ЕСПЧ выявил нарушения прав Алексея Навального при задержании во время акции протеста

Как пояснил Суд, после составления административных протоколов полиция могла освободить задержанных, поэтому их удержание было излишним, а суды РФ заняли сторону обвинения в судебных делах в рамках КоАП.

В комментарии «АГ» представитель обоих заявителей в ЕСПЧ, адвокат Константин Терехов, назвал уникальным постановление Суда, в котором тот оценил конкретное применение болевого приема со стороны сотрудника полиции в отношении задержанного.

10 ноября Европейский Суд вынес Постановление по делу «Навальный и Гунько против России» по жалобам Алексея Навального и Вадима Гунько на нарушение их прав в связи с задержанием правоохранителями во время протестной акции в мае 2012 г.

Повод для обращения в ЕСПЧ

Алексей Навальный и Вадим Гунько обратились в ЕСПЧ с жалобой на силовое задержание правоохранителями во время «Народного марша» на Болотной площади в мае 2012 г. По словам заявителей, их доставили ночью в отдел полиции, где в отношении них были составлены протоколы об административном правонарушении. Уже на следующий день мировой судья признал обоих виновными в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, Алексей Навальный был оштрафован на 1 тыс. руб., а Вадим Гунько подвергся административному аресту на 24 часа.

Как утверждал в жалобе Алексей Навальный, его задержание носило силовой характер: полицейский больно выкручивал ему руку и угрожал сломать ее, если он не будет слушаться. В обоснование своих доводов он представил видеозапись задержания, которую проигнорировали российские суды при обжаловании решения мирового судьи: они сочли, что видеозапись не содержит даты и места ее съемки, а потому не может подтвердить отсутствие состава административного правонарушения в действиях задержанного.

По словам Алексея Навального, впоследствии он также пытался возбудить уголовное дело в отношении полицейского. Следствие отказало, сочтя, что заявитель оказал сопротивление правоохранителям, поэтому они обоснованно применили силу, российский суд поддержал такую позицию.

В свою очередь, Вадим Гунько сообщил, что полицейские задержали его якобы за то, что он препятствовал движению транспорта. Согласно протоколу об административном правонарушении, мужчина пытался прорвать оцепление, действовал агрессивно, выкрикивал лозунги и пытался выйти на проезжую часть, тем самым затрудняя движение.

В ходе разбирательства у мирового судьи Вадим Гунько утверждал, что он участвовал в санкционированной политической акции и собирался покинуть ее после окончания мероприятия, однако ему не удалось это сделать из-за большого скопления народа и оцепления территории. Он настаивал, что его задержание было незаконным, поскольку в его адрес не поступали какие-либо распоряжения со стороны полицейских и он не оказывал им сопротивления. Обжалование решения мирового судьи также не увенчалось успехом.

Позиция сторон в Европейском Суде

Алексей Навальный ссылался на нарушение ст. 3 («Запрещение пыток») Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с жестоким обращением во время задержания. Оба заявителя также отметили нарушения ст. 5, защищающей право на свободу и личную неприкосновенность, из-за ночного удержания их в отделе полиции и ст. 6 Конвенции о праве на справедливое судебное разбирательство в связи с несправедливым отправлением российского правосудия по их делам. По их мнению, суды необоснованно взяли на себя роль обвинения и приняли во внимание заведомо ложные показания полицейских.

В жалобе также указывалось на нарушения ст. 11 («Свобода собраний и объединений») и ст. 18 («Пределы использования ограничений в отношении прав») Конвенции в связи с тем, что задержание заявителей и их административное преследование ставили цель подорвать их право на свободу и свободу собраний. По мнению Алексея Навального, российские власти задержали его лишь за то, что он собирался публично выступить перед участниками акции. Вадим Гунько же отметил, что его задержали, когда он возвращался домой после участия в публичном мероприятии, ему не дали уехать, поскольку территория была оцеплена.

Заявители полагали, что полиция не имела полномочий отдавать им распоряжения, так как они не совершали административных правонарушений или преступлений. По их мнению, сам разгон митингующих, их собственное задержание и последующее административное преследование не были «необходимыми в демократическом обществе».

В возражениях Правительство РФ утверждало, что Алексей Навальный не исчерпал внутренние средства правовой защиты по обжалованию факта жестокого обращения со стороны полиции. Государство-ответчик также отметило, что действия сотрудников полиции при задержании оппозиционера были обоснованны и не достигли минимального порога жестокости в рамках ст. 3 Конвенции, а видеозапись, на которую ссылался заявитель, демонстрирует факт неповиновения последнего полицейским. Власти также отмечали, что факт доставления обоих граждан в отдел полиции был разумной мерой, так как в отношении них были составлены административные протоколы, после чего они подверглись административному задержанию, при этом они провели в отделе полиции не более 14 часов.

Российская сторона также заявила, что ст. 6 Конвенции неприменима к рассматриваемому случаю, так как заявителей уличили в административном правонарушении, а не в преступлении: КоАП РФ не требует обязательного участия прокурора в каждом административном деле, а у заявителей имелась реальная возможность судебной защиты. Правительство полагало, что оба заявителя подверглись самым мягким административным наказаниям, которые носили оправданный характер.

ЕСПЧ выявил многочисленные нарушения Конвенции

В решении Европейский Суд отметил, что российское правительство и Алексей Навальный не оспаривали факт задержания, но разошлись в оценке его необходимости. Как пояснил ЕСПЧ, представленная заявителем видеозапись не свидетельствует о том, что он оказывал какое-либо сопротивление нескольким полицейским, поэтому вряд ли силовой способ задержания был необходим. Соответственно, применение силы в отношении оппозиционера, которое происходило на глазах у большого количества людей, а затем было растиражировано в СМИ, не было обоснованной мерой.

Как пояснил Страсбургский суд, оба мужчины были доставлены в отдел полиции для составления протоколов об административных правонарушениях, там Алексея Навального продержали 20 часов, а Вадима Гунько – 18 часов. ЕСПЧ счел, что после составления протоколов полиция могла освободить обоих граждан, соответственно, их удержание было необоснованным.

Европейский Суд также выявил, что в ходе судебного разбирательства по административному делу Алексея Навального российские суды обосновывали свои решения письменными пояснениями полицейских и составленным в рамках КоАП протоколом, отказываясь принимать дополнительные доказательства или вызывать сотрудников полиции для допроса с целью проверки их показаний. В случае же Вадима Гунько ЕСПЧ счел, что национальные суды проигнорировали доводы заявителя о том, что дорожного движения не было, так как район был ранее оцеплен полицией, а он просто пытался покинуть митинг.

Европейский Суд добавил, что в случае с Алексеем Навальным российские суды не установили всех обстоятельств, необходимых для справедливого разрешения административного дела. Так, они не стали исследовать тот факт, что он являлся активным участником публичного мероприятия и собирался выступить перед митингующими, однако полиция помешала в этом. Кроме того, силовое задержание этого заявителя имело сдерживающий эффект, препятствуя его участию в протестных акциях и в оппозиционной политике, также служа острасткой и для других.

Относительно Вадима Гунько Суд отметил, что составленный в отношении него административный протокол был шаблонным и отличался от других протоколов на участников акции лишь датой и временем составления. Соответственно, предпринятые в отношении него меры также не были необходимыми в демократическом обществе.

Таким образом ЕСПЧ выявил нарушения ст. 3, 5, 6, 11 Конвенции, отметив отсутствие необходимости проверять, имелось ли нарушение ст. 18. В связи с этим Суд присудил 8,5 тыс. евро Алексею Навальному, а Вадиму Гунько – 7,5 тыс. евро.

Представитель заявителей прокомментировал выводы Суда

В Европейском Суде интересы Алексея Навального и Вадима Гунько представлял адвокат АП г. Москвы Константин Терехов. В комментарии «АГ» он отметил, что именно видеозапись задержания помогла доказать в ЕСПЧ факт применения физической силы в отношении его доверителя.

«Жалоба в этой части, таким образом, поставила серьезные вопросы для Европейского Суда, ответы на которые повлияют на практику ЕСПЧ, а также на национальную российскую правоприменительную практику. Достигает ли указанный болевой прием уровня суровости, чтобы подпадать под запрет ст. 3 Конвенции? Если да, то является ли он “законным” с точки зрения Конвенции? ЕСПЧ ответил на первый вопрос положительно, а также признал, что, поскольку действия Алексея Навального (отсутствие сопротивления) и иные обстоятельства задержания никаким образом не давали повода для применения силы, подобное обращение представляет собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение», – пояснил он.

По словам адвоката, сотрудники силовых ведомств обязаны учесть такой подход и не применять физическую силу к задержанным лицам, если на то нет реальных причин, а российские суды обязаны следовать ему в своей практике. «С учетом обстоятельств дела постановление ЕСПЧ в этой части является уникальным. Я не припоминаю ни одного постановления, в котором ЕСПЧ оценил конкретный случай применения болевого приема со стороны сотрудника полиции в отношении задержанного, – подчеркнул Константин Терехов. – Что касается признанного нарушения ст. 5 Конвенции, то Европейский Суд выработал подход к оценке дел по административным правонарушениям. В частности, после того как протокол об административном правонарушении был составлен, лицо, в отношении которого ведется дело, должно быть отпущено на свободу. Склонность наших сотрудников полиции задерживать людей до суда, оставляя их на ночь в отделениях полиции, признана необоснованной».

Адвокат также отметил, что в рассматриваемом случае Страсбургский суд признал нарушением отказ проводить справедливое судебное разбирательство, в частности по причине неудовлетворения национальными судами ходатайств о допросе сотрудников полиции, которые производили задержания заявителей.  «В очередной раз у меня вызывают вопросы размеры компенсации морального вреда, присужденные обоим заявителям, так как они существенно ниже обычно присуждаемых ЕСПЧ по аналогичным делам. Особенно учитывая, что в отношении Алексея Навального было признано нарушение ст. 3 Конвенции, отказ в выплате судебных расходов также противоречит практике Суда», – резюмировал Константин Терехов.

Эксперты «АГ» оценили решение ЕСПЧ

Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева полагает, что постановление ЕСПЧ продолжает традицию рассмотрения Судом «митинговых» дел из России по политическим событиям 2010–2012 гг. По словам эксперта, выводы Суда аналогичны его предыдущей позиции по иным делам.

«ЕСПЧ вновь признал, что административное задержание заявителей после составления административных протоколов нарушило их права на свободу и личную неприкосновенность. Кроме того, Суд вновь обратил внимание на недопустимость признания виновными в совершении административного правонарушения с последующим назначением наказания в виде административного ареста на основании стандартных рапортов сотрудников полиции, что фактически означает пренебрежение национальными судами индивидуальными обстоятельствами дела. Кроме того, недопустимо судить человека без проверки основных улик со стороны обвинения», – отметила Надежда Ермолаева.

Адвокат добавила, что ЕСПЧ не отошел и от своей позиции по ст. 11. «При этом Суд отметил, что жесткое задержание Навального и назначение заявителям административного наказания имеет “замораживающий” эффект, то есть фактически предостерегает и самих заявителей, и других людей от реализации их права на свободу собрания в будущем. При этом Суд счел излишним рассматривать доводы заявителей по ст. 18 Конвенции, чтобы не повторять свои доводы, изложенные по ст. 11. Постановление Суда принято единогласно, единодушным с другими судьями был их коллега от России Дмитрий Дедов», – подчеркнула Надежда Ермолаева.

Эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов также полагает, что Европейский Суд пришел к типичным выводам при рассмотрении подобных дел. «В связи с этим страсбургские судьи закономерно констатировали отсутствие всякой необходимости держать заявителей на целую ночь, прежде чем отправить их в мировой суд. Сами же мировые судьи, согласно выводам ЕСПЧ, назначили задержанным административные наказания (штраф и арест) на основе составленных под копирку протоколов и полицейских рапортов, без изучения аргументов заявителей и оценки соразмерности при пресечении их права на мирные собрания», – пояснил он.

По мнению юриста, самой примечательной частью вынесенного постановления является констатация европейскими судьями нарушения ст. 3 Конвенции в отношении Алексея Навального при его задержании: судьи подчеркнули, что полицейские превысили порог жестокости, необходимый при задержании человека на мирном публичном мероприятии в отсутствие какого-либо сопротивления с его стороны. «Интересно, что ЕСПЧ подробно описал и проанализировал видео задержания Навального, на котором все предельно ясно; российская же сторона подтвердила подлинность записей», – добавил он.

По мнению Антона Рыжова, характерной чертой является отсутствие со стороны властей всякого подобия эффективного расследования действий полицейских по заявлению Алексея Навального. «Сам инцидент произошел в мае 2012 г., тогда же пострадавшим было подано заявление о превышении полномочий полицейскими. Следственный комитет решил не утруждать себя проверкой, а переслал заявление в органы внутренних дел (то есть в тот самый орган, на который и жаловался заявитель), – отметил эксперт. – После жалобы в суд СКР все-таки провел проверку и в сентябре 2012 г. отказал заявителю в возбуждении уголовного дела. Затем после соответствующих жалоб проводились новые проверки, и в итоге зимой 2014–2015 гг. российские суды оставили очередной отказ в возбуждении уголовного дела в силе. Это, увы, стандартная схема абсолютного большинства расследований о полицейском насилии в РФ».

Зинаида Павлова

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *