ЕСПЧ усмотрел ряд нарушений в системе наблюдения Британии

Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) признала методы массового перехвата и сбора Центром правительственной связи Великобритании (GCHQ) онлайн-коммуникации граждан нарушающими их право на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнения.

Однако сам по себе режим массового перехвата информации при четком соблюдении определенных гарантий допускается в понимании Европейской конвенции по правам человека из-за «множества угроз, с которыми государства сталкиваются в современном обществе», — говорится в постановлении суда в Страсбурге.

К таким «сквозным гарантиям» (end-to-end safeguards) ЕСПЧ, в частности, отнес: на национальном уровне на каждом этапе должна производиться оценка необходимости и соразмерности рассматриваемых мер, в то время как подобные решения должны приниматься независимым органом, подлежать надзору и независимому анализу постфактум.

В этом контексте суд в Страсбурге пришел к заключению, что Великобритании не удалось гарантировать такой режим работы GCHQ.

Также ЕСПЧ не усмотрел нарушений в том, как британское правительство обмениваться полученными персональными данными с иностранными разведывательными службами.

Фабула дела

Big Brother Watch (58170/13), Bureau of Investigative Journalism и Alice Ross (62322/14) и еще несколько правозащитных организацией и журналистов (24960/15) обратились в ЕСПЧ после того, как экс-сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден в июне 2013 года передал газетам The Washington Post и The Guardian информацию о программах массовой слежки за электронными устройствами, осуществляемой разведывательными службами США и Великобритании.

Заявители поставили перед ЕСПЧ под сомнение соответствие Конвенции трех аспектов деятельности GCHQ: массовый сбор данных с электронных устройств, обмен Великобританией разведданными с иностранными коллегами и получение данных от поставщиков услуг связи. 

На момент подачи жалоб, объединённых впоследствии в одно производство, в Великобритании режим массового перехвата данных онлайн-коммуникации и получение сведений от провайдеров был определен в законе о регулировании следственных полномочий (Regulation of Investigatory Powers Act (2000). 

Позже, в 2016 году, он был заменен другим нормативным документом, ввиду чего выводы Большой палаты ЕСПЧ относятся исключительно к правовой новелле 2000 года.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *