ЕСПЧ: Прекращение статуса адвоката – слишком серьезное наказание за выражение мнения

Европейский Суд вынес решение по жалобам двух бывших адвокатов АП Иркутской области, статус которых был прекращен в связи с конфликтом, возникшим внутри палаты.

Представитель одной из заявителей Рамиль Ахметгалиев назвал решение значимым для сегодняшней российской адвокатуры, отметив, что внутренние вопросы должны решаться в корпорации, но решения не могут быть произвольными. Президент АП Иркутской области Олег Смирнов в свою очередь заметил, что в решении ЕСПЧ неточно передана ситуация, – по его словам, прекращение статуса заявителей было связано не с критикой суда, а с бездоказательным обвинением коллеги в незаконных связях с судьями. В комментарии «АГ» вице-президент ФПА Геннадий Шаров напомнил, что вопросы по дисциплинарным делам находятся в ведении адвокатских палат субъектов РФ.

16 октября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Шкицкий и Водорацкая против России», которым признал, что в отношении заявителей – бывших адвокатов АП Иркутской области Алексея Шкицкого и Вероники Водорацкой (ныне состоящих в других адвокатских палатах) была нарушена ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующая право на свободу выражения мнения.

Предыстория конфликта в иркутской адвокатуре

Как следует из жалобы Вероники Водорацкой (имеется в распоряжении «АГ»), в январе 2010 г. она была избрана первым вице-президентом АП Иркутской области, в то же время Алексей Шкицкий занимал должность вице-президента. В ноябре того же года истекли полномочия президента АП – тогда эту должность занимал Георгий Середа – в связи с чем были проведены выборы. По их результатам голоса членов совета палаты разделились поровну: 5 за Георгия Середу и 5 – за Веронику Водорацкую. В связи с тем, что президент палаты не был избран, первый вице-президент предложила переизбрать весь совет на очередной конференции адвокатов области, при этом она назначила себя и.о. президента палаты в соответствии с регламентом совета АП.

В то же время Георгий Середа, как указано в жалобе, незаконно провозгласил себя президентом АП Иркутской области. После этого в Арбитражный суд Иркутской области поступил иск от нескольких членов совета АП к палате и Веронике Водорацкой, в котором они оспорили ее назначение в качестве и.о. президента (дело № А19-2499/2011). При этом истцы просили о назначении обеспечительных мер, в частности о запрете Веронике Водорацкой до вступления окончательного судебного акта по настоящему делу в законную силу осуществлять функции президента АПИО. Данные требования были удовлетворены. 

Сам иск был удовлетворен в мае 2011 г., однако арбитражный суд округа 1 декабря 2011 г., рассмотрев кассационную жалобу заявительницы, отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. В результате оно было прекращено в январе 2012 г. в связи с отказом истцов от иска.

Как следует из решения ЕСПЧ, в феврале, марте и апреле 2011 г. заявители и несколько других членов Совета АП Иркутской области подали жалобы председателю Арбитражного суда Иркутской области, в ВАС РФ и ВККС. В них указывалось на возможные коррупционные связи между президентом АПИО и заместителем председателя областного АС, дочь которой работала в палате. Именно наличием таких связей объяснялись рассмотрение арбитражным судом неподведомственного, по мнению Вероники Водорацкой, иска к ней и применение обеспечительных мер в ее отношении. Кроме того, в июле того же года эти жалобы были размещены на сайте Президента России.

Как указано в решении ЕСПЧ, 18 июля первый заместитель АС Иркутской области отказал в рассмотрении жалоб, сославшись на то, что приведенные в них доводы ничем не подтверждались. А 27 июля он перенаправил жалобу Георгию Середе, после чего в отношении заявителей были возбуждены дисциплинарные производства, которые завершились привлечением их к ответственности в виде прекращения статуса адвоката.

Основанием для применения высшей меры дисциплинарного взыскания, согласно решению ЕСПЧ, послужило то, что совет АП счел, что обращение заявителей в ВККС, ВАС РФ и к председателю АС Иркутской области не было корректным или допустимым поведением в ответ на действия судей. Также указано, что жалобы содержали ложные утверждения, наносящие ущерб репутации судей, а также адвоката; кроме того, указывалось, что Алексей Шкицкий проявил неуважение к ним.

Решение совета было оспорено в судебном порядке, однако суды первой и апелляционной инстанций оставили его в силе, после чего последовала жалоба в Европейский Суд.

Рассмотрение дела в ЕСПЧ

В частности, в своей жалобе Вероника Водорацкая утверждала, что при рассмотрении ее дела по обжалованию решения о прекращении статуса суды не применили или применили неправильно действующие законы, чем нарушили требования п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Также она указала, что, признав обоснованность прекращения статуса за обращение с жалобой на незаконные действия судей арбитражного суда, суды тем самым указали на отсутствие у нее права свободно выражать свое мнение, чем нарушили п. 1 ст. 10 Конвенции.

В жалобе указывалось и на нарушение ст. 14 Конвенции, которое выразилось, по мнению заявительницы, в том, что суды признали, что адвокаты, в силу своего статуса, не имеют права обращаться с жалобами на незаконные действия судей, а судьи имеют особые права на защиту и должны быть ограждены от жалоб, подаваемых гражданами на совершаемые ими незаконные действия.

Помимо этого, Вероника Водорацкая указывала на нарушение ст. 46 Конвенции тем, что суды при рассмотрении дела не приняли во внимание ее ссылки на позицию ЕСПЧ, выраженную в деле «Кабанов против России», согласно которой адвокат имеет право негативно высказываться о деятельности суда и судей.

Тем не менее в отношении жалоб обоих заявителей Европейский Суд рассматривал дело только с позиции нарушения положений ст. 10 Конвенции.

В своих возражениях на жалобы Правительство РФ указывало, что вмешательство в права заявителей соответствовало положениям Конвенции. В частности, отмечалось, что выпады заявителей были направлены против судей, а учитывая особую роль судебной власти, государство должно было защитить их. При этом подчеркивалось, что заявители являлись адвокатами, а не журналистами или частными лицами, и их статус налагал определенные ограничения на их поведение.

Также российская сторона обращала внимание на то, что процедура наложения дисциплинарного взыскания была проведена в соответствии с законом: суды тщательно проанализировали все аргументы и подтвердили, что поведение заявителей было несовместимо со статусом адвоката. Жалобы, поданные Водорацкой и Шкицким, содержали резкие и несдержанные выражения, умаляли авторитет адвокатуры; форма и содержание жалобы были некорректными по отношению к судьям Арбитражного суда Иркутской области. Утверждения, что зампред арбитражного суда и Георгий Середа имели внепрофессиональные отношения, были безосновательными, голословными и также продемонстрировали неуважение к судебной власти. «Вмешательство в права заявителей преследовало законную цель сохранения авторитета и беспристрастности судебных органов», – указали российские власти.

Кроме того, Правительство заявило, что вмешательство было соразмерным преследуемой законной цели. У заявителей была собственная цель в том, чтобы продвинуть своего сторонника на должность президента АП Иркутской области, и в связи с этим они пытались оказать давление на судебную систему и руководство палаты.

По мнению властей, санкция, наложенная на заявителей, не должна считаться излишне суровой: «Выдвинув ложные обвинения против судей арбитражного суда, заявители продемонстрировали явное неуважение к судебной власти. Соответственно, прекращение их статуса было соразмерно их поведению». Кроме того, отмечалось, что Водорацкая и Шкицкий в дальнейшем вновь получили адвокатский статус в палатах иных регионов и продолжили заниматься профессиональной деятельностью.

В ответ на это Вероника Водорацкая возразила, что жалобы были поданы в установленном законом порядке и в уполномоченные органы и содержали просьбу проверить изложенные в них факты. Также она указала, что дисциплинарное производство в ее отношении не было беспристрастным и, по ее мнению, единственной его целью была месть за ее обращения с жалобами.

ЕСПЧ согласился с доводами российского Правительства о том, что вмешательство в право на свободу выражения мнения было законным и преследовало законную цель поддержания авторитета судебной власти. Соответственно, вопрос заключается только в том, было ли это вмешательство «необходимым в демократическом обществе».

Также Суд сослался на Постановление по делу «Кабанов против России», заявитель по которому Игорь Кабанов был лишен статуса адвоката из-за оскорбительного замечания в адрес представителей судебной власти. Тогда ЕСПЧ установил нарушение ст. 10, отметив, что такая мера, как прекращение статуса, является непропорциональной.

Рассмотрев материалы настоящего дела, Европейский Суд заключил, что прекращение адвокатского статуса заявителей не может не рассматриваться как излишне суровое наказание. Суд отметил, что не убежден аргументом российского Правительства о его соразмерности поведению Алексея Шкицкого и Вероники Водорацкой, учитывая, что на них могли быть наложены и иные виды дисциплинарного взыскания. «Ни адвокатская палата, ни суды не оценили адекватность такой меры и не представили какую-либо причину, которая оправдывала бы такое решение», – указано в постановлении.

Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что национальные власти не смогли обеспечить правильный баланс между необходимостью защиты авторитета судебной власти и необходимостью защиты прав заявителей на свободу выражения, тем самым была нарушена ст. 10 Конвенции. Алексей Шкицкий не выдвигал требований о компенсации, Суд не стал присуждать ему какую-либо сумму. Вероника Водорацкая просила назначить компенсацию, и Суд удовлетворил ее требование, присудив ей 7,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Решение внутрикорпоративных конфликтов не может быть произвольным

Адвокаты Алексей Шкицкий и Вероника Водорацкая не стали комментировать «АГ» решение ЕСПЧ.

В свою очередь представитель Вероники Водорацкой, адвокат Рамиль Ахметгалиев назвал его очень значимым для современной российской адвокатуры. Он отметил, что со ссылкой на дело «Кабанов против России» Суд вновь подчеркнул важность соразмерности дисциплинарного взыскания проступку адвоката, а также подтвердил право адвокатов на свободу выражения мнения.

По мнению Рамиля Ахметгалиева, данное дело перекликается сразу с несколькими последними конфликтными ситуациями внутри адвокатской корпорации, о которых ранее писала «АГ».

Он напомнил о прекращении статуса Виталия Буркина из-за критики в адрес судей, указав, что в его случае, как и в деле Водорацкой и Шкицкого, ни совет адвокатской палаты, ни суды не оценили должным образом всех обстоятельств.

Также защитник указал на схожесть обстоятельств с делом Сергея Наумова в части соразмерности наказания: «Адвокат, который 13 лет занимается практикой и не имеет взысканий, отрицательных характеристик, доверители на него не жаловались, – в одно мгновение был вышвырнут из АП».

Третий случай – внутрипалатный конфликт в Ненецком автономном округе: одна группа адвокатов конфликтует с другой, и та, которая входит в совет палаты, добивается прекращения статуса членов второй группы. Ситуация, по мнению Рамиля Ахметгалиева, один в один с той, что была в Иркутске 8 лет назад.

«Адвокатская корпорация в России должна понимать, что внутренние вопросы, конечно же, должны решаться в корпорации. Но решения не могут быть произвольными, и все равно они будут подлежать судебному контролю и контролю ЕСПЧ. Поэтому они должны быть образцом и примером в соблюдении всех необходимых принципов, связанных с той или иной процедурой, направленной на привлечение к дисциплинарной ответственности», – прокомментировал Рамиль Ахметгалиев, добавив: решение по этому делу подтверждает, что ЕСПЧ будет следовать тем принципам, которые он заложил в деле Кабанова.

Он также высказал мнение, что в подобных конфликтных ситуациях Федеральная палата адвокатов должна выступать в роли модератора и независимого арбитра, а не просто наблюдать и не занимать ту или иную сторону, как это бывает сейчас. Наоборот, она должна добиваться мирного разрешения конфликта. «При существующем подходе корпорации к адвокатам имеется риск появления вереницы дел в Европейском Суде, в которых адвокаты, по сути, будут судиться не с Россией, а с самой российской адвокатурой. Я думаю, это не очень хорошо скажется на репутации адвокатского сообщества. Все-таки эту проблематику нужно решать здесь и сейчас, причем внутри корпорации и цивилизованным путем», – заключил Рамиль Ахметгалиев. Он также сообщил, что после вступления решения в силу будет рассмотрен вопрос о том, обжаловать ли судебные акты, признавшие законность прекращения статуса заявителей по вновь открывшимся обстоятельствам, или нет.

Редакция «АГ» обратилась в Федеральную палату адвокатов с просьбой прокомментировать решение ЕСПЧ и дать оценку его выводам. В ответе на запрос вице-президент ФПА Геннадий Шаров напомнил, что вопросы по дисциплинарным делам, включая вопросы прекращения статуса адвоката, входят в исключительную компетенцию региональных адвокатских палат: «ФПА не имеет полномочий пересмотра этих решений». Он также добавил, что решение суда в России, по сути, приравнивается к закону и спустя 8 лет подвергать его сомнению – нецелесообразно.

Позиция АП Иркутской области: дело не в критике судей

«Адвокатская газета» также обратилась за комментариями в АП Иркутской области к первому вице-президенту Георгию Середе, но в связи с командировкой он не смог их оперативно предоставить. Однако свою позицию высказал действующий президент палаты Олег Смирнов, который в 2001 г. выступал в качестве представителя адвокатской палаты в ходе обжалований решения совета АП о прекращении адвокатского статуса.

По словам Олега Смирнова, для правильного понимания причин появления нового решения Европейского Суда нужно немного погрузиться в историю предшествующих событий. «Есть такое литературное клише – “эхо войны”, вполне уместное в данном случае. Действительно, в 2010–2011 гг. в Адвокатской палате Иркутской области возник конфликт, связанный с избранием президента. Часть членов совета посчитали, что занимавший эту должность Георгий Середа должен быть непременно смещен, другие члены совета не видели в этом никакой необходимости. По этическим соображениям не стану вспоминать детали этого противостояния, но думаю, что у его инициаторов мало оснований гордиться своим поведением», – заметил он.

Президент АП Иркутской области рассказал, что «революционно настроенные члены совета стали игнорировать заседания органов управления палаты, безуспешно пытались созвать внеочередную конференцию адвокатов, сочиняли многословные пасквили, забрасывали суды бесконечными исками, которые массовым образом проигрывали». «И именно в тот период по прокурорским, следственным и судебным инстанциям стали ходить жалобы, в которых содержалось недостоверное и бездоказательное утверждение о связях руководства палаты с судьями и о наличии финансовой основы таких связей. С этим мириться уже было нельзя, поэтому распространители лживых сведений о коллегах были лишены статуса адвокатов. Я, как член совета, голосовал за это решение и по сей день считаю его правильным», – подчеркнул Олег Смирнов.

Он добавил, что, безусловно, решения ЕСПЧ нужно уважать и изучать как ценный опыт судебного правоприменения. Но относительно решения по данному делу, по его мнению, возникают вопросы. «Из текста решения следует, что Суд усмотрел нарушение ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку заявители были лишены статуса адвоката за критику судебной власти. Но в реальности все было иначе. Совет принял решение не в связи с критикой судебной власти, а за лживое обвинение адвокатами своего же коллеги в незаконных связях с судьями. Так было написано в решении совета. Согласитесь, что это иной акцент и иной смысл. Да, право у адвоката на критику есть, оно бесспорно и объективно присуще нашей профессии. Но существует вполне очевидная граница между правом на критику и ложными публичными обвинениями, особенно в адрес коллег. Не думаю, что немецкий или испанский адвокат сможет бездоказательно обвинять коллегу в коррупции и при этом остаться в корпорации», – пояснил президент АПИО.

Кроме того, он высказался по поводу чрезмерной, по мнению Европейского Суда, меры ответственности. «Но тогда возникает резонный вопрос: насколько велика и реальна дискреция органов управления адвокатских палат в оценках тяжести дисциплинарных проступков и применяемых мер ответственности, если ЕСПЧ в последующем может посчитать примененную меру чрезмерной? Не будет ли это вмешательством судебной власти во внутренние дела адвокатской корпорации, тем более когда это делается на наднациональном уровне?» – заметил Олег Смирнов.

В заключение он добавил, что в практическом плане для палаты и для заявителей решение ЕСПЧ вряд ли что-то изменит: «Бывшие иркутские адвокаты быстро и успешно сдали экзамен в АП соседнего субъекта Федерации и значатся в другом реестре. У нас давно избраны новые совет и президент, палата живет и, надеюсь, динамично развивается».

Глеб Кузнецов