ЕСПЧ присудил 7,5 тыс. евро супругам, разлученным из-за выдворения одного из них

Европейский Суд разъяснил, при каких обстоятельствах сохранение незарегистрированного брака не менее значимо, чем юридически оформленного.

ЕСПЧ вынес решение по делу «Гулиев и Шеина против России», заявителями по которому выступили гражданин Азербайджана Натиг Гулиев и гражданка России Юлия Шеина, состоящие в браке и имеющие троих общих детей. Они утверждали, что выдворение мужчины из России нарушило их право на уважение семейной жизни в соответствии со ст. 8 Конвенции.

Как следует из решения, в 2002 или 2003 г. Натиг Гулиев прибыл в Россию, при этом он не обращался за разрешением на проживание или российским гражданством. С 2004 г. Гулиев стал жить совместно с Юлией Шеиной, в 2007 и 2011 гг. у них родились двое детей, но мужчина не был официально зарегистрирован как их отец.

В апреле 2007 г. Гулиев был оштрафован на 2 тыс. руб. за нарушение режима пребывания в России в соответствии со ст. 18.8 КоАП РФ.

В августе 2012 г. Натиг Гулиев официально прибыл в Россию из Азербайджана со сроком пребывания 3 месяца. Тогда же он и Юлия Шеина заключили религиозный брак в Пермской общинной мечети. В сентябре 2012 г. мужчина получил огнестрельное ранение, в результате которого у него было сломано бедро, он подвергся нескольким операциям и был выписан из больницы только 31 декабря 2012 г.

Почти год спустя Гулиев вновь был привлечен к ответственности за нарушение ст. 18.8 КоАП РФ, поскольку не покинул Россию в ноябре 2012 г. Он объяснил, что просрочка была связана с полученным им ранением и госпитализацией с последующим длительным периодом восстановления, в ходе которого врачи запретили ему находиться в сидячем положении более 2 часов, тогда как поездка до границы с Азербайджаном заняла бы не менее 10 часов. В связи с этим он решил оставаться в России до полного выздоровления.

Несмотря на это в декабре 2013 г. Свердловский районный суд г. Перми назначил Гулиеву административный штраф с последующим административным выдворением из страны с запретом въезда сроком на 5 лет. Выбирая наказание, суд не принял во внимание наличие у него несовершеннолетних детей, поскольку он юридически не зарегистрировал свое отцовство.

Мужчина обжаловал это решение, утверждая, что это непропорциональная мера наказания: его жена к тому моменту была беременна третьим ребенком, а Гулиев был кормильцем семьи. Он также сослался на то, что травма ноги не позволяла ему регулировать длительность своего пребывания в России. Кроме того, он официально зарегистрировал отцовство.

Апелляция оставила в силе решение о выдворении. Суд указал, в частности, что нет оснований полагать, что мужчине было запрещено покидать страну в течение длительного времени. Заявление о том, что он не смог передвигаться из-за травмы, не было подтверждено соответствующими доказательствами: в материале дела содержатся только документы, подтверждающие, что у заявителя был перелом левого бедра и ему было рекомендовано свести к минимуму нагрузку на ногу в течение 3 месяцев после выписки. Административное наказание было назначено в соответствии со ст. 41 КоАП РФ и является минимальным, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 18.8 КоАП.

Заявители жалобы официально зарегистрировали свой брак 21 февраля 2014 г., а 6 марта 2014 г. Гулиев был выдворен из России. В июле этого же года Верховный Суд оставил в силе решения нижестоящих судов. 23 июля 2014 г. родился третий ребенок заявителей, и супруги просили Суд принять меры для отмены запрета на въезд Натига Гулиева, чтобы он мог посетить своего ребенка в больнице, так как у того имелось серьезное сердечное заболевание. Но Правительство заявило, что внутренние правовые положения не предусматривают каких-либо исключений из 5-летнего запрета на въезд.

26 марта 2014 г. супруги обратились в Страсбургский суд с жалобой, в которой утверждали, что выдворение Натига Гулиева нарушило их право на уважение семейной жизни. Кроме того, они указали, что процедура обжалования административного выдворения не предусматривала участия Юлии Шеиной в качестве стороны.

В своем отзыве российское Правительство оспорило аргументы заявителей и утверждало, что их права не были нарушены. Правительство обосновало свою позицию тем, что ссылка заявителей на их неофициальный религиозный брак не продемонстрировала действительности их семейных связей. Кроме того, заявители не представили никаких доказательств того, что мужчина был кормильцем семьи, а его объяснений относительно травмы ноги недостаточно, чтобы оправдать задержку в регулировании его иммиграционного статуса. Далее Правительство сообщило, что заявление второго заявителя должно быть отклонено, поскольку она не обращалась в национальные суды.

Рассматривая материалы данного дела, ЕСПЧ отметил, что иностранцы, состоящие в браке с гражданами России, проживающими на ее территории, имеют право на 3-летний вид на жительство. Но могут быть отказы в предоставлении вида на жительство, например, когда лицо было признано виновным в административном правонарушении, связанном с нарушением правил проживания в двух и более случаях в течение того же года. Кроме того, 3-летний вид на жительство не может быть выдан в течение 5 лет после административного выдворения лица из России. Суд также напомнил о решении ВС РФ, в котором значится, что исполнение приказа о выдворении приводит к нарушению семейных связей, а также о решении ВС РФ, в котором суд счел, что применение такой меры, как выдворение, должно основываться на соображениях, подтверждающих ее необходимость как единственного возможного способа обеспечения справедливого баланса между государственными и частными интересами.

Европейский Суд отклонил претензии Правительства РФ к рассмотрению жалобы Юлии Шеиной, так как существует устоявшаяся прецедентная практика, предусматривающая рассмотрение жалоб, поданных лицами, в отношении которых была наложена оспариваемая мера, или членами их семьи в соответствии со ст. 8 Конвенции.

Также ЕСПЧ отметил, что национальные суды сосредоточили внимание на том факте, что заявители официально зарегистрировали свой брак только после того, как было принято решение о выдворении, при этом не приняли во внимание важных фактов: длительность совместной жизни заявителей как семьи, беременность заявительницы третьим ребенком и продолжительность запрета на повторный въезд заявителя после выдворения.

Таким образом, Суд постановил, что судебное разбирательство, в ходе которого было принято и оставлено в силе решение о выдворении заявителя, не соответствовало требованиям Конвенции и имело место нарушение ее ст. 8. ЕСПЧ присудил заявителям 7,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, которые должны быть внесены на счет Юлии Шеиной.

Адвокат АБ «Хазов, Кашкин и партнеры» Евгений Тарасов сообщил, что это решение ЕСПЧ не первое касающееся проблемы разлучения семей по причине нарушения миграционного законодательства России. «Тем удивительнее, что проблема продолжает существовать, и на законодательном уровне не принято никаких поправок, которые могли бы коренным образом изменить ситуацию. Сейчас российские суды со ссылкой на ст. 8 Конвенции не назначают административное выдворение, но это исключительно судебное усмотрение, которое в отрыве от практики ЕСПЧ не предусмотрено КоАП РФ. Однако наше государство проявляет завидное упорство в сфере миграционной политики и предпочитает платить компенсации по решениям Европейского Суда, нежели решать проблему комплексно», – прокомментировал эксперт.

Управляющий партнер АБ Ольги Башковой Ольга Башкова также отметила, что практика применения такой меры ответственности при несоблюдении срока пребывания иностранного гражданина на территории РФ довольно распространена. «Конечно, рассматриваемый случай носит больше частный характер, чем общий. Однако такое решение ЕСПЧ, я надеюсь, послужит хорошей отправной точкой, чтобы суды Российской Федерации осуществляли индивидуальный подход при рассмотрении дел такой категории, чего нельзя сказать на сегодняшний день. Сейчас подход формальный, и никакие исключительные обстоятельства не удается доказать», – констатировала адвокат.