ЕСПЧ защитил права родных случайно убитого правоохранителями гражданина, соседи которого выращивали марихуану

Как пояснил Суд, стороны не оспаривали факт гибели гражданина в результате столкновения с милиционерами, но их версии разительно отличались друг от друга, однако российские власти неэффективно расследовали обстоятельства происшествия.

По мнению одного из экспертов «АГ», ЕСПЧ обоснованно напомнил о важности тщательного планирования операций правоохранительных органов с целью сведения к минимуму риска применения летальной силы. Другой полагает, что рассматриваемое дело пригодится для ссылок при подаче жалоб с потенциально схожими фактическими обстоятельствами, а также как небольшой обобщающий сборник позиций и ключевых постановлений ЕСПЧ по вопросам ст. 2 Конвенции.

26 мая Европейский Суд вынес Постановление по делу «Рамазанова и Алексеев против России» по жалобе двух россиян на неэффективное расследование убийства их родственника сотрудниками МВД в ходе антинаркотической операции.

Повод для обращения в ЕСПЧ

Супруги Радик и Инна Рамазановы и двое их малолетних детей проживали в жилом многоквартирном доме в Казани, на том же этаже в квартире № 87 жили родители Инны – Михаил и Луиза Алексеевы. При этом квартиры № 85, 86 и 87 имели общий тамбур.

В январе 2007 г. сотрудники правоохранительных органов получили информацию о возможном выращивании марихуаны в квартире № 86 и стали вести негласное наблюдение за соответствующей квартирой.

29 января, когда Радик Рамазанов находился у тестя, два вооруженных человека в гражданской одежде, которые, как выяснилось позднее, были оперативниками МВД, ворвались в общеквартирный тамбур. Между ними и Рамазановым завязалась потасовка, в результате которой один из милиционеров несколько раз выстрелил, ранив своего коллегу и убив Радика Рамазанова.

В этот же день милиция задержала соседей застреленного мужчины, в квартире которых была обнаружена плантация марихуаны.

Версии инцидента родственников погибшего и милиционеров

По версии близких погибшего, когда неизвестные ворвались в тамбур, Рамазанов и его тесть искали гаечный ключ в ящике для инструментов. Неожиданно в тамбур ворвались двое вооруженных мужчин в гражданской одежде и набросились на Рамазанова, который сумел высвободиться и побежал в квартиру. Милиционеры выстрелили в него два раза, и мужчина упал. Все это время тесть Рамазанова лежал на полу со скрещенными на голове руками, как ему приказали. Один из вооруженных людей сообщил, что является сотрудником милиции и показал служебное удостоверение.

Милиционеры же утверждали, что они вошли в тамбур трех квартир, так как входная дверь в него была приоткрытой. С их слов, оба мужчины были пьяны и вооружены молотками, а Рамазанов вел себя агрессивно. Как пояснили правоохранители, он попытался ударить одного из них молотком и завладел его оружием. По словам одного из милиционеров, он увидел, как его коллега борется с Рамазановым, и выстрелил в бедро последнего, но так как мужчина поднялся, пуля угодила ему спину. После инцидента сотрудники милиции сразу же вызвали скорую.

Оправдание правоохранителей

Прокуратура возбудила уголовное дело по факту убийства Рамазанова сразу же в день происшествия. Результаты медосвидетельствования не выявили в крови тестя погибшего мужчины никаких следов алкоголя и наркотиков, аналогичные результаты показала аутопсия тела покойного. В рамках уголовного дела были проведены две баллистические экспертизы.

В июле того же года следствие решило не возбуждать уголовное дело в отношении обоих мужчин за отказ повиноваться приказу милиционеров. Тогда же следователь возбудил уголовное дело в отношении милиционеров за злоупотребление своими должностными полномочиями в связи с вторжением в квартиру заявителей. 30 июля одному из милиционеров было предъявлено обвинение в умышленном убийстве Рамазанова. Вдова покойного и его тесть были признаны потерпевшими.

В ходе рассмотрения уголовного дела суд признал недопустимым доказательством результаты одной баллистической экспертизы и распорядился провести новую. В итоге суд оправдал милиционеров, согласившись с их версией происшествия. Он также отметил, что застреливший Радика Рамазанова милиционер действовал в порядке самообороны. Родственники покойного и сторона обвинения обжаловали оправдательный приговор, но он устоял в Верховном Суде Республике Татарстан.

Доводы сторон в ЕСПЧ

С жалобой в Европейский Суд обратились вдова убитого Инна Рамазанова и его тесть Владимир Алексеев, который скончался в апреле 2010 г. Наследники покойного выразили намерение продолжить его дело в ЕСПЧ.

В своей жалобе заявители сослались на нарушение ст. 2 Конвенции защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на жизнь. По их мнению, беззащитный Рамазанов не представлял угрозы для милиционеров, но был убит последними, уголовное расследование его гибели было неэффективным, а виновные лица избежали ответственности. Тесть погибшего мужчины также ссылался на нарушение ст. 8 Конвенции, защищающей право уважения частной жизни, так как милиционеры незаконно проникли в тамбур, а затем в его квартиру. В этой связи заявители попросили ЕСПЧ присудить им компенсацию морального вреда на сумму в 65 тыс. евро и компенсировать судебные расходы в размере 30 тыс. руб.

Российское правительство утверждало, что жалоба заявителей касается оценки фактов, а Европейский Суд нельзя рассматривать в качестве четвертой судебной инстанции, а ст. 2 Конвенции не гарантирует заявителям благоприятного исхода судебного разбирательства относительно гибели их родственника.

Российская сторона также ссылалась на последовательность показаний милиционеров и безосновательность утверждений заявителей относительно обстоятельств гибели Рамазанова. Власти посчитали, что сотрудники милиции не совершили никакого уголовного преступления, поэтому применение силы в рассматриваемом случае было оправданным. Государство-ответчик также отметило отсутствие нарушения ст. 8 Конвенции, поскольку тамбур не является частью квартиры заявителя, а сотрудники милиции имели право зайти в него.

Выводы Европейского Суда

После изучения дела Европейский Суд отметил, что стороны не оспаривают факт гибели Рамазанова в результате столкновения с милиционерами, а изложенные ими версии разительно отличаются друг от друга. В этой связи ЕСПЧ указал на необходимость исследования выполнения российскими властями своего процессуального обязательства по воздержанию от преднамеренного убийства и рассмотрения вопроса, ответственны ли последние за гибель человека.

Как пояснил Страсбургский Суд, показания обоих милиционеров о хронологии случившегося имели некоторые противоречия относительно того, что из квартиры вышел только Радик Рамазанов или же вместе с Владимиром Алексеевым, о местонахождении молотков и об обстоятельствах самой драки. Кроме того, выводы баллистических экспертиз о траектории пуль также носили противоречивый характер. Соответственно, при наличии таких противоречий и отсутствия незаинтересованных свидетелей инцидента крайне важна должная осмотрительность следствия при сборе соответствующих вещдоков и реконструкции события происшествия.

ЕСПЧ перечислил ряд недостатков проведенного уголовного расследования. В частности, в уголовном деле не было установлено месторасположение следов крови убитого, не были сняты отпечатки пальцев с молотков, не исследованы повреждения на одном из пистолетов, который, со слов милиционеров, был выбит из рук одного из них молотком, не были обследованы руки одного из милиционеров на предмет следов пороха. В этой связи Суд констатировал, что национальные правоохранительные органы не справились с возложенной на них задачей по эффективному расследованию обстоятельств гибели Радика Рамазанова.

Европейский Суд добавил, что сама атака милиционеров на квартирный тамбур не была спонтанной, так как правоохранители подозревали наличие плантации марихуаны в одной из квартир. В то же время в уголовном деле не значилась судебная санкция на обыск в жилье. Кроме того, сотрудники правоохранительного органа не учли, что жильцы нескольких квартир делят общий тамбур, не спрогнозировали возможность нахождения в нем лиц, не причастных к незаконному обороту наркотиков, равно как и вероятность того, что они могут сбежать, оказать сопротивление или вести себя непредсказуемо. Соответственно, правоохранители не озаботились снижением риска при проведении операции, в ходе которой погиб человек.

Таким образом, Страсбургский суд выявил нарушение ст. 2 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах, но отказался рассматривать доводы жалобы заявителей на нарушение ст. 8, мотивировав это тем, что тамбур не является жилищем в рамках вышеуказанной статьи. В этой связи ЕСПЧ присудил заявителям 45 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 600 евро в возмещение судебных издержек.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Юрист по работе с ЕСПЧ Андрей Есин отметил, что, так как лишение жизни было произведено милиционерами – «агентами государства», ЕСПЧ проанализировал дело как с точки зрения процессуального, «позитивного» обязательства государства эффективно расследовать всякое лишение жизни, так и с точки зрения «материального», или «негативного» запрета умышленно лишать жизни лиц, находящихся под его юрисдикцией. «Оба этих аспекта являются разными сторонами “одной медали”, коей здесь являлась ст. 2 Конвенции (причем если “негативный аспект”/запрет лишения жизни прямо сформулирован в тексте статьи, то “позитивный аспект”/обязанность расследования был выведен Судом в его практике)», – пояснил он.

По словам эксперта, с точки зрения практики, дело достаточно стандартное и не содержит новых подходов, хотя подобные дела по нарушению ст. 2 Конценции не очень часты. «При установлении нарушений, Суд ссылается на классическое дело “МакКанн и другие против Соединенного Королевства”, где как раз были затронуты вопросы грамотного планирования полицейских операций и абсолютной необходимости применения силы, а также ряд других ожидаемых источников (как, например, постановление Большой Палаты по делу “Джулиани и Гаджо против Италии” – в контексте стандартов эффективного расследования). Вероятнее всего, дело пригодится для ссылок при подаче жалоб с потенциально схожими фактическими обстоятельствами, а также как небольшой обобщающий сборник позиций и ключевых постановлений ЕСПЧ по вопросам ст. 2 Конвенции», – подытожил Андрей Есин.

Юрист правового центра «Мемориал» Татьяна Черникова отметила правильность того, что ЕСПЧ напомнил о важности тщательного планирования полицейских операций с целью сведения к минимуму риска применения летальной силы. «В данном случае милицейская операция не была спонтанной. Однако задачи и план действий сотрудников правоохранительного органа не были четко определены, что могло повлиять на то, что они в спешке и неопределенности предприняли действия, которые привели к смерти человека. О важности тщательного планирования силовых операций ЕСПЧ говорит во многих своих постановлениях, касающихся как рядовых полицейских операций, так и крупных силовых операций (например, операция по освобождению заложников в Беслане). Очень хотелось бы, чтобы силовые органы учли эти рекомендации в своей работе», – отметила она.

По мнению эксперта, так как у сторон были разные версии происшествия, в этом деле особое значение имело качество проведенного расследования. «На мой взгляд, Европейский Суд провел серьезный анализ недостатков данного расследования, отметив, проблемы со сбором доказательств на месте происшествия, противоречия в показаниях сотрудников, противоречивые данные экспертиз. Ввиду особой важности права на жизнь без устранения данных противоречий нельзя было приходить к выводу об отсутствии нарушений со стороны сотрудников полиции. Поэтому выводы ЕСПЧ представляются правильными и достойными внимания следственных органов», – подчеркнула Татьяна Черникова.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *