ЕСПЧ признал нарушение прав четырех россиян, задержанных в Турции

Власти Турции проявили унижающее достоинство отношение к четырем гражданам России, нарушив при этом их право на эффективное средство правовой защиты в момент административного задержания с целью последующей депортации, следует из постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Фабула дела

Гражданка РФ и трое ее несовершеннолетних детей обратились с жалобами в Страсбургский суд 22 января 2015 года, заявив о якобы имевшем месте бесчеловечном или унижающем достоинство обращении без уважения к частной и семейной жизни во время их содержания под стражей в турецких специальных центрах депортации иностранцев Кумкапы и Газиантеп.

Также заявительница указала на отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты, а сам процесс задержания, по ее утверждению, был проведен в нарушение процессуальных норм, поскольку местные власти не сообщили им о причинах соответствующего решения.

Россияне прибыли в Турцию в октябре 2014 года. Согласно материалам дела, они якобы пытались незаконно пересечь границу с Сирией, в связи с чем были задержаны и позднее помещены в центр депортации в Кумкапы (Стамбул).

Впоследствии всех членов семьи перевезли в аналогичный центр в городе Газиантепе. В течение всего периода содержания граждане России оспаривали законность действий властей Турции, при этом подчеркивая несоответствие санитарных условий минимальным стандартам, в частности, для здоровья детей.

После ознакомления с ситуацией Магистратский суд Стамбула в ноябре 2014 года пришел к выводу, что у него нет соответствующих полномочий рассматривать жалобу несовершеннолетних заявителей в связи с отсутствием официального постановления, фактически предписывающего их размещение в центре депортации. При этом судом было отмечено, что содержание в нем матери было законным, поскольку она представляет опасность для общественного порядка в соответствии с национальным законодательством. В четырех последующих попытках оспорить законность действий турецких властей суд приходил к аналогичным выводам.

Наряду с этим заявители, требуя принять неотложные меры, безуспешно обратились в Конституционный суд Турции в декабре 2014 года с жалобой на условия их содержания и невозможность воспользоваться правом на эффективное средство правовой защиты. Тогда КС отметил отсутствие какого-либо существенного риска для здоровья, физического и психологического состояния задержанных.

Позже, в феврале 2015 года, суд Газиантепа постановил, что содержание россиян под стражей в местном центре было незаконным, в связи с чем они должны быть немедленно освобождены. Отмечается, что суд при этом не разъяснил, почему состоялось их изначальное задержание.

В соответствии с решением суда граждане РФ были отпущены спустя пять дней.

Позиция сторон касательно предполагаемого нарушения статьи 3 Европейской конвенции по правам человека (Конвенции)

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Граждане РФ утверждали, что центр депортации Кумкапы во время их содержания под стражей был сильно переполнен: в нем размещалось около 600 человек при официально установленном лимите в 300 человек. При этом личное пространство в расчёте на одного задержанного было значительно ниже стандартов, установленных Европейским Комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП).

Также было отмечено, что администрация центра депортации игнорировала законные потребности как трех маленьких детей, так и ответственной за их состояние матери. Заявители подчеркнули, что во время их приблизительно трехмесячного пребывания в Кумкапы им было разрешено выйти на свежий воздух только один раз.

Власти Турции не согласились с обвинениями, заявив, что все заявители содержались в отдельной комнате без посторонних в обоих центрах депортации.

Позиция ЕСПЧ касательно предполагаемого нарушения статьи 3 Конвенции

Страсбургский суд указал, что, несмотря на экспертизу международных правозащитных организаций и заверения региональных властей по поводу реформирования условий содержания в соответствующих учреждениях, существующие проблемы, такие как переполненность, отсутствие прогулок на свежем воздухе и нарушение санитарно-гигиенических норм, до настоящего времени остались нерешенными.

Согласно отчету ЕКПП от 17 октября 2017 года, едва ли были приняты какие-либо конкретные меры для удовлетворения потребностей детей младшего возраста, сама же ситуация была охарактеризована как «полное отсутствие действий» по выполнению рекомендаций различных международных комиссий в данном аспекте.

ЕСПЧ пришел к заключению, что выводы правозащитных организаций и ряд постановлений Конституционного суда Турции совпадают с утверждениями заявителей относительно условий, в которых они содержались в центре депортации в Кумкапы. Администрация учреждения, в свою очередь, не представила доказательств, способных опровергнуть соответствующие факты.

Таким образом, обстоятельства дела в сочетании с длительностью рассматриваемых жалоб на условия содержания под стражей и чувством беспокойства, которое возникло в результате у заявителей, в значительной степени достаточны для того, чтобы сделать вывод о причиненных страданиях в контексте статьи 3 Конвенции.

Несмотря на испытываемые Турцией трудности в связи с потоком мигрантов и лиц, ищущих убежища, международное право в данном вопросе не освобождает государство от выполнения обязательств. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции, указывается в постановлении ЕСПЧ.

Позиции сторон касательно предполагаемого нарушения пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом».

Россияне заявляли об отсутствии должного информирования о причинах их помещения под стражу, а также о проблемах с имеющимся механизмом его оспаривания.

Невзирая на наличие процедуры подачи жалобы на административное задержание иностранцев, ее эффективность и функционирование в их ситуации оставила желать лучшего. Так, в течение почти четырехмесячного заключения они прибегали к этому средству правовой защиты в общей сложности шесть раз, и проверка, проведенная магистратским судом Стамбула после первых пяти попыток, была совершенно неэффективной, отмечается в материалах дела.

При этом, как указали заявители, лишь после шестой попытки магистратский суд Газиантепа провел надлежащее рассмотрение требований, признал задержание незаконным и вынес решение об освобождении граждан РФ, основываясь на доводах, которые мать троих детей выдвигала с самого начала.

Власти Турции заявили в ЕСПЧ, что лицам, в отношении которых было вынесено решение об административном задержании с целью последующей депортации, предоставляется возможность его обжалования в суде. Ввиду того факта, что граждане России были освобождены по решению магистратского суда Газиантепа, положения статьи 5 Конвенции, по их мнению, не были нарушены.

Позиция ЕСПЧ касательно предполагаемого нарушения пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции

Страсбургский суд напомнил, что «с учетом драматического воздействия лишения свободы» на права человека процедура рассмотрения жалобы на законность соответствующего решения должна проводиться «с особой быстротой». Кроме того, учитывая обстоятельства дела и тот факт, что административное задержание касалось несовершеннолетних лиц, национальные инстанции должны были проявить особое усердие.

ЕСПЧ согласился, что заявители в итоге были освобождены по решению Магистратского суда Газиантепа, который объявил их задержание незаконным. Следовательно, они имели доступ к средству правовой защиты.

При этом европейские судьи указали, что само содержание под стражей должно быть законным. Решение же региональных властей от 19 октября 2014 года касалось лишь первого заявителя, матери, и никоим образом не упоминало детей. При таких обстоятельствах ЕСПЧ пришел к заключению, что второй, третий и четвертый заявители были задержаны в нарушение национального законодательства.

В данных обстоятельствах суд в Страсбурге отметил отсутствие необходимости изучать иные аспекты содержания несовершеннолетних заявителей под стражей, поскольку несоблюдение процессуальных норм их задержания уже дают основания говорить о нарушении пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Касательно эффективности и оперативности рассмотрения жалобы заявителей в их особых обстоятельствах, Страсбургский суд нашел нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid