ЕСПЧ увеличил размер компенсации родственникам похищенных во время спецопераций жителей Чечни

Средний размер компенсации, присужденной Европейским Судом по делам такой категории, увеличился с 60 до 80 тыс. евро.

Адвокаты, представлявшие интересы ряда заявителей в ЕСПЧ, положительно оценили постановление. Один из них отметил, что основной контраргумент российского правительства сводился к пропуску заявителями срока для обращения в Суд. По словам другого, решение Европейского Суда носит окончательный характер: у России нет права его обжаловать в Большую палату Суда, что ускорит выплату компенсации на несколько месяцев.

12 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «Махмудова и другие против России» по 10 жалобам жителей Чеченской Республики, сообщивших о неэффективном расследовании исчезновения их родственников, чье местонахождение до сих пор неизвестно.

Обстоятельства дела

В разное время в период с 2002 по 2006 гг. граждане Исмаил Махмудов, Исмаил Даштаев, Ваха Наузов, Супьян Мукаев, Рустам Гайсумов, Хусейн Эльдерханов, Алихан Сатуев, Вахаб Абубакаров, Лема Магомадов, Зелимхан Дутаев и Ислам Асуханов исчезли после их задержания силовиками во время спецопераций.

По всем случаям похищения граждан их родственники обращались в правоохранительные органы. Были возбуждены соответствующие уголовные дела, расследование по которым было неэффективным: оно неоднократно приостанавливалось и возобновлялось в течение нескольких лет; преступники так и не были найдены. Заявители неоднократно и безрезультатно обращались в различные правоохранительные органы с запросами о предоставлении информации и помощи в розыске их родственников.

Доводы стороны в ЕСПЧ

В своих жалобах в Европейский Суд заявители ссылались на нарушение ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на жизнь) в связи с тем, что их родственники исчезли после задержания представителями государства. Граждане также жаловались на нарушения ст. 3 (запрет пыток) и 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Конвенции в связи с их душевными страданиями и незаконным характером задержания их родственников. Кроме того, они ссылались на нарушение ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции в связи с отсутствием эффективного расследования указанных инцидентов российскими властями. С учетом обстоятельств похищения близких заявители просили ЕСПЧ признать пропавших лиц умершими.

Размер заявленного гражданами материального ущерба варьировался, как и размер морального вреда: так, отдельные граждане оценили свои нравственные страдания на сумму 70, 80 или 500 тыс. евро, а остальные оставили решение указанного вопроса на усмотрение Суда.

В своих возражениях на жалобы Правительство РФ утверждало о пропуске заявителями срока обращения в ЕСПЧ, поскольку они на протяжении длительного периода знали о неэффективности расследования уголовных дел, а обратились в Суд лишь спустя несколько лет. Российские власти полагают, что граждане не исчерпали внутренние средства правовой защиты. Кроме того, государство-ответчик ссылалось на общую пассивность заявителей в коммуникациях с правоохранительными органами.

В доводах на возражения российского правительства заявители отметили, что они предприняли всевозможные меры для поиска своих пропавших родственников на национальном уровне. Из-за отсутствия у них юридических знаний и денег на адвоката, бесплатной юридической помощи, оказываемой жертвам насильственных исчезновений, они не могли оценить эффективность проводимого расследования. Жалобы на действия следователей, по их мнению, не оказали бы никакого положительного воздействия на саму эффективность расследования.

Суд выявил многочисленные нарушения Конвенции

После изучения обстоятельств дела ЕСПЧ выявил, что каждый из заявителей обратился в Суд с жалобой спустя несколько лет после самого инцидента и начала расследования. При этом отмечено, что практически все граждане проинформировали правоохранительные органы о похищении их родственников в течение двух дней после происшествия (заявители по одной жалобе сделали это спустя 8 дней). Суд также не согласился с российским правительством, упрекнувшим заявителей в пассивности, наоборот, он выявил их активную заинтересованность в расследовании преступлений и поддерживаемую ими связь со следствием.

В очередной раз ЕСПЧ напомнил, что неэффективное расследование исчезновений, имевших место в Чечне в период с 1999 по 2006 гг., представляет собой системную проблему, и уголовное расследование по таким преступлениям не является эффективным средством правовой защиты. Суд также отметил, что государство-ответчик не оспаривало существенные факты, лежащие в основе каждой жалобы, однако утверждало об отсутствии доказательств, свидетельствующих о причастности представителей государства к предполагаемым похищениям и гибели пропавших лиц.

Таким образом, Европейский Суд признал факт задержания родственников заявителей силовиками во время проведения спецопераций и признал их умершими с учетом угрожающего характера задержаний. Также Суд выявил материальное и процессуальное нарушение ст. 2 Европейской конвенции, а также ст. 3, 5, 13 в совокупности с ней. По ряду дел было также выявлено нарушение ст. 13 в сочетании со ст. 3 Конвенции.

В связи с этим ЕСПЧ присудил заявителям различные суммы возмещения материального вреда. Компенсация морального вреда для заявителей по 9 жалобам составит 80 тыс. евро, для четырех граждан по десятой – 70 тыс. евро.

Адвокаты заявителей выразили удовлетворение решением ЕСПЧ

Адвокат АП Чеченской Республики Докка Ицлаев представлял в Суде интересы родственников Зелимхана Сатуева и Зелимхана Дутаева. Он полагает, что во всех жалобах заявители приводили достаточно сильные доказательства причастности представителей государства к похищениям и исчезновениям своих родственников. «Поэтому ключевым для заявителей был вопрос соблюдения ими условий приемлемости, и возражения Правительства РФ касались в основном именно этого аспекта», – отметил он.

По словам адвоката, вопрос соблюдения условий приемлемости Европейский Суд разрешил исходя из своей устоявшейся прецедентной практики. «Новым стало увеличение Судом размера справедливой компенсации по делам из России, в которых признавалось нарушение ст. 2 Конвенции: впервые заявителям присуждено по 80 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда по каждой жалобе, до этого, как правило, Суд присуждал по 60 тыс. евро», – пояснил он.

«Обращает на себя внимание тот факт, что в свое время районный суд присудил заявителям по одной из жалоб компенсацию морального вреда в размере 500 тыс. руб. (впоследствии ВС Чеченской Республики отменил решение суда, что вынудило заявителей обратиться в ЕСПЧ), – отметил Докка Ицлаев. – В какой-то мере комментируемое постановление Суда можно рассматривать как реакцию на указанное решение национальных судов и бездействие правоохранительных органов в целом».

Адвокат НКО «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова, чья организация представляла интересы близких Исмаила Махмудова, Вахи Наузова, Супьяна Мукаева, Рустама Гайсумова, Хусейна Эльдерханова, Лемы Магомадова, выразила удовлетворение постановлением ЕСПЧ. «Решение Европейского Суда интересно двумя моментами: не только повышенным размером компенсации морального вреда (сначала Суд присуждал пострадавшим по 35, затем по 60 тыс. евро, а теперь компенсация увеличилась до 80 тыс. евро), но и тем, что Суд обратил внимание на неэффективность расследования», – отметила она.

Адвокат также подчеркнула окончательность решения Суда: «У России нет права его обжаловать в Большую палату ЕСПЧ: хотя последняя никогда не рассматривала такие дела, сохранение права на такое обжалование затянуло бы срок выплаты еще на три или четыре месяца, – отметила Ольга Гнездилова. – В рассматриваемых делах Суд признал системный характер проблемы, так как аналогичные дела рассматриваются им практически каждый месяц».

Зинаида Павлова

Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid