ЕСПЧ: размещение отделения милиции и ИВС в многоквартирном доме нарушило права жильцов

Как пояснил Европейский Суд, меры, предпринятые по этому вопросу национальными властями, были явно недостаточными, несмотря на коллективные жалобы жильцов и факт признания начальником отделения милиции наличия таких проблем.

По мнению одного из экспертов, постановление Европейского Суда интересно с точки зрения социально-экономической направленности, так как ЕСПЧ расширительно истолковал право на уважение жилища. Другой полагает, что для применения Судом ст. 8 Конвенции в деле предполагаемая «неприятность» должна достигать минимального уровня серьезности, необходимого для того, чтобы она равнялась вмешательству в права заявителей на уважение их частной жизни и жилища, а оценка этого минимума является относительной и зависит от обстоятельств дела.

1 декабря Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Евгений Дмитриев против России» по жалобе россиянина на неудобства проживания в многоквартирном жилом доме из-за расположения в нем отделения милиции и изолятора временного содержания (жалоба № 17840/06).

Заявитель жаловался на шум, исходящий из расположенных в его жилом доме отделения милиции и ИВС

С 1995 по 2008 г. житель г. Костомукши Евгений Дмитриев проживал в многоквартирном доме, цокольный этаж которого занимали местные отделение милиции и ИВС. Мужчина неоднократно жаловался местным властям на шум и грязь, возникавшие в результате деятельности отдела милиции и изолятора, а также просил перенести эти объекты в другое место

В письме от 14 марта 1996 г. начальник отделения милиции принес извинения заявителю за причиненное беспокойство, признав, что правоохранительный объект находится в жилом здании, не предназначенном для этих целей. В то же время в письме указывалось, что перемещение отделения милиции в другое место в ближайшее время не предусмотрено из-за отсутствия подходящего пустующего здания. В следующем письме от 5 апреля 1996 г. указанное должностное лицо сообщало о принятии превентивных мер в отношении входных дверей отделения милиции.

В письме от 8 апреля 1996 г. на имя начальника отделения милиции Евгений Дмитриев вновь потребовал восстановить нормальные жилищные условия в доме. Заявитель жаловался на плохой сон из-за ночных криков содержащихся в изоляторе людей и их стуков в двери камер, а также просачивающиеся в окна квартиры выхлопные газы от припаркованных внизу милицейских машин и табачный дым.

В мае 2000 г. заявитель и его соседи направили коллективную жалобу мэру г. Костомукши и главе городской Думы, но ответа не получили. Впоследствии Евгений Дмитриев в судебном порядке потребовал от местных властей перенести отделение милиции. Суд частично удовлетворил такие требования, обязав местные власти перенести отделение милиции и ИВС в течение года по согласованию с милицейской службой. Поскольку решение суда выступило в силу, был выдан исполнительный лист.

В дальнейшем исполнительное производство было приостановлено из-за отсутствия финансирования процесса переноса здания отделения милиции, а затем прекращено. Впоследствии оно было возобновлено, но в ноябре 2005 г. вновь прекратилось под предлогом «исполнения» решения суда. Попытка заявителя оспорить факт прекращения исполнительного производства не увенчалась успехом, так как несколько судебных инстанций сочли, что местные власти и правоохранители фактически решили вопрос о переносе отделения милиции.

В феврале 2006 г. территориальный отдел Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека провел жилищную инспекцию в доме, где проживал заявитель. Проверка выявила многочисленные нарушения санитарно-эпидемиологических норм. В частности, проверяющие обнаружили, что некоторые милицейские машины были припаркованы возле стен жилого дома, также рядом отсутствовали мусорные баки, системы вентиляции квартиры заявителя и отделения милиции были взаимосвязаны, а вход в здание оборудован вытяжной вентиляцией, которая соединялась с ИВС. Кроме того, в отделении милиции отсутствовала система звукоизоляции.

Еще в апреле 2004 г. местные власти обратились к министру внутренних дел России с просьбой помочь региональному министерству МВД в получении необходимых финансовых ресурсов для строительства нового отделения милиции в Костомукше. В январе 2008 г. глава Республики Карелия утвердил перечень строительных объектов и объектов, в который также вошла подготовка проектной и сметной документации на строительство отделения милиции. В апреле того же года заявитель продал свою квартиру – предположительно, по цене ниже рыночной, приобрел новую на банковские кредиты и займы родственников и переехал.

Позиции сторон в ЕСПЧ

В жалобе в Европейский Суд, которую Евгений Дмитриев направил в 2006 г., заявитель указал на нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, защищающей право на уважение частной и семейной жизни, в связи с шумом и другими неудобствами, обусловленными повседневной деятельностью отделения милиции и ИВС, расположенного в подвале многоквартирного дома, где он проживал. По мнению заявителя, эти негативные факторы на протяжении 13 лет оказывали существенное влияние на его физиологическое и психологическое состояние, так как при покупке квартиры его не предупредили о возможных неудобствах от соседства с отделением милиции.

Заявитель также сообщил, что многоквартирный дом, в котором он проживал, был построен финскими строителями по образцу аналогичных домов в Финляндии. Соответственно, он предназначался лишь для обычного проживания, а цокольный этаж здания должен использоваться как хранилище для велосипедов (лыж) или прачечная. Евгений Дмитриев добавил, что отделения милиции не должны были размещаться в жилых домах по нормам СанПин. Также он жаловался на нарушение ч. 1 ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции. В качестве компенсации морального вреда заявитель указал свыше 146 тыс. евро и 65 тыс. евро в виде компенсации судебных расходов в национальных судах и ЕСПЧ.

В своих возражениях на жалобу национальное правительство указало, что вред, предположительно причиненный Евгению Дмитриеву в результате работы отделения милиции в подвале его дома, не подпадает под регулирование ст. 8 Конвенции. Со ссылкой на общемировую практику государство-ответчик отметило, что размещение магазинов, компаний и офисов в жилых зданиях является обыденной практикой и «объективной необходимостью». Российская сторона также утверждала, что размещение отделения милиции в МКД соответствовало строительным и жилищным нормам, действовавшим в 1979 г., когда отделение милиции было перенесено в это здание.

Государство-ответчик полагало, что заявитель не смог обосновать соответствующими документами или доказательствами утверждения о том, что уровень шума в его квартире достиг порога серьезности для применимости указанной статьи Конвенции. Российские власти также пришли к выводу, что заявитель утратил статус потерпевшего, поскольку продал квартиру третьему лицу. Также правительство добавило, что Евгений Дмитриев не исчерпал средства внутренней правовой защиты, так как не предъявил гражданский иск в связи с тем, что отделение милиции и ИВС продолжают размещаться в данном доме.

В возражениях на доводы государства-ответчика заявитель указал, что, несмотря на вынужденную смену места жительства, он по-прежнему оставался жертвой предполагаемого нарушения. Также он указал на исчерпание внутренних средств правовой защиты.

Европейский Суд указал, что смена места жительства не лишает заявителя статуса потерпевшего

Оценивая приемлемость жалобы, ЕСПЧ подтвердил, что заявитель действительно не представил прямых доказательств превышения допустимых значений шума в квартире от деятельности отделения милиции. Однако Европейский Суд учел акт проверки жилищной инспекции службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, а также решение национального суда, частично удовлетворившего требования заявителя. Таким образом, ЕСПЧ заключил, что неудобства, возникшие в результате размещения отделения милиции в жилом доме, незаконность которого была признана руководством правоохранительного органа, продолжались несколько лет, что оказало существенное негативное влияние на жизнь заявителя и его удовлетворенность жилищными условиями.

Как пояснил Суд, в рассматриваемом деле Евгений Дмитриев не получил никакой компенсации морального вреда в национальных судах, а факт смены заявителем места жительства не лишает его статуса потерпевшего. Кроме того, как указано в постановлении, заявитель исчерпал все средства внутренней правовой защиты в национальных судебных инстанциях.

Разрешая дело по существу, ЕСПЧ заключил, что повседневная деятельность отделения милиции напрямую нарушала права заявителя в соответствии со ст. 8 Конвенции. При этом меры, предпринятые по этому вопросу национальными властями, были явно недостаточными, несмотря на коллективные жалобы жильцов и факт признания начальником отделения милиции наличия таких проблем.

Как отметил Европейский Суд, российским властям потребовалось почти 7 лет со дня вынесения судебного решения в пользу заявителя, чтобы просто утвердить проект и бюджет на строительство нового отделения милиции. При этом отсутствует информация о том, проводились ли в это время межведомственные работы и переговоры по указанному вопросу и было ли принято какое-либо промежуточное решение. Несмотря на то что в 2006 г. служба защиты прав потребителей и благополучия человека выявила незаконность нахождения отделения милиции в жилом доме, российские власти не предприняли никаких реальных мер для устранения неудобств, от которых пострадал заявитель, а сам процесс перевода отделения милиции был необоснованно затянут до 2008 г.

«При таких обстоятельствах Суд считает, что государству не удалось добиться справедливого баланса между интересами местного сообщества по защите общественного порядка и безопасности, эффективным исполнением законов милицией и эффективным использованием заявителем своего права на уважение его частной жизни и жилища», – заключил ЕСПЧ. Таким образом, Суд признал нарушение ст. 8 Конвенции в рассматриваемом деле и присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 5000 евро.

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов назвал постановление ЕСПЧ интересным с точки зрения социально-экономической направленности. «Благодаря расширительному толкованию права на уважение жилища, закрепленного в ст. 8 Конвенции, Суд в качестве одной из его «граней» указал право на благоприятную окружающую среду, в которой проживает человек. Другими словами, вот уже много лет Конвенция предполагает определенный уровень защиты жилища человека, его здоровья и здоровья его семьи от негативных воздействий извне. Вариантов такого воздействия в практике ЕСПЧ накопилось немало», – отметил он.

Прежде всего, пояснил эксперт, речь идет о ситуациях, когда, например, дом расположен вблизи вредоносных, загрязняющих среду объектов промышленности. «Государство также призвано помогать гражданам в связи с природными катаклизмами, предупреждать катастрофы в силу своей осведомленности, устранять последствия аварий. Кроме того, можно выделить дела, связанные с функционированием объектов, препятствующих нормальной жизни проживающего рядом населения (будь то аэропорт или мусорная свалка). Наконец, практике известны случаи, когда ЕСПЧ рассматривал дела о шумовом воздействии на соседей-жильцов из-за ночных баров или дискотек», – рассказал Антон Рыжов.

По мнению юриста, контекст рассматриваемого дела «примечательно российский». «В одном из самых отдаленных городов Карелии, расположенном у российско-финской границы, местный отдел милиции (а затем полиции) «приютился» на первом этаже жилого здания. Фотографии этого пятиэтажного дома на проспекте Горняков легко найти в Интернете. Вообще, это довольно частая история еще с 1990-х гг., когда правоохранительные органы существовали бок о бок с жильцами МКД. Разумеется, такое соседство не всем по душе: в том числе оно мешало заявителю по данному делу. Причем на его сторону встали и национальные суды, признав негативное воздействие со стороны правоохранительных органов (шум и мусор). Однако в подобных делах главное – бюджет: денег не было, а значит, решение вопроса с переездом полиции затягивалось на неопределенный срок», – отметил эксперт.

Антон Рыжов пояснил, что в рассматриваемом случае само страсбургское разбирательство (обмен позициями сторон) произошло, по сути, еще в 2008 г., поэтому судьи не дождались судьбоносного события, случившегося в декабре 2011 г. «Репортаж о нем до сих пор можно найти на сайте канала НТВ. Тогда сотрудники МВД Костомукши переехали в новое здание, которое было торжественно открыто прежним министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым. Как сообщалось, здание соорудили в рекордные сроки. Символично, что теперь эта «цитадель», стоящая в отдалении от жилых зданий, расположена на улице Надежды», – заметил он.

Эксперт добавил, что присужденная заявителю компенсация явно недостаточна, учитывая контекст дела. «Соседство с полицией не просто негативно влияло на заявителя жалобы – он в итоге был вынужден продать квартиру по бросовой цене и переехать в другую, набрав кредитов. Возможно, заявителю стоило просить отдельно компенсировать ему материальный ущерб, связанный с переездом, так как присужденная ЕСПЧ сумма касалась лишь морального вреда», – предположил Антон Рыжов.

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин отметил, что в рассматриваемом деле, как часто бывает, ЕСПЧ решил «сэкономить силы и время» и не стал рассматривать жалобу на наличие иных нарушений, помимо ст. 8 Конвенции. По мнению эксперта, хотя Конвенция не содержит прямого закрепления права на благоприятную и спокойную окружающую среду, ст. 8 классически применяется в связи с нарушением прав, к примеру, из-за неблагоприятной экологической обстановки, так как загрязнение окружающей среды может влиять на состояние здоровья людей и препятствовать им пользоваться своими домами, негативно влияя на личную и семейную жизнь.

«В подобных делах ЕСПЧ обычно использовал термин «неприятность» для описания явлений, связанных с шумом, запахом и опасностью для здоровья. Чтобы нарушение касалось указанной статьи, предполагаемая «неприятность» должна достигать «минимального уровня серьезности, необходимого для того, чтобы она равнялась вмешательству в права заявителей на уважение их частной жизни и их жилища». Оценка этого минимума носит относительный характер и зависит от всех обстоятельств: «интенсивности и продолжительности причинения вреда, его физических или психических последствий, общего контекста и того, был ли причиненный ущерб незначительным по сравнению с экологическими опасностями, присущими жизни в каждом современном городе», что полностью продемонстрировано в рассматриваемом деле», – отметил Сергей Охотин.

Он полагает, что нарушение ст. 8 Конвенции может иметь место даже тогда, когда заявители не смогли напрямую доказать негативное воздействие состояния окружающей среды на их здоровье. «Например, в одном случае заявители не смогли доказать, что вследствие непредставления информации о деятельности завода их здоровью и частной жизни был причинен ущерб, однако нарушение ст. 8 Конвенции было выявлено ЕСПЧ (постановление по делу «GuerraandOthers v. Italy»). Из дела «Tătar v. Romania» следует, что, даже если заявитель не смог представить официальный документ, удостоверяющий опасность в связи с неблагоприятной окружающей средой, это не обязательно делает его заявление неприемлемым. В этом же деле также отмечалось, что заявители не смогли получить от национальных органов власти официальный документ, подтверждающий, что деятельность предприятия представляла опасность для их здоровья. В деле «Brânduşe v. Romania» заявитель, ссылаясь лишь на общие доклады о плохой экологической обстановке, также напрямую не смог доказать, что запахи от мусорной свалки повлияли непосредственно на его здоровье или жизнь, однако ЕСПЧ установил, что этот элемент не может сам по себе составить вывод о неприменимости ст. 8 Конвенции», – в заключение добавил эксперт.

Зинаида Павлова

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *