ЕСПЧ признал нарушением применение силы к мирным митингующим, которые потом не были задержаны

Суд подчеркнул, что применение полицией силы против участников публичного мероприятия, которое не было продиктовано их незаконным поведением, равносильно жестокому обращению.

В комментарии «АГ» один из адвокатов, представлявших интересы заявителей в Европейском Суде, отметил, что особенность этого дела заключается в том, что мирный характер поведения заявителей никогда не ставился властями под сомнение. Другой обратил внимание на вывод Суда о том, что государство должно расследовать любые проявления жестокости представителей власти независимо от наличия официального заявления пострадавшего.

13 октября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Захаров и Варжабетьян против России» по жалобе двух участников «Марша несогласных» на Болотной площади в связи с жестоким обращением полицейских с ними во время разгона протестной акции и отсутствием эффективного расследования инцидента.

Повод для обращения в ЕСПЧ

В мае 2012 г. Виктор Захаров (один из организаторов акции) и Турана Варжабетьян приняли участие в «Марше несогласных» на Болотной площади в Москве. По словам обоих заявителей, они не нарушали общественный порядок и не оказывали сопротивления полиции, однако во время разгона митинга правоохранители ударили каждого из них резиновой дубинкой по голове.

Виктор Захаров утверждал, что из-за удара по голове он потерял сознание и был доставлен в больницу, откуда выписался уже на следующий день. В свою очередь Турана Варжабетьян получила многочисленные травмы головы и ушибы мягких тканей, ей сразу же вызвали бригаду скорой помощи. В дальнейшем, по словам женщины, у нее наблюдались проблемы со здоровьем из-за нанесенных повреждений. Слова обоих подтверждались фотографиями и видеозаписями, сделанными во время митинга.

Стоит отметить, что ни Захаров, ни Варжабетьян не были задержаны и не обвинялись в каком-либо правонарушении в связи с событиями на Болотной площади.

23 июня 2012 г. Виктор Захаров обратился в Следственный комитет России с требованием возбудить уголовное дело в связи с применением к нему силы во время разгона протестной акции. Однако следователь отказался возбуждать уголовное дело под предлогом отсутствия в действиях полицейских состава преступления. По мнению сотрудника СКР, применение полицейскими силы и специальных средств при разгоне митингующих было необходимой мерой. Обжалование отказа не увенчалось успехом ни в органах прокуратуры, ни в суде.

В свою очередь Турана Варжабетьян также безуспешно пыталась добиться возбуждения уголовного дела, обратившись в правоохранительные органы в октябре 2012 г., причем прокуратура несколько раз отменяла постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Обжалование в судебном порядке также ни к чему не привело. Кроме того, женщина предприняла попытку взыскания морального вреда в связи с отказом уголовного преследования полицейских, нанесших ей травмы. Однако суды различных инстанций отказались удовлетворять ее требования.

Позиция сторон в Страсбургском суде

В своих жалобах в Европейский Суд заявители указали на нарушение ст. 3 «Запрещение пыток», ст. 11 «Свобода собраний и объединений», ст. 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Турана Варжабетьян также сослалась на нарушение ст. 10 «Свобода выражения мнения» Конвенции.

В возражениях Правительство РФ подвергло сомнению обстоятельства получения Виктором Захаровым травм головы и указало на пропуск заявителями процессуального срока, необходимого как для подачи заявлений о возбуждении уголовного дела, так и для обращения в ЕСПЧ. Оно также утверждало, что жалобы обоих граждан неприемлемы, поскольку они не сообщали национальным властям о том, что их право на свободу собраний было нарушено. Государство-ответчик сообщило о том, что события на Болотной площади были предметом широкомасштабного расследования, в результате которого организаторы акции были признаны виновными в массовых беспорядках, а ряд других лиц – виновными в насильственных действиях против полиции.

В возражениях на правительственные доводы Виктор Захаров и Турана Варжабетьян вновь сослались на то, что были мирными участниками митинга, поэтому применение против них какой-либо силы со стороны полицейских было незаконным и неоправданным.

ЕСПЧ встал на сторону заявителей

Европейский Суд напомнил, что надлежащее реагирование со стороны властей в расследовании заявлений о жестоком обращении со стороны полиции или иных представителей власти в рамках ст. 3 Конвенции имеет важное значение в поддержании общественного доверия к верховенству закона. ЕСПЧ также подчеркнул: когда национальные власти прибегают к применению силы, должна существовать некая форма независимой оценки осуществленных ею действий и их соразмерности в целях обеспечения ответственности за принятые меры. В таких случаях необходимо свести к минимуму любой риск нанесения серьезных телесных повреждений людям.

Как подтвердил Суд, в рассматриваемом деле оба заявителя, действительно, несвоевременно обратились в СКР с заявлениями о возбуждении уголовного дела. В связи с этим, пояснил ЕСПЧ, было необходимо определить, должны ли были российские власти начать уголовное расследование по своей собственной инициативе независимо от сообщений о преступлениях. Со ссылкой на Постановление «Фрумкин против России» ЕСПЧ презюмировал возможность жестокого обращения полицейских с участниками публичного мероприятия, тем более что Правительство РФ не оспаривало тот факт, что оба гражданина получили травмы во время разгона митинга.

В связи с этим Суд заключил, что Виктор Захаров и Турана Варжабетьян получили телесные повреждения именно в ходе применения полицией силы против участников публичного мероприятия, которое не было продиктовано их незаконным поведением, а потому такая мера равносильна жестокому обращению. ЕСПЧ также отметил, что Правительство РФ не представило никаких пояснений относительно того, почему в рассматриваемом случае полицейские применили силу в отношении заявителей, которые не были задержаны и не участвовали в каких-либо актах насилия.

Европейский Суд добавил, что российские следственные органы имели возможность идентифицировать и оперативно допросить обоих заявителей сразу же после инцидента, а также самостоятельно осуществить иные эффективные следственные действия, направленные, в частности, на выявление источника их телесных повреждений и виновных лиц, допрос свидетелей и медицинского персонала, оказывающих медпомощь заявителям. Тем не менее органы следствия ничего из вышеперечисленного не сделали.

Страсбургский суд счел, что российские власти не провели эффективного расследования фактов нанесения телесных травм обоим заявителям. Таким образом, было выявлено нарушение ст. 3 в материальном и процессуальном аспектах и ст. 11 Конвенции. В связи с этим ЕСПЧ присудил обоим гражданам по 16 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и по 4,5 тыс. евро в возмещение судебных расходов.

Комментарии представителей заявителей

Интересы заявителей в Европейском Суде представляли адвокат АП г. Москвы Сергей Миненков и адвокат фонда «Общественный вердикт» Алексей Лаптев.

В комментарии «АГ» Алексей Лаптев отметил, что особенность этого дела заключается в том, что мирный характер поведения заявителей, участников протеста на Болотной площади никогда не ставился властями под сомнение.

По словам адвоката, ЕСПЧ применил свои устоявшиеся принципы, выработанные в отношении жалоб на неэффективное расследование и применение насилия со стороны сил правопорядка к протестующим гражданам. «С учетом политического контекста дела, к сожалению, не приходится ожидать какого-либо значимого влияния постановления ЕСПЧ на российскую судебную практику. Об этом, в частности свидетельствует опыт исполнения властями РФ постановлений Суда, вынесенных по жалобам других участников событий на Болотной площади. Судя по всему, исполнение постановления со стороны российских властей ограничится выплатой заявителям денежной компенсации морального вреда, которую присудил ЕСПЧ. Таким образом, власти (за счет налогоплательщиков) просто заплатят своего рода налог на нарушение прав человека», – предположил Алексей Лаптев.

Адвокат отметил, что почти все аргументы были приняты Судом. «Вместе с тем следует отметить, что мы просили его квалифицировать удар резиновой палкой, который был нанесен сотрудником полиции по голове мирно протестующей пенсионерки (на момент событий Туране Варжабетьян было 67 лет) и повлек за собой ее длительное лечение, как бесчеловечное обращение. Однако ЕСПЧ квалифицировал его только как обращение, унижающее человеческое достоинство, которое также запрещено ст. 3 Конвенции. При этом в другом деле, например, пощечину, полученную задержанным парнем, который вел себя вызывающе, со стороны сотрудника полиции, ЕСПЧ также квалифицировал подобным образом (см. Постановление Большой Палаты ЕСПЧ от 28 сентября 2015 г. по делу «Bouyid v. Belgium»). Одинаковая квалификация таких разнородных явлений вызывает определенное недоумение. Как представляется, в отношении Тураны Варжабетьян имело место, как минимум, бесчеловечное отношение», – подчеркнул Алексей Лаптев.

В свою очередь Сергей Миненков пояснил, что ЕСПЧ в очередной раз указал российским властям на необходимость соблюдения прав человека во время проведения массовых мероприятий. «Речь идет, в первую очередь, о позитивном обязательстве по недопущению несоразмерного применения насилия в отношении митингующих – в частности, неоправданного нанесения полицейскими ударов по голове резиновыми дубинками», – отметил он.

Как указал адвокат, вторым немаловажным обязательством государства по соблюдению ст. 3 Конвенции, на которое обратил внимание Суд, является его инициатива по расследованию любых проявлений жестокости представителей власти независимо от наличия официального заявления пострадавшего. «Принимая из медицинского учреждения поступивший сигнал о причиненных телесных повреждениях или ином физическом насилии, правоохранительные органы обязаны самостоятельно инициировать проведение тщательного, т.е. всестороннего, полного и эффективного расследования. При этом бремя доказывания происхождения телесных повреждений или правомерного применения насилия лежит на государстве», – подчеркнул Сергей Миненков.

По его словам, это не означает, что потенциальная жертва не должна предпринимать разумных и своевременных усилий по фиксации и сбору доказательств причинения физического вреда. «При подготовке жалобы в Европейский Суд о нарушении ст. 3 Конвенции также необходимо исчерпать внутренние средства правовой защиты, включая судебное обжалование действий (бездействия) правоохранительных органов. Изложенные в постановлении правовые позиции Европейского Суда, несомненно, должны содержаться в жалобах и учитываться российскими судами», – подытожил он.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Адвокат АП Московской области, директор МКА «Липцер, Ставицкая и партнеры» Дмитрий Аграновский полагает, что постановление ЕСПЧ продолжает и развивает правовые подходы, выработанные Европейским Судом в ранее принятых решениях по делам «Фрумкин против России», «Ярослав Белоусов против России» и «Развозжаев против России и Украины, Удальцов против России». «В этом смысле решение основано на прецедентной практике, и, хотя и не содержит принципиально новых моментов, его, безусловно, можно только приветствовать, как и любой случай, когда гражданам удалось защитить свои права на международном уровне», – отметил он.

По мнению эксперта, каждое такое решение укрепляет и развивает отечественную правовую систему, поскольку, как указано в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и Протоколов к ней», правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства РФ. «В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных национальным законодательством, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого ЕСПЧ при применении Конвенции и Протоколов к ней», – пояснил адвокат.

Партнер АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры» Ирина Хрунова отметила, что ранее ЕСПЧ уже оценивал действия российских властей по планированию, проведению и разгону мирного собрания, очень подробно и качественно проанализировав все происходящее на Болотной площади: «Поэтому рассматриваемое дело лишь в очередной раз подтверждает высказанную Страсбургским судом правовую позицию».

Тем не менее эксперт выделила новый и значимый аспект в деле «Захаров и Варжабетьян против России». По ее словам, ЕСПЧ оценил правомерность применения силы в отношении мирных демонстрантов – тех, к кому не было претензий со стороны российских властей. «В отношении этих двух заявителей не были составлены административные протоколы, они не были задержаны как сопротивляющиеся полицейским, они никак не преследовались. Это отличает их от иных заявителей по “болотным” делам в ЕСПЧ», – пояснила Ирина Хрунова.

Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева также полагает, что особенностью дела является то, что заявители не были привлечены к ответственности за участие в митинге. «Дело в том, что Европейский Суд проанализировал действия полицейских, которые привели к тому, что заявители получили различные травмы, а также последующие отказы в проведении расследования обстоятельств получения заявителями телесных повреждений при разгоне митинга на Болотной площади 6 мая 2012 г. ЕСПЧ отметил, что им вне разумного сомнения установлены факты участия заявителей в митинге, применения полицией силы при разгоне митинга, в результате чего заявители получили травмы, а также то, что действия властей не были явно пропорциональны действиям самих заявителям. Суд принял во внимание фотографии и видеозапись, на которых изображен первый заявитель с окровавленной головой в окружении полицейских и зафиксирован момент получения травмы в результате полицейского насилия второй заявительницей», – отметила она.

По словам эксперта, в рассматриваемом случае Страсбургский суд поступил весьма логично: сначала он установил неэффективность проведенного национальными органами правопорядка расследования (процессуального аспекта ст. 3 Конвенции), а затем признал, что отсутствие удобоваримого объяснения происхождения травм у заявителей приводит его к выводу о доказанности того, что заявители получили травмы именно от действий полицейских.

«Мною особенно подчеркнута именно такая логика ЕСПЧ, потому что далеко не во всех делах в своей актуальной практике Суд готов видеть неразрывную связь между процессуальным и материальным аспектами ст. 3 Конвенции. Нередко Суд устанавливает нарушение такой статьи в процессуальном аспекте, но при этом говорит, что не видит доказательств вне разумного сомнения нарушения материальной части этой нормы, тем самым возлагая непомерно тяжелое бремя доказывания на заявителя: уж коль государство со всей его следственной мощью не смогло расследовать инцидент, т.е. собрать и оформить доказательства, то справедливо ли требовать ровно этого же от заявителя. Означают ли выводы Суда по делу Захарова и Варжабетьян возврат к прежней “прозаявительской” позиции – покажет время», – отметила Надежда Ермолаева.

Адвокат добавила, что относительно вопроса о вмешательстве в право заявителей на свободу собраний ЕСПЧ отметил, что сам факт применения силовиками насилия на митинге означает наличие вмешательства в права участников такого собрания, а отсутствие объяснения тому, что насилие применялось именно к заявителям, означает его явно непропорциональный характер, а следовательно, и нарушение прав по Конвенции. «В этой связи обращает на себя внимание как раз некоторый логический пробел в аргументации ЕСПЧ: Суд соглашается с Правительством РФ, что вмешательство в права заявителей в виде примененной полицейскими силой было основано на Законе о полиции и при этом преследовало предусмотренную законом цель предотвращения массовых беспорядков и преступлений. В следующем же абзаце постановления Суд указывает на отсутствие причин применения силы в отношении заявителей. При таких обстоятельствах логичным было бы признание отсутствия у примененного насилия какой-либо законной цели, что в итоге все равно означало бы для заявителей признание нарушения их конвенционных прав», – убеждена Надежда Ермолаева.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *