ЕСПЧ присудил 273 тыс. евро за неэффективное расследование убийств граждан силовиками в Чечне

Суд указал, что нежелание следствия осуществить необходимые действия для допроса возможных виновных привело к потере времени и отрицательно сказалось на общем расследовании дел.

Представитель части заявителей, адвокат Докка Ицлаев в комментарии «АГ» отметил: данное дело интересно тем, что Европейский Суд признал приемлемыми жалобы, поданные по прошествии 6-7 лет после гибели людей и возбуждения соответствующих уголовных дел.

5 февраля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Шамсудинова и другие против России», объединяющее жалобы трех заявителей, сообщивших о неэффективных расследованиях убийств их родственников силовиками.

Убийство Алви Бугаева

Как следует из постановления, утром 27 декабря 2001 г. дом Зуры Шамсудиновой окружила группа представителей российских федеральных сил на бронетранспортерах и автомобилях УАЗ. Они ворвались в дом, вытащили из постели сына заявительницы Алви Бугаева и увезли его в неизвестном направлении. Кроме того, они забрали автомобиль одного из родственников женщины, а также все документы, удостоверяющие личность, которые были найдены в доме.

Впоследствии Алви Бугаев был задержан ОВД Урус-Мартановского района сроком на 15 суток. 12 января следующего года прокурор сообщил Зуре Шамсудиновой, что ее сына освободят в этот же день, поэтому она вместе с невесткой и внуками прождала его весь день у дверей ОВД. Вечером мужчина был отпущен на изъятой машине, однако по пути домой его сопровождал кортеж военных машин. Алви Бугаев успел сообщить своей супруге об опасениях, что его могут убить силовики. Из-за беспокойства, вызванного преследованием военных машин, супруги приняли решение остановиться у родственницы. Как только Алви Бугаев вышел из машины, он был застрелен на глазах у жены и детей.

В этот же день районная прокуратура возбудила уголовное дело по факту убийства Алви Бугаева. В ходе допроса его жена и мать утверждали, что мужчину застрелили четыре силовика, которые ранее угрожали ему убийством. Согласно заключению баллистической экспертизы Алви Бугаев был застрелен из автомата Калашникова. Исходя из информации, полученной одним из оперативников, сын Зуры Шамсудиновой был убит представителями силовых ведомств за то, то он якобы являлся «предателем». Следствие затребовало у ОВД список граждан, задержанных наряду с Альви Бугаевым, а также данные о милиционерах, допрашивавших их. ОВД представил список только пяти задержанных, отказавшись при этом предъявлять данные сотрудников. Впоследствии мать убитого была признана потерпевшей по уголовному делу.

12 марта 2002 г. расследование по делу было приостановлено в связи с невозможностью установить личности преступников – ни заявительница, ни ее родственники не были уведомлены об этом. Зура Шамсудинова неоднократно и безрезультатно подавала жалобы в прокуратуру. Так, ее жалоба по поводу невозможности ознакомлениями с материалами дела была отклонена прокурором по причине того, что уголовное расследование преступления еще не окончено. В ответ на другую жалобу ей сообщили, что «в настоящее время принимаются оперативно-розыскные меры для установления личности преступников».

В конце 2006 г. Зура Шамсудинова обратилась в прокуратуру с требованием возобновить расследование по делу, которое было удовлетворено. В январе следующего года следствие по делу возобновилось. Следователям удалось получить от РОВД данные о милиционерах, которые работали в нем в период убийства Алви Бугаева. Согласно полученным данным милиционеры прибыли на задание из Республики Башкортостан. Через месяц расследование по делу было вновь приостановлено, его обжалование в судебном порядке также не увенчалось успехом. 

Убийство Руслана Юнусова

На момент события, ставшего предметом разбирательства в ЕСПЧ, полковник Руслан Юнусов занимал пост замминистра по чрезвычайным ситуациям Чеченской Республики.

В ночь с 29 на 30 декабря 2001 г. бронированная патрульная машина, принадлежавшая военной прокуратуре Ленинского района г. Грозный, открыла беспричинный огонь по автомобилю МЧС. В результате был ранен один из коллег Руслана Юнусова. Через несколько дней эта же машина прибыла к зданию МЧС для ремонта, где ее опознали сотрудники министерства. Они потребовали от экипажа оставаться на месте до прибытия военного коменданта города.

Находящиеся в бронемашине лица отказались подчиняться и попытались скрыться. Руслан Юнусов запрыгнул на машину в попытке остановить ее, однако экипаж открыл огонь, проехал с мужчиной через ворота КПП и на высокой скорости направился к местному военкомату. Охрана военкомата открыла огонь по машине и смертельно ранила Руслана Юнусова – он скончался от полученных ран в городской больнице.

4 января 2002 г. прокуратура возбудила уголовное дело, потерпевшей по которому была признана мать убитого. Следователи хотели передать уголовное дело в военную прокуратуру, так как убийство замминистра было совершено представителями федеральных сил, однако им было отказано в этом. Согласно документам следствия сотрудники ОВД, находящиеся в КПП военкомата, сделали предупредительный выстрел в воздух, чтобы остановить бронемашину. Однако она сломала преграду и продолжала движение – по ней был открыт огонь, в результате которого был убит Руслан Юнусов. Согласно заключению баллистической экспертизы мужчину застрелили из автомата Калашникова, принадлежавшего милиционеру А., командированному в Чечню из Вологодской области.

Родственники Руслана Юнусова неоднократно жаловались в прокуратуру требуя уведомления о ходе расследования и его ускорения. На протяжении нескольких лет оно приостанавливалось и вновь возобновлялось не менее семи раз. Следствие так и не предприняло попыток по установлению местонахождения милиционера А. В феврале 2008 г. расследование по делу было приостановлено в очередной раз. Обжалование эффективности работы следственных органов в судах различных инстанций не принесло результата.

Убийство Джабраила Абиева и Алхазура Атабаева

26 января 2005 г. трое подростков – Джабраил Абиев, Адам Атабаев и Алхазур Атабаев проезжали на машине КПП завода «Трансмаш», где находились милиционеры батальона «Запад». Подоспевшие на трех автомобилях УАЗ без регистрационных номеров неизвестные лица обстреляли из пулеметов и гранатомета автомобиль. После прекращения огня несколько военнослужащих с КПП подошли к нападавшим, которые сели в свои машины и беспрепятственно покинули контрольно-пропускной пункт. В результате обстрела Джабраил Абиев и Алхазур Атабаев были убиты на месте, Адам Атабаев получил несколько огнестрельных ранений в ноги и был доставлен в грозненскую больницу. Некоторые федеральные каналы в новостных выпусках сообщили о ликвидации федеральными силами вышеуказанных граждан, которые якобы были членами незаконных вооруженных формирований.

Уголовное дело было возбуждено в тот же день, на месте преступления были обнаружены две ручные гранаты, более 50 гильз и 6 пуль. Согласно выводам экспертов гранаты были изготовлены промышленным способом, пули предназначались для снайперских винтовок, патроны – для автомата Калашникова, а несколько пуль принадлежали пистолету ТТ. Согласно показаниям нескольких свидетелей к совершению преступления могли быть причастны два сотрудника милиции – Т. и Г.

Расследование по уголовному дело приостанавливалось и вновь возобновлялось около 10 раз. Родственники погибших безрезультатно жаловались в ряд правоохранительных органов, включая Генпрокуратуру РФ. В апреле 2014 г. следствие вновь возобновили, однако по настоящее время нет никакой информации о сдвиге в расследовании уголовного дела.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своих жалобах в ЕСПЧ все заявители сообщали о неэффективных расследованиях убийств их родственников силовиками в нарушение ст. 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Кроме того, Зура Шамсудинова ссылалась в своей жалобе на нарушение ст. 5 Конвенции незаконным задержанием ее сына перед убийством, а другие заявители – на ст. 13 Конвенции. В этой связи заявители потребовали возмещения морального вреда на общую сумму 400 тыс. евро, а также компенсацию материального вреда на сумму 100,4 тыс. евро. Кроме того, они заявили судебные расходы на сумму 9,5 тыс. евро.

В своих возражениях Правительство РФ ссылалось на то, что двое заявителей в лице родственников Юнусова, Абиева и Атабаева пропустили срок подачи жалоб, установленный п. 1 ст. 35 Конвенции, в частности указывалось, что последние были убиты в 2005 г., а жалоба направлена в ЕСПЧ только в 2012 г. Государство-ответчик полагало, что они ничего не сделали для восстановления своих нарушенных прав и даже не обращались в национальный суд. В отношении Зуры Шамсудиновой российская сторона утверждала о неисчерпании заявителем внутригосударственных средств правой защиты.

При этом Правительство России сочло, что расследование правоохранительными органами дела заявительницы соответствовало критериям эффективного расследования в соответствии со ст. 2 Конвенции. Также отмечалось, что Алви Бугаев был задержан правоохранительными органами в административном порядке, однако российская сторона не смогла предоставить материалы по его задержанию в Европейский Суд. Кроме того, государство-ответчик возражало против сумм заявленных требований в силу их необоснованного характера.

В доводах на возражения государства-ответчика заявители ссылались на своевременное обращение в ЕСПЧ и активные действия по контролю за ходом расследования. Они также настаивали на том, что их родственники были убиты сотрудниками федеральных сил, а Правительство РФ не представило каких-либо пояснений или оправданий в отношении случившегося.

Выводы ЕСПЧ

Европейский Суд пришел к выводу о том, что российские правоохранительные органы не провели эффективного расследования убийств Алви Бугаева, Руслана Юнусова, Джабраила Абиева и Алхазура Атабаева. Со ссылкой на собственную раннюю практику в отношении преступлений в Чечне Суд отметил, что заявителям достаточно сослаться на установленные факты преступлений, а государство-ответчик несет основное бремя доказывания либо путем представления документов, находящихся в его исключительной компетенции, либо посредством дачи конкретных объяснений происшествий. Также ЕСПЧ установил, что родственники заявителей были убиты в районе, находящемся под полным контролем государства; исходя из почерка преступлений, преступники не боялись привлечь внимание местных жителей или правоохранительных органов; кроме того, они сами могли быть сотрудниками силовых структур. При этом заявители последовательно утверждали о том, что их родственники были убиты именно представителями федеральных сил, а следствие не рассматривало иные версии относительно причастных к преступлениям лиц.

При этом Суд отметил, что уголовное расследование исчезновений людей в Чечне в период с 1999 г. по 2006 г. представляет собой системную проблему в рамках Конвенции. В рассматриваемых делах, даже несмотря на то, что инциденты касались убийства родственников заявителей, а не их похищения и последующего исчезновения, Европейский Суд отметил ряд недостатков, присущих уголовному производству по таким делам.

Так, расследование длилось несколько лет без достижения каких-либо результатов, несмотря на утверждения заявителей, подтвержденных другими свидетельскими показаниями, о причастности силовиков к указанным преступлениям.

Представленные в ЕСПЧ материалы свидетельствуют о том, что следователи намеревались допросить возможных виновных в убийствах лиц, но в каждом случае, несмотря на наличие информации об их личностях и возможном местонахождении, они не сделали этого. Нежелание следствия осуществить необходимые действия привело к потере времени и отрицательно сказалось на общем ходе расследования. Также Европейский Суд отметил незаконный характер задержания Алви Бугаева перед его убийством.

С учетом этого ЕСПЧ пришел к выводу о материальном и процессуальном нарушении ст. 2, а также ст. 5 Европейской конвенции. В этой связи Суд присудил компенсацию морального вреда Зуре Шамсудиновой, Юнусовым по 60 тыс. евро; заявителям Атабаевым – 120 тыс. евро. Также Европейский Суд присудил трем заявителям компенсацию материального вреда по 9 тыс. евро. Кроме того, Суд присудил по 2 тыс. евро в качестве компенсации судебных расходов по трем делам.

Особенность дела

Адвокат АП Чеченской Республики Докка Ицлаев, представлявший интересы Зуры Шамсудиновой и граждан Атабаевых, в комментарии «АГ» отметил, что одной из главных проблем жалоб была их приемлемость, связанная с поздней подачей. Однако ЕСПЧ признал приемлемыми жалобы, поданные в Страсбургский суд по прошествии 6-7 лет после гибели людей и возбуждения соответствующих уголовных дел.

«Суд, в частности, подчеркнул, что, вопреки утверждению Правительства РФ, заявители не были должным образом проинформированы о ходе расследования, тем не менее они принимали меры для получения информации о ходе расследования, представляли необходимые доказательства и требовали привлечения виновных лиц к ответственности. Граждане надеялись, что расследование по уголовным делам будет эффективным, и только по истечении нескольких лет напрасных ожиданий они убедились в обратном», – пояснил Докка Ицлаев.