ЕСПЧ признал нарушением ежедневное применение наручников к пожизненно осужденному

Суд указал, что продолжительное ношение наручников существенно превысило законные требования тюремной безопасности, а также причинило страдания, выходящие за рамки неизбежно присущих наказанию в виде пожизненного заключения.

В комментарии «АГ» адвокат заявителя сообщила, что в будущем ЕСПЧ рассмотрит еще одну его жалобу на нарушение его прав, когда ему оказали несвоевременную медицинскую помощь в виде хирургической операции из-за тяжелой болезни. По мнению одного из экспертов «АГ», постановление интересно тем, что Европейский Суд признал унижающим достоинство обращением факт содержания пожизненно осужденного в одиночной и двухместной камерах, а также продолжительное применение к нему наручников в первые 10 лет отбывания такого наказания. Другой отметил, что постановление, в частности, иллюстрирует, что ЕСПЧ и сейчас, и в последующем будет уделять особое внимание положению осужденных к пожизненному лишению свободы.

2 июня Европейский Суд вынес Постановление по делу «Н.Т. против России» касательно жалобы отбывающего пожизненное наказание россиянина на неприемлемые условия содержания в пенитенциарном учреждении.

В декабре 2010 г. гражданин Н.Т. прибыл в исправительную колонию особого режима № 56 (ИК-56), расположенную в поселке Лозвинский Свердловской области, для отбывания пожизненного срока лишения свободы. По прибытии он был автоматически помещен под строгий режим тюремного заключения, который применяется в России ко всем пожизненно осужденным (по крайней мере, в первые 10 лет их заключения). В соответствии с таким режимом он содержался отдельно от остальных заключенных в камере, рассчитанной на двух человек. Большую часть времени заявитель находился в одиночном заключении, но иногда к нему подселяли сокамерника.

Тюремная камера не была оснащена унитазом и проточной водой, так как в колонии отсутствовали системы водопровода и канализации. В связи с этим заключенным давали ведро с водой для питья, мытья и чистки тридцатилитрового ведра, которое они использовали в качестве унитаза. В 2014 г. Н.Т. подал жалобу в Европейский Суд, в которой указал на неприемлемые условия содержания. В решении от 2017 г. Суд выявил нарушение ст. 3 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда.

В ИК-56 заключенный не привлекался к работе и большую часть времени проводил в камере, продолжительность прогулок на свежем воздухе составляла лишь 90 минут. Н.Т. также был ограничен в контактах с внешним миром и в возможности расходовать личные денежные средства. До конца 2015 г. к нему применяли наручники каждый раз, когда он покидал камеру, в том числе когда было необходимо опорожнять тяжелое туалетное ведро в выгребную яму, находящуюся за пределами камерного блока.

В течение семи лет и двух месяцев нахождения в ИК-56 Н.Т. ни разу не подвергался дисциплинарному наказанию за проступки. 11 марта 2018 г. он был направлен в исправительную колонию особого режима ИК-6, расположенную в поселке Эльбан Хабаровского края. Во время трансфера 27 марта 2018 г. по неустановленным причинам он был включен в список опасных заключенных, то есть склонных к побегу, нападению, захвату заложников, самоубийству или нанесению телесных повреждений. По прибытии в ИК-6, где он находится и в настоящее время, к нему снова стали применять наручники на постоянной основе.

В своей жалобе в ЕСПЧ Н.Т. указал на нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей запрет пыток. По мнению заявителя, строгий режим лишения свободы, применяемый к нему как к пожизненному заключенному, был несовместим с требованиями вышеуказанной статьи в связи с жесткими и чрезмерными законодательными мерами, присущими такому режиму, усугубляемому ежедневным нахождением в наручниках. Мужчина указывал, что то, что он был вынужден выносить туалетное ведро будучи закованным в наручники, было не только унизительно, но и болезненно, поскольку ему приказывали держать ведро перед собой в таком положении, чтобы наручники плотно и больно сдавливали его запястья. В связи с этим он потребовал присуждения ему компенсации морального вреда в размере 24 тыс. евро и 1301 евро в возмещение судебных расходов.

В своих возражениях на доводы жалобы Правительство РФ отметило, что условия содержания заключенного и его тюремный режим соответствовали требованиям Конвенции и национального законодательства. Государство-ответчик пояснило, что заковывание в наручники является необходимой мерой, так как Н.Т. находится в списке опасных заключенных.

В контраргументах на правительственные доводы Н.Т. сослался на письменные показания нескольких свидетелей, подтвердивших практику повседневного использования наручников в отношении всех без исключения заключенных ИК-6. Мужчина также отметил, что применение наручников началось за несколько лет до того, как он попал в список опасных заключенных, когда он не совершал никаких дисциплинарных проступков.

После изучения материалов жалобы Европейский Суд напомнил обязанность государства по обеспечению приемлемых условий содержания заключенных, совместимых с уважением человеческого достоинства, обеспечением их благополучия и здоровья. Он также отметил, что все формы одиночного заключения без надлежащей психической и физической стимуляции могут привести в долгосрочной перспективе к пагубным последствиям, что ухудшит умственные и социальные способности человека. Кроме того, пожизненно лишенные свободы заключенные должны иметь возможность рассчитывать на их досрочное освобождение.

В рассматриваемом случае, как пояснил Суд, российское правительство не пояснило причины одиночного содержания заключенного, чья ситуация усугублялась отсутствием возможности лишний раз покинуть свою камеру и заняться какой-либо целенаправленной деятельностью. Совокупность вышеуказанных факторов вызвала у заявителя острое и длительное чувство одиночества и скуки, а также страдания из-за отсутствия соответствующей умственной и физической стимуляции, которые были чреваты потерей социальных навыков и индивидуальных личностных качеств.

Европейский Суд добавил, что практика ежедневного применения наручников в отношении заключенных уже давно подвергается критике как со стороны Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, так и ЕСПЧ, который ранее уже отмечал, что такое длительное и необоснованное ношение наручников само по себе уже равносильно унижающему достоинство обращению и нарушению ст. 3 Конвенции. В рассматриваемом случае, подчеркнул Суд, продолжительное ношение наручников существенно превысило законные требования тюремной безопасности, это умаляло человеческое достоинство заключенного и вызывало у него чувство неполноценности, а также страдания, которые выходили далеко за рамки неизбежных унижений и боли, присущих наказанию в виде пожизненного заключения. Таким образом, Страсбургский суд выявил нарушение ст. 3 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. евро, а также 1 тыс. евро для возмещения судебных расходов.

В комментарии «АГ» адвокат АП Иркутской области Людмила Романенко, представляющая интересы заявителя в Европейском Суде, выразила удовлетворение решением. «В настоящее время ИК-56 не функционирует ввиду отсутствия надлежащих условий содержания заключенных, так как девять ее заключенных в 2017 г. – в том числе и Н.Т. – получили свыше 1 млн руб. за нарушение их прав в соответствии со ст. 3 Конвенции (дело “Дудников и другие против России”). Дело в том, что в этой колонии отсутствовали канализационные и водопроводные системы, также имелись проблемы с отоплением. В рассматриваемом деле Суд выявил многочисленные нарушения прав содержания в пенитенциарном учреждении моего доверителя, который долгое время содержался в одиночных условиях, и к нему применяли наручники. В будущем ЕСПЧ рассмотрит еще одну жалобу Н.Т. на нарушение его прав в исправительной колонии, когда ему оказали несвоевременную медицинскую помощь в виде хирургической операции из-за тяжелой болезни», – сообщила адвокат.

Комментируя постановление Суда, юрист Надежда Раднаева отметила, что согласно российскому законодательству гражданин, осужденный к пожизненному лишению свободы, автоматически первые 10 лет находится на строгих условиях отбывания наказания со всеми вытекающими ограничениями. «Ранее Европейский Суд устанавливал нарушение только ст. 8 Конвенции в части невозможности иметь длительные свидания этой категории осужденных в первые 10 лет (дело «Хорошенко против России»). Рассматриваемое же постановление интересно тем, что Европейский Суд установил нарушение ст. 3 Конвенции – признал унижающим достоинство обращением факт содержания пожизненно осужденного в одиночной и двухместной камерах, а также продолжительное применение к нему наручников в первые 10 лет», – полагает она.

По мнению эксперта, Европейский Суд повторил свои выводы о том, что пожизненно лишенные свободы лица также имеют право на досрочное освобождение, а государство обязано обеспечивать меры по их ресоциализации. «Таким образом, ЕСПЧ фактически указал, что лишение свободы (в том числе пожизненное) должно преследовать прежде всего цель исправления осужденного и подготовки его к возвращению в общество. Эти выводы Суда дают основания говорить, что практика в этом направлении будет развиваться: будут подаваться новые жалобы от заявителей, и в перспективе это окажет влияние на развитие пенитенциарной системы России», – подытожила Надежда Раднаева.

Управляющий партнер АБ «А2К» Рамиль Ахметгалиев отметил, что на первый взгляд постановление Европейского Суда может показаться не столь значимым, в котором разрешается частный случай, но это не так. «Во-первых, это решение иллюстрирует, что Европейский Суд и сейчас, и в последующем будет уделять особое внимание положению осужденных к пожизненному лишению свободы. Во-вторых, Суд еще раз подчеркивает приверженность ранее озвученным принципам – несовместимо с достоинством человека принудительно лишать человека свободы, не стремясь при этом к его реабилитации. Такая последовательность в позиции Суда позволяет надеяться, что в обозримом будущем наступят существенные изменения в исполнении наказания в виде пожизненного лишения свободы», – полагает он.

Эксперт отметил, что еще в конце XIX века Антон Чехов писал, что «смертная казнь в Европе и у нас не отменена, а только облечена в другую, менее отвратительную для человеческого чувства форму». «Но с конца позапрошлого века ситуация в России особо и не изменилась. Суть и смысл этого вида наказания остались прежними. Правовое регулирование и сейчас направлено только на то, чтобы оградить таких людей от внешнего мира навечно. И при таких условиях осужденные к пожизненному лишению свободы становятся лишь биологическими объектами, ожидающими смерти в заключении», – убежден Рамиль Ахметгалиев.

Адвокат считает, что на сегодняшний день вопрос правового регулирования такого вида наказания требует развития и корректировки. «Это вполне закономерный и необходимый процесс. Стоит взять, к примеру, последние 30 лет (фактически то, что происходило на наших глазах): в 80-х гг. прошлого века смертная казнь назначалась и за хищения, и применялась в отношении женщин. Только в начале 1990-х власти исключили применение смертной казни к женщинам и старикам – назначена она могла быть только за преступления против личности (убийства), а чуть позже такая мера увязывается с рассмотрением дела судом присяжных. Очень важную роль в процессе фактической отмены смертной казни сыграл именно Европейский Суд. Пожизненное лишение свободы – вид наказания относительно новый, возникший лишь в конце 1990-х как альтернатива смертной казни. И во многом в связи с этим правовое регулирование носит очень сильный отпечаток смертной казни. И именно поэтому такие решения ЕСПЧ крайне важны как основа и база для последующего изменения ситуации в этой сфере», – резюмировал Рамиль Ахметгалиев.

Эксперт добавил, что согласно комплексному исследованию психологов, проведенному в 2009 г., условия содержания осужденных к пожизненному лишению свободы в большинстве случаев приводят к деградации личности. «В то же время уполномоченный РФ при Европейском Суде – заместитель министра юстиции России Георгий Матюшкин на слушаниях в Большой палате Европейского Суда по делу “Хорошенко против России” осенью 2014 г. пояснял, что достижение цели реинтеграции в общество в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы не ожидалось и что изоляция таких лиц была единственной целью соответствующих условий отбытия наказания», – отметил адвокат.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *