ЕСПЧ: препятствие российских властей распространению эротических фильмов нарушило права их продюсера

Суд посчитал нарушением Конвенции  произвольный отказ в выдаче лицензии на воспроизведение эротической кинопродукции под предлогом гипотетической возможности распространения порнографии.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда. По мнению одного из них, один из самых интересных моментов в постановлении ЕСПЧ заключается в том, что против РФ сыграли низкий уровень юридической техники судебных актов и поверхностное упоминание о принятых судами во внимание доказательствах по делу. Другой эксперт выразил согласие с взвешенной позицией Европейского Суда, установившего нарушение в результате произвольного отказа в выдаче заявителю лицензии для изготовления копий его фильмов.

10 сентября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Прянишников против России» по жалобе продюсера эротических фильмов на отказ российских властей выдать ему лицензию для распространения очередного произведения в 2003 г.

Обстоятельства дела

Сергей Прянишников является российским продюсером эротической кинопродукции и владеет авторскими правами на 1,5 тыс. фильмов. Таким фильмам была присвоена категория 18+, и кинопродюсер располагал соответствующими прокатными удостоверениями. Заявитель также снял фильм «Город будущего», отражавший суть его предвыборной кампании на выборах губернатора Санкт-Петербурга в 2003 г.

В том же году он обратился в Минпечати России за получением лицензии на распространение копий его фильмов. Уполномоченный орган отказал в ее выдаче, мотивируя это тем, что в отношении кинопродюсера осуществляются следственные действия по ст. 242 «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов»УК РФ.

Сергей Прянишников обжаловал отказ в суд. В обоснование своих требований гражданин ссылался на то, что незаконные действия министерства нарушили его право на ведение предпринимательской деятельности и его авторские права. По мнению Сергея Прянишникова, его фильмы были одобрены для проката и он никогда не обвинялся в распространении порнографии.

Арбитражный суд отказался удовлетворять требование заявителя, руководствуясь законами о лицензировании и защите детей. При этом суд признал, что продюсер ранее никогда не обвинялся правоохранительными органами в распространении порнографии, а лишь допрашивался ими в качестве свидетеля. Тем не менее суд отметил, что осуществление Сергеем Прянишниковым такой незаконной деятельности не исключается, поэтому в выдаче лицензии следует отказать по причине необходимости ограждения несовершеннолетних от порнографических материалов.

В дальнейшем решение суда первой инстанции устояло в апелляции и кассации. При этом они сочли, что продюсер все-таки участвовал в распространении порнографии в Интернет-сети.

Доводы сторон в Европейском Суде

В своей жалобе в Страсбургский суд заявитель ссылался на нарушение ст. 10 (свобода выражения мнения) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с отказом в выдаче лицензии на фильм. Сергей Прянишников полагал, что неоправданные действия российских властей не преследовали какой-либо законной цели. Соответствующие решения национальных органов власти не содержали каких-либо веских доказательств о распространении им порнографии. При вынесении решений российские суды самовольно опирались на данные неустановленных интернет-сайтов в отсутствие соответствующих ходатайств сторон судебного спора.

Продюсер также утверждал, что его уголовное дело за распространение порнографических материалов было закрыто за отсутствием состава преступления, и прокуратура принесла свои официальные извинения за незаконное уголовное преследование. Он также ссылался на наличие ранее выданных прокатных удостоверений на свои фильмы, следовательно, Минпечати РФ фактически признало их законными и не содержащими порнографии. По словам гражданина, гипотетическое утверждение о возможном производстве им порнографии не может служить законным основанием для отказа в выдаче требуемого документа.

В возражениях на жалобу Правительство РФ признало, что отказ в предоставлении лицензии на фильм нарушил права заявителя на свободу выражения мнения. Тем не менее государство-ответчик пояснило, что такой отказ был законным и обоснованным. Данное вмешательство, как пояснила российская сторона, было продиктовано необходимостью защиты детей от просмотра порнографического контента. Конкретный фильм, на который продюсер пытался получить лицензию, носил явно порнографический характер, поэтому следовало не допустить его распространение.

Кроме того, национальное правительство ссылалось на утрату заявителем статуса жертвы, поскольку в силу изменений законодательства РФ владельцу аудиовизуальной продукции теперь не нужно получать лицензию для ее распространения. Поэтому ничто не мешает заявителю воспроизводить и распространять свои фильмы. Государство-ответчик также отметило, что прокурор не извинялся перед Сергеем Прянишниковым, следовательно, он пытался ввести в заблуждение Европейский Суд по принципиальному аспекту рассматриваемого дела.

Выводы ЕСПЧ

При оценке приемлемости жалобы Европейский Суд отметил, что непредоставление заявителем копии официальных извинений российской прокуратуры является банальным упущением, а не попыткой ввести Суд в заблуждение. Он также указал, что российские власти прямо не признали факт нарушения ст. 10 Конвенции ни в ходе национального судебного разбирательства, ни в самом ЕСПЧ. Благоприятные изменения законодательства РФ произошли по истечении четырех лет с даты отказа в выдаче лицензии, поэтому они никак не связаны с рассматриваемым делом. Следовательно, заявитель не утратил статус жертвы.

Рассматривая дело по существу, Европейский Суд напомнил, что в свободу выражения мнения входит свобода самовыражения. Именно она дает возможность участвовать в публичном обмене культурной, политической и социальной информацией, а также всевозможными идеями. Создание, демонстрация и распространение произведений культуры, как подчеркнул Суд, крайне важны для демократического общества.

Соответственно, создатели произведений культуры и их распространители не защищены от возможности ограничений, предусмотренных ст. 10 Конвенции. В то же время Страсбургский суд отметил, что государство в некоторых случаях может законно вмешиваться в защищаемые вышеуказанной статьей права посредством лицензирования телевидения и кинопродукции.

«Что касается защиты морали, невозможно выработать единую европейскую концепцию морали из правопорядка и общественного строя договаривающихся государств. Точка зрения на требования морали периодически пересматривается, особенно в современную эпоху, которая характеризуется масштабной эволюцией мнений по данному вопросу. В силу своего прямого и постоянного контакта с важнейшими отраслями жизнедеятельности государств национальные органы априори обладают большими возможностями, в отличие от международного судьи, в плане выражения мнения относительно точного содержания этих требований, включая «необходимость» «ограничение» или «наказание», предназначенные для удовлетворения этих требований», – отмечено в постановлении Суда.

Европейский Суд признал, что отказ в выдаче лицензии лишил Сергея Прянишникова возможности распространять фильм, что, безусловно, нарушило его права. При этом он не усомнился и в том, что государству следовало защищать охраняемые законом интересы детей. Следовательно, Суду потребовалось выяснить, насколько необходимым было такое вмешательство государства в права заявителя в условиях демократического общества.

Как заключил ЕСПЧ, национальные органы мотивировали свой отказ только гипотетической возможностью продюсера распространять порнографические материалы в отсутствие каких-либо веских доказательств о незаконной деятельности последнего. В рассматриваемых российскими арбитражными судами материалах дела не фигурировали какие-либо документы, свидетельствующие об уголовном преследовании заявителя за распространение порнографии. Более того, национальные суды прямо указали в своих решениях, что Сергей Прянишников был свидетелем, а не подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу. Кроме того, суды должным образом не обосновали, почему упомянутые в их решениях интернет-сайты расценены ими как порнографические. Они также не пояснили, какие конкретные фильмы продюсера и почему были сочтены ими как незаконные.

Страсбургский суд также отметил, что продюсер никогда не обвинялся властями в распространении порнографии детям. Сам российский запрет порнографии, как пояснил Суд, действовал не только в отношении несовершеннолетних, но и любой иной аудитории. В связи с этим ЕСПЧ отметил, что национальные власти могли использовать более мягкие меры (например, присвоить фильму категорию 18+ и выпустить его в особой обложке с соответствующим предупреждением). Кроме того, как указал Суд, отказ в выдаче лицензии лишил заявителя права на распространение 1,5 тыс. фильмов, которые ранее признавались властями легальными.

Таким образом, ЕСПЧ выявил нарушение ст. 10 Конвенции в деле Сергея Прянишникова. Он отклонил требование заявителя о выплате ему справедливой компенсации, мотивируя это тем, что последний не требовал возмещения материального и морального вреда, а просил лишь предоставить лицензию на фильм.

Мнения судей

Решение содержит особые мнения португальского судьи Пауло Пинто де Альбукерке и судьи от России Дмитрия Дедова.

Так, португальский судья выразил согласие с мнением большинства о наличии нарушения прав заявителя по ст. 10 Конвенции. Проанализировав международное и российское законодательство в области запрета порнографической продукции, он отметил, что запрет такой продукции связан с необходимостью защиты не только детей, но и женщин. Пауло Пинто де Альбукерке пояснил, что именно женщины страдают от вредоносного воздействия порнографии, подвергаясь насилию со стороны отдельных мужчин. Он также перечислил виды информации, которая должна запрещаться ЕСПЧ. Среди них, в частности, порнография с использованием изображения Бога и предметов религиозного культа, детская, а также содержащая, в частности, элементы некрофилии и зоофилии.

Дмитрий Дедов также согласился с выводом Суда о нарушении российскими властями положений Конвенции в рассматриваемом деле. Тем не менее он выразил обеспокоенность применимостью ст. 10 Конвенции в отношении рассмотренного спора. По его мнению, ЕСПЧ необоснованно расширил сферу свободы выражения мнений, включив в нее свободу художественного самовыражения. В связи с этим судья от России выразил сожаление о том, что Европейский Суд расширительно истолковал вышеуказанную статью и применил ее по отношению к эротическим фильмам. По его мнению, рассматриваемый случай более подпадает под правовое регулирование ст. 1 протокола № 1 к Конвенции.

Эксперты «АГ»

По мнению руководителя практики IP/IT Maxima Legal Максима Али, один из самых интересных моментов в постановлении ЕСПЧ заключается в том, что против РФ сыграли низкий уровень юридической техники судебных актов и поверхностное упоминание о принятых судами во внимание доказательствах по делу. «В частности, суды ссылались на участие в уголовном разбирательстве, которое, однако, на момент вынесения решения не было завершено (а впоследствии было и вовсе прекращено в отношении заявителя). В другом случае ЕСПЧ обратил внимание на немотивированный вывод российского суда о порнографическом характере продукции и о том, что ее производил или распространял заявитель», – пояснил эксперт. Он также отметил, что слабая мотивировка судебных актов, которая встречается достаточно часто в российской практике, может быть сильным аргументом при рассмотрении дела в ЕСПЧ.

Максим Али также обратил внимание на то, что за тот период, пока жалоба 2005 г. рассматривалась в ЕСПЧ, в национальное законодательство были внесены изменения, исключающие требования о лицензировании фильмов для целей их распространения. «В связи с этим, признав жалобу приемлемой, ЕСПЧ не стал удовлетворять требования заявителя о предоставлении лицензии на производство фильма, так как такое законодательное ограничение уже отпало», – отметил он.

Адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов Алексей Лаптев выразил согласие с взвешенной позицией Европейского Суда, установившего нарушение в результате плохо обоснованного (по факту – произвольного) отказа в выдаче заявителю лицензии для изготовления экземпляров аудиовизуальных произведений (копий его фильмов). Он пояснил, что в отношении всех имеющихся у заявителя фильмов имелись прокатные удостоверения, выданные Министерством культуры РФ. Таким образом, все фильмы соответствовали требованиям действующего законодательства. Отказ в выдаче лицензии, по сути, означал запрет заявителю легально использовать имеющиеся у него фильмы.

«Можно спорить, насколько показ эротических фильмов охватывается понятием «распространение идей», то есть защищается свободой мнения, гарантированной ст. 10 Конвенции, либо, как предположил судья от России Дмитрий Дедов в своем особом мнении, в данном случае речь должна идти о защите права собственности заявителя, гарантированной ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Бесспорно то, что вмешательство в права заявителя со стороны государства имело место, а подобное непоследовательное поведение государственных органов нельзя признать пропорциональным либо разумно обоснованным. Вообще, факты дела являются настолько очевидными, что вызывает удивление тот факт, что ЕСПЧ потребовалось для вынесения постановления 14 лет», – отметил эксперт.

По словам Алексея Лаптева, в свете изменившегося правового регулирования Суд посчитал невозможным удовлетворить требование заявителя об обязании национальных властей выдать ему запрашиваемую лицензию. «Поскольку иных требований компенсации заявлено не было, заявитель по факту не получил от выигранного дела ничего, кроме морального удовлетворения. С учетом изменившегося правового регулирования какого-либо заметного влияния данного постановления на правоприменительную практику России ждать не стоит. Наибольший практический интерес вызывает исследование международно-правового регулирования порнографии, которое содержится в особом мнении судьи Пауло Пинто де Альбукерке», – резюмировал адвокат.

Зинаида Павлова

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid