ЕСПЧ признал нарушение прав российского адвоката

Суд указал на слабые основания для продления меры пресечения и использование предположений в отсутствие доказательств того, что обвиняемый адвокат может сбежать или воспрепятствовать правосудию.

Как рассказал защитник коллеги Станислав Шостак, после решения Европейского Суда он подал ходатайство в Химкинский городской суд об изменении меры пресечения. Он настаивал, что меру пресечения надо отменять, поскольку Игорь Третьяков ограничен в праве на свободу в общей сложности 40 месяцев, однако судья сослалась на то, что в решении ЕСПЧ говорится именно о мере пресечения в виде заключения под стражу, а не об ограничении права на свободу вообще.

Европейский Суд вынес Постановление по делу «Осечкин и другие против России», в котором среди прочего признал нарушение прав адвоката Игоря Третьякова. В части, касающейся его жалобы, ЕСПЧ указал, что суды не рассмотрели личные обстоятельства заявителя, снижающие риск повторного правонарушения, сговора или побега, и использовали предположения о том, что Игорь Третьяков может воспрепятствовать правосудию. 

История дела

Как ранее писала «АГ», 14 июня 2019 г. адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак, защищающий Игоря Третьякова, подал от его имени жалобу в Европейский Суд по правам человека, посчитав очередное продление срока содержания под стражей незаконным.

Напомним, НПО им. С.А. Лавочкина заключило с адвокатом АК «Третьяков и партнеры» Игорем Третьяковым 23 договора об оказании юридических услуг. По ним адвокат получил более 332 млн руб. Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им. Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой. Уголовное дело было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК.

В последующем следствие обратилось в Бабушкинский районный суд г. Москвы с ходатайством об избрании Третьякову меры пресечения в виде заключения под стражу. В ходатайстве сообщалось, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого группового преступления, за которое действующее законодательство устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, при этом причинен ущерб РФ в особо крупном размере. Кроме того, не все лица, причастные к совершению преступления, установлены, а сам Третьяков находился в федеральном розыске.

Следователь указал, что, находясь на свободе, Игорь Третьяков может скрыться от органов предварительного расследования, координировать свои действия с неустановленными лицами, причастными к совершению преступления, принять меры по сокрытию доказательств по делу и неправомерно воздействовать на участников, чем может препятствовать производству по делу.

31 июля 2018 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы избрал адвокату меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

Жалоба в ЕСПЧ

В жалобе в ЕСПЧ указывалось, что на протяжении всего следствия нарушаются нормы уголовно-процессуального законодательства. Так, Игорь Третьяков не был уведомлен о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело, – об этом он узнал только 25 июля 2018 г., когда сотрудник АК «Третьяков и партнеры» позвонил ему и сообщил о производстве обыска.

Отмечалось, что 31 июля 2018 г. Бабушкинский суд г. Москвы избрал в отношении Третьякова меру пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст. 97, 98, 100, 108 УПК. При этом судом не было принято во внимание предложенное защитой избрание меры пресечения в виде домашнего ареста по месту фактического проживания Третьякова. Постановление суда безуспешно обжаловалось в апелляционном и кассационном порядке.

В дальнейшем мера пресечения неоднократно продлевалась и 18 декабря 2018 г. была продлена до шести месяцев. Согласно ч. 2 ст. 109 УПК продление содержания под стражей свыше шести месяцев допускается только при наличии исключительной сложности уголовного дела. Указанную сложность следователь обязан обосновать в суде, а суд – проверить указанные доводы. «Однако постановление Бабушкинского суда от 21 января 2019 г. не содержит обоснований, на которых судом сделан законный вывод о необходимости продления срока содержания под стражей Третьякову свыше шести месяцев. Немотивированное решение суда является незаконным, а значит, Третьяков должен был быть освобожден», – подчеркивалось в жалобе.

Мосгорсуд оставил решение Бабушкинского суда в силе, при этом ответов на аргументы стороны защиты, изложенные в апелляционной жалобе, не дал, из чего, как указывалось в жалобе в ЕСПЧ, следует, что доводы защиты не опровергнуты. «То есть 6-месячный пресекательный срок содержания под стражей был судом нарушен, а значит, Третьяков подлежал освобождению не позднее 29 января 2019 г.», – указывал Станислав Шостак.

Защитник также отметил, что в отношении Игоря Третьякова был нарушен п. 3 ч. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, согласно Конвенции освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд. Защита просила избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде домашнего ареста по месту постоянного проживания. Он отметил, что ни один из вынесенных судебных актов не содержал мотивированных объяснений, почему в отношении Третьякова не может быть избрана более мягкая мера пресечения. К тому же при продлении срока содержания под стражей свыше шести месяцев должна быть соблюдена ч. 2 ст. 109 УПК.

Защитник отмечал, что продление срока до 12 месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры с согласия прокурора субъекта РФ. Так, следователь должен был в заявленном ходатайстве не просто формально сослаться на сложность уголовного дела, но и привести как фактические, так и юридические основания. Однако следствием не были представлены доказательства обоснованного уголовного преследования по ч. 4 ст. 159 УК.

Решение ЕСПЧ и дальнейшее обжалование меры пресечения

Рассмотрев доводы жалобы, Европейский Суд посчитал, что продолжительность содержания под стражей Игоря Третьякова вышла за пределы разумного срока, а потому имеется нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции.

ЕСПЧ принял во внимание слабые основания для продления меры пресечения, используемые Бабушкинским районным и Московским городским судами, использование предположений в отсутствие доказательств о риске побега или воспрепятствования правосудию. Суды также не рассмотрели личные обстоятельства заявителя, снижающие риск повторного правонарушения, сговора или побега. В связи с этим ЕСПЧ присудил Игорю Третьякову 1900 евро в качестве компенсации морального вреда.

После получения постановления Европейского Суда Станислав Шостак подал в Химкинский городской суд Московской области ходатайство об отмене меры пресечения. В нем он указал, что 1 апреля Химкинский суд продлил в отношении Игоря Третьякова меру пресечения в виде домашнего ареста до 9 июля, ссылаясь при этом на обвинение в совершении тяжкого преступления и на возможность обвиняемого скрыться.

Станислав Шостак просил суд рассмотреть решение ЕСПЧ как новое, не имеющееся на 1 апреля 2022 г. обстоятельство. Он сослался на Постановление Европейского Суда от 7 апреля 2005 г. по делу «Рохлина против России» и указал, что обвинение в совершении тяжкого преступления не может само по себе служить основанием для избрания крайней меры. Лицо, обвиненное в правонарушении, должно всегда освобождаться до суда, кроме случаев, когда государство может предъявить «соответствующие и достаточные» основания в оправдание заключения или содержания под стражей.

Станислав Шостак заметил, что отказ Игоря Третьякова признать свою вину не может являться основанием для дальнейшего ограничения его прав на свободу. Практика Европейского Суда указывает, что обвиняемый не обязан сотрудничать с властями и его нельзя винить за то, что он полностью воспользовался своим правом хранить молчание.

Согласно устоявшейся позиции Европейского Суда любая система принудительного заключения под стражу сама по себе несовместима с п. 3 ст. 5 Конвенции, обязательство по установлению и доказыванию существования конкретных фактов, имеющих больший вес, чем требование уважения личной свободы, возлагается на национальные власти. Лицо, обвиненное в правонарушении, должно всегда освобождаться до суда, кроме случаев, когда государство может предъявить «соответствующие и достаточные» основания в оправдание продленного содержания под стражей, а также было ли производство по делу проведено с «особым усердием». В этой связи государственные органы должны рассмотреть все факты за и против наличия требования истинных общественных интересов, оправдывающих, принимая во внимание принцип презумпции невиновности, отступление от правила уважения свободы личности.

Защитник попросил суд рассмотреть вопрос об отмене меры пресечения Игорю Третьякову в виде домашнего ареста (с сохранением всех ранее наложенных ограничений) по основаниям, установленным Европейским Судом по правам человека.

Однако Химкинский городской суд указал, что ЕСПЧ установил нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции, касающейся чрезмерной продолжительности содержания Игоря Третьякова под стражей в ходе предварительного следствия. Между тем в настоящее время производство по делу осуществляется на стадии судебного следствия, в ходе которой судом неоднократно продлевалась мера пресечения в виде домашнего ареста и основания, послужившие для ее избрания, не изменились. На этом основании суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Станислав Шостак отметил, что жалоба в ЕСПЧ была крайней мерой. Он подал ее в 2019 г., когда Игорь Третьяков находился под стражей почти шесть месяцев, а оснований для ее продления не было. В данный момент Третьяков уже как два года находится под домашним арестом.

«Важно, что мы были правы. ЕСПЧ установил, что Бабушкинский суд и Мосгорсуд допустили нарушение норм УПК. ЕСПЧ подтвердил формализм российских судов», – указал он.

Защитник отметил, что за все время существования уголовного дела он подал 64 жалобы на 14 продлений меры пресечения в виде заключения под стражу в апелляцию и кассацию: «Я старался приводить разные доводы, и только ЕСПЧ их услышал».

Станислав Шостак пояснил, что в Химкинском городском суде он настаивал на том, что меру пресечения надо отменять, поскольку Игорь Третьяков ограничен в праве на свободу в общей сложности в течение 40 месяцев, однако судья сослалась на то, что в решении ЕСПЧ говорится именно о мере пресечения в виде заключения под стражу, а не об ограничении права на свободу вообще.

В целом адвокат положительно отозвался о рассмотрении дела в Химкинском городском суде, отметив, что судьи дают возможность высказаться, ответственно подходят к судебному разбирательству и при видимых нарушениях УПК возвращают дело прокурору. На данный момент дело возвращалось из Химкинского городского суда два раза.

Марина Нагорная

 

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.