». После того как суд первой инстанции оправдал подсудимого, в отношении него вновь возбудили уголовное дело по аналогичным основаниям, затем последовали третье и четвертое дела.

В 2001 г. Великобритания предоставила убежище Александру Литвиненко и его супруге Марии, там оба изменили имена, став, соответственно, Эдвином и Марией Картерами. Спустя пять лет супруги получили британское гражданство. Александр Литвиненко продолжил активную деятельность по разоблачению российских спецслужб и высшего руководства РФ, он публиковал книги об этом и поддерживал дружбу с Борисом Березовским, который также проживал в Лондоне.

Затем Александр Литвиненко устроился в британскую фирму, которая консультировала бизнесменов, желающих работать с российскими партнерами. Для этой работы ему требовались источники информации из России, в связи с чем его бизнес-партнером в России стал Андрей Луговой (по утверждениям ряда СМИ – сотрудник ФСБ), с которым он неоднократно встречался в 2005–2006 гг. По некоторым данным, Александр Литвиненко также сотрудничал с британскими спецслужбами.

В середине октября 2006 г., после встречи с российскими партнерами Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, Александр Литвиненко почувствовал недомогание, у него появилась рвота, которую он расценил как пищевое отравление и не стал обращаться за медицинской помощью. 1 ноября, после встречи с Луговым и Ковтуном в суши-баре, Александр Литвиненко вновь почувствовал себя плохо, в последующие дни у него наблюдались боли в животе, рвота и кровавая диарея. Сначала врачи лечили его от гастроэнтерита, но затем заподозрили отравление, в связи с этим у него был изъят биоматериал для исследования на предмет возможного радиоактивного заражения. Далее Александра Литвиненко стали лечить от отравления таллием, но накануне его смерти результаты исследования анализов выявили отравление полонием путем введения внутрь растворимого соединения. 23 ноября пациент перенес сердечный приступ и скончался от полиорганной недостаточности. Результаты вскрытия показали, что причиной смерти больного стал острый синдром лучевой болезни.

Далее британские и российские власти стали расследовать обстоятельства смерти Александра Литвиненко. По версии британского следствия, бизнесмен получил смертельную дозу полония 1 ноября 2006 г., а до этого также подвергся отравлению данным веществом. По мнению британских правоохранителей, к убийству Литвиненко были причастны Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, которых им не удалось допросить, так как власти РФ отказали в их экстрадиции. Британское следствие выявило, в частности, следы полония в различных местах, в том числе в номере британской гостиницы, где останавливался Андрей Луговой. Оба россиянина до сих пор остаются в международном розыске.

В декабре 2006 г. Генеральный прокурор РФ возбудил уголовное дело по факту убийства Александра Литвиненко и покушения на жизнь Дмитрия Ковтуна. В мае 2007 г. Андрей Луговой в ходе пресс-конференции заявил о непричастности к убийству Литвиненко, утверждая, что за это преступление ответственны британские спецслужбы, русская мафия или же Борис Березовский. Впоследствии Луговой стал депутатом Госдумы, получив соответствующую неприкосновенность.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В жалобе в Европейский Суд вдова Литвиненко – Мария Картер – утверждала, что ее супруг был убит особо жестоким способом Андреем Луговым и другими лицами при поддержке или с ведома российских властей, что подтверждалось материалами британского расследования. По ее мнению, отравляющее вещество (полоний-210) было произведено на российском заводе. Вдова Александра Литвиненко также отметила, что на протяжении многих лет Россия практиковала совершение политических убийств за пределами РФ силами спецслужб. Она указала на нарушение ст. 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на жизнь и запрет пыток. В связи с этим женщина потребовала присуждения компенсации материального и морального вреда в размере по усмотрению Суда и возмещения судебных расходов на сумму в 31 тыс. евро.

В возражениях Правительство РФ ссылалось на то, что материалы расследования Великобританией обстоятельств смерти Александра Литвиненко не могут быть использованы ЕСПЧ для выявления фактов нарушения Конвенции в связи с их безосновательностью и необъективностью. Также российская сторона отметила, что жалоба Марии Картер неприемлема, так как на момент своей смерти Александр Литвиненко был британским подданным и находился в Лондоне, при этом нет причинно-следственной связи между какими-либо действиями властей РФ и его отравлением. Подчеркивалось, что российские правоохранители не установили причастность властей РФ или национальных спецслужб к смерти Александра Литвиненко, а также не зафиксировали утечку полония-210 с территории завода-изготовителя.

Правительство РФ утверждало об отсутствии у заявительницы статуса жертвы по смыслу Конвенции, а также сообщило ЕСПЧ, что власти предприняли все шаги по международному сотрудничеству по этому инциденту и ответили на все вопросы британской стороны. Государство-ответчик отметило, что правоохранители Великобритании не предоставили ему ряд доказательств, например экспертное заключение о причине смерти Литвиненко и материалы с образцами полония-210.

В контраргументах на эти доводы Мария Картер отметила, что, следуя логике российской стороны, экстерриториальные убийства должны исключаться из предмета регулирования Конвенции и компетенции ЕСПЧ. В свою очередь, правительство Великобритании пояснило Суду: если бы СК России обратился к британским властям с соответствующим запросом, то ведомству был бы представлен доступ ко всем материалам расследования, за исключением секретных.

ЕСПЧ выявил нарушения ст. 2 Конвенции

Оценивая приемлемость жалобы, Европейский Суд отметил, что выполненное британцами расследование смерти Александра Литвиненко было независимым и прозрачным. Как пояснил Суд, в рамках расследования удалось получить ряд важных доказательств и допросить десятки свидетелей. Несмотря на наличие в деле секретных данных, доступ к которым имело лишь правительство Великобритании, общие сведения об источниках и содержании последних были изложены в представленных в Суд материалах.

Как пояснил ЕСПЧ, имеющихся материалов достаточно для того, чтобы обвинить в смертельном отравлении Александра Литвиненко Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, которые не предстали перед судом за данное преступление не по причине отсутствия доказательств, а из-за отказа России экстрадировать их. При этом, отметил Суд, убийства, совершаемые агентами одного государства на территории другого вне военных действий, в силу принципа экстерриториальности подпадают под регулирование ст. 2 Конвенции.

После изучения материалов дела Европейский Суд напомнил, что расследование преступлений должно быть эффективным и приводить к тому, чтобы виновные лица понесли наказание. По запросу Суда российские власти представили в ЕСПЧ сведения о том, что Андрей Луговой был допрошен правоохранителями, в его жилье и автомобиле был произведен обыск, который не выявил никаких улик о причастности к убийству Литвиненко. Также российское следствие не выявило утечки полония-210 из производственных и складских помещений завода-изготовителя. Тем не менее власти РФ, отметил Суд, отказались представлять какие-либо доказательства в подтверждение своих доводов.

Таким образом, Европейский Суд счел, что российские власти пытались помешать британскому следствию в установлении достоверных фактов по делу. Так, они отказались предоставить самолет, на котором Луговой и Ковтун прилетели в Лондон, для проверки на предмет радиоактивного загрязнения. При этом власти РФ, как отмечается в постановлении ЕСПЧ, поспешили сделать необоснованное заявление о том, что в этом воздушном судне отсутствовали следы полония-210, а далее Андрей Луговой получил депутатскую неприкосновенность.

Поскольку российское следствие не представило материалы своего расследования британским коллегам и не направляло запросы в Великобританию о правовой помощи, оно не продемонстрировало свою потребность в материалах расследования, выполненного Соединенным Королевством, посчитал Суд. При этом ЕСПЧ счел, что к убийству Литвиненко причастны именно Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, которые, по его мнению, предприняли три попытки отравить бывшего сотрудника ФСБ. В постановлении также подчеркнуто, что они знали о том, что использовали смертельный яд, который убьет их жертву, фактически находящуюся под их физическим контролем.

При этом ЕСПЧ добавил, что оба преступника действовали не по личным мотивам, а по заданию другого лица, так как радиоактивный яд не является орудием преступления обычных убийц, а находится под контролем государства. Соответственно, средства совершения преступления и его мотивы указывают на причастность к отравлению Александра Литвиненко государства в лице ФСБ России. При этом, отметил Суд, российские власти не провели эффективного расследования такого преступления. ЕСПЧ также напомнил, что депутатский иммунитет Андрея Лугового не является препятствием для его уголовного преследования.

Таким образом, Европейский Суд выявил нарушение ст. 2 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах и присудил заявительнице 100 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 2,5 тыс. евро в возмещение судебных расходов.

Частично несогласное мнение судьи Дмитрия Дедова

Решение ЕСПЧ содержит частично несогласное мнение судьи от России Дмитрия Дедова, который отметил, что государство-ответчик было лишено возможности провести эффективное расследование смерти Александра Литвиненко, поскольку власти Великобритании отказались сотрудничать и предоставить доступ к материалам своего расследования, поэтому Россия не могла проверить факт отравления полонием.

Судья добавил, что Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун сами подверглись радиоактивному отравлению и в России получили статус потерпевших, а британское следствие отказалось предоставлять российским коллегам какие-либо веские доказательства причастности этих россиян к убийству, которые могли бы стать основанием для их уголовного преследования. Все это, по его мнению, заставляет усомниться в беспристрастности и объективности английских коллег.

Дмитрий Дедов также подверг сомнению вывод о том, что полоний, которым был отравлен Александр Литвиненко, был произведен в РФ, поскольку это вещество производится во многих странах, включая Великобританию. Он также указал на то, что следы полония не были выявлены российским следствием ни в самолете, на котором Андрей Луговой прилетел в Лондон, ни в аэропортах Москвы и Лондона, поэтому есть основание предполагать, что Луговой, Ковтун и Литвиненко стали жертвами атаки третьих лиц.

По мнению Дмитрия Дедова, британское следствие всячески демонизировало российские спецслужбы, необоснованно сконцентрировавшись на версии причастности последних к преступлению и используя показания свидетелей, придерживающихся конспирологических воззрений. Он добавил, что вещественные доказательства подтверждали лишь обстоятельства отравления, но не причастность российских властей к преступлению.

По словам российского судьи, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун после госслужбы стали предпринимателями, а обоснование мотивов совершения убийства Литвиненко, в том числе по заданию властей РФ, не выдерживает никакой критики. Он также заметил, что Андрей Луговой был избран в Госдуму в качестве депутата оппозиционной партии ЛДПР, что свидетельствует об отсутствии связи этого гражданина с официальными властями РФ. Дмитрий Дедов также предположил, что в смерти Александра Литвиненко было заинтересовано множество иных лиц, включая спецслужбы Великобритании, в силу его сотрудничества с последними. По его мнению, британские спецслужбы до сих пор играют в «холодную» войну, которую объявил еще премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.

Он заключил: исследуемые ЕСПЧ материалы не гарантировали справедливое судебное разбирательство по делу.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров отметил, что постановление ЕСПЧ вызывает крайне противоречивые чувства. «Как правило, в адвокатской деятельности приходится довольно часто опираться и ссылаться на практику Европейского Суда, отстаивая интересы своих доверителей, поскольку в значительной степени она является эталоном правоприменения для национальных судов, а нередко непосредственно обращаться с жалобами в ЕСПЧ, когда исчерпаны внутригосударственные средства правовой защиты. Однако анализируемое постановление Суда вряд ли будет восторженно воспринято российскими властями и принято к исполнению, поскольку в таком случае следует согласиться с выводами о причастности государства, его спецслужб к убийству Литвиненко. Понятно, что этого не произойдет. Думаю, любое государство при подобных обстоятельствах последовательно и логично отрицало бы какую-либо связь своих властных институтов с причинением смерти бывшему своему гражданину на территории другой страны», – полагает он.

По словам эксперта, анализ постановления выявляет несколько односторонний и тенденциозный характер изложения и толкования результатов расследования, произведенного Лондоном. «Обращает на себя внимание тот факт, что, помимо изначально взятого направления о причастности граждан России Лугового и Ковтуна к убийству Литвиненко, никакие иные значимые версии отравления последнего, кроме самоубийства, не отрабатывались. Установленные фактические обстоятельства, а именно: отравление Литвиненко полонием-210, его встречи с вышеупомянутыми россиянами, наличие следов радиоактивного вещества в местах их пребывания – лишь косвенным образом могут свидетельствовать об их причастности к преступлению. Тем более предположительными и вероятностными являются умозаключения о том, что они являлись агентами государства и выполняли порученное задание», – считает Ерлан Назаров.

Он предположил, что очень возможно, что Россия воспринимается западными странами в демоническом свете. «Но, исходя из сугубо юридических постулатов, процессуальных норм и презумпций, криминальная роль государства в организации убийства лица, рассматриваемого им в качестве предателя или разоблачителя, должна все-таки основываться на бесспорных и неопровержимых фактах. Приведены ли такие обстоятельства в решении? Полагаю, что нет. Вывод Суда о вине РФ, ее властей в причастности к отравлению Литвиненко представляет, по моему мнению, не подтвержденные надлежащими доказательствами догадки», – отметил адвокат.

Он обратил внимание, что содержащаяся в постановлении Суда информация свидетельствует о взаимном игнорировании властями Великобритании и РФ обращений и поручений в рамках оказания правовой помощи и соответствующих претензиях в адрес друг друга. По его мнению, результаты проведенного дедуктивным методом британского расследования весьма затруднительно считать основанными на фактах, а вину российского государства – установленной. «В этом разрезе заслуживают внимания и доводы, изложенные в особом мнении судьи Дмитрия Дедова, в том числе касательного того, что “британское расследование уделяло мало внимания другим версиям, кроме причастности агентов российского государства, они сильно и непропорционально сконцентрировались на этой теории”», – добавил Ерлан Назаров. Он также отметил, что прогнозируемый отказ РФ выполнять постановление ЕСПЧ ввиду несогласия с его выводами не дает каких-либо реальных предпосылок для влияния решения на внутригосударственную правоприменительную или судебную практику.

Управляющий партнер АК «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин отметил, что в соответствии со ст. 43 и 44 Конвенции решение не является окончательным: «В течение трех месяцев после его доставки любая сторона может потребовать, чтобы дело было передано в Большую Палату Суда. Если такой запрос сделан, коллегия из пяти судей решает, заслуживает ли дело дальнейшего рассмотрения. В этом случае Большая Палата рассмотрит дело и вынесет окончательное решение. Если запрос о передаче будет отклонен, решение станет окончательным в этот день».

«В рассматриваемом случае Россию очевидно хотят “назначить виноватой” по принципу, преимущественно запрещенному в цивилизованном праве, но допускаемому в англо-саксонском праве, – “объективного вменения”, то есть как наиболее подходящее для наказания лицо, и, очевидно, опираясь на их же презумпцию criminal contempt of court, – полагает адвокат. – Мне представляется, что ЕСПЧ произвольно отступил от собственной же практики по индивидуальным жалобам, которые связаны с межгосударственными спорами. В прежние времена Европейский Суд обязался не рассматривать такие дела до вынесения решения по существу межгосударственного иска. Вне всяких сомнений, этот судебный акт достоин обжалования и по существу выводов, и с точки зрения процедуры и подходов в суде».

Эксперт по работе с Европейским Cудом Кирилл Коротеев заметил, что в рассматриваемом деле ЕСПЧ с легкостью и уверенностью принял решение, поскольку мог опираться на расследование и судебные слушания в Англии. «Собственно, все выводы о фактах и доказательствах уже были сделаны судьей Оуэном, ЕСПЧ оставалось лишь применить к этим фактам свою практику о праве на жизнь, что он и сделал. Судья Дмитрий Дедов высказался против, но его рассуждения о премьер-министрах и “холодной войне” никак не способны опровергнуть применение ст. 2 Конвенции большинством судей», – подчеркнул он.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid