Финмониторинг: что знают банки и налоговая о ваших переводах через терминал

В Украине уже более года действуют новые ужесточенные правила финансового мониторинга. Это означает пристальное внимание к клиентам банков и их операциям. Фокус выяснил, какие операции считаются высокорисковыми, и когда и как банк может проверить своего клиента.

Объявленная в Украине детенизация идет семимильными шагами. Кроме ужесточенных правил по контролю за финансовыми операциями юридических лиц, правила финансового мониторинга распространяются и на все операции физических лиц – от внесения наличных на счет до переводов за рубеж. Также под пристальным контролем – операции с наличными, которые клиенты совершают в терминалах самообслуживания, установленных в банковских отделениях.

Согласно закону «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового поражения», меры финансового мониторинга применяются, в том числе, в случае наличных переводов (через терминалы) в пределах Украины без идентификации на сумму не выше 5 тысяч гривен. Но что значит загадочный термин «идентификация», и могут ли банки идентифицировать того, кто пополняет через терминал карточные счета других людей, но сам клиентом этого банка не является?

Тайна пяти тысяч. Что узнает о вас банковский терминал через финансовый номер телефона?

Предприниматель Андрей Богун часто отправляет небольшие суммы на личные карточки своих помощников и подрядчиков через терминалы крупного банка. Сегодня для совершения таких операций терминалы банков требуют ввести телефонный номер того, кто собирается перечислять наличку. Андрей Богун никогда не был клиентом конкретного крупного банка. Однако при входе на терминал через мобильный номер, которым он пользуется в своем основном банке, как финансовым номером, система этого крупного банка позволяла ему переводить до 5 тыс. грн. без ограничения количества операций (то есть, за несколько операций он мог перевести и 10 тысяч, и даже 60 тысяч). Но однажды Андрей использовал при работе с терминалом свой новый мобильный номер, и тут же получил ограничение на переводы – до 5 тыс. грн. в сутки. Это – последствие того, что банк, по сути, не смог провести идентификацию клиента.

«У меня возникло подозрение, что системы, которые использует банк, выуживают информацию из различных реестров и баз данных, что может использоваться для финансовой слежки», — поделился своей теорией предприниматель.

банковские операции, финмониторинг, как банки проверяют клиентовФинмониторинг: что знают банки и налоговая о ваших переводах через терминал
Для банков в их работе с клиентами основным стал принцип «Знай своего клиента»

Большой брат следит. Кому банк может передать информацию об операциях через терминалы?

После вступления в действие в 2020 году обновленного Закона «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», для банков в их работе с клиентами основным стал принцип «Знай своего клиента». Это означает, что банк на постоянной основе с учетом риск-ориентированного подхода осуществляет анализ финансовых операций клиентов на их соответствие сути, масштабу и содержанию деятельности, а также наличие индикаторов подозрительности финансовых операций. С этой целью банк проводит идентификацию и верификацию и клиентов, и источников происхождения их средств.

Обычно для идентификации банк просит клиента пройти опрос (устный в отделении) или же заполнить некий опросный лист. В таком листе, среди прочего, есть такие вопросы, как номер паспорта, ИНН, номера мобильного, место жительства и место регистрации, место работы, данные о регистрации, как ФЛП или самозанятого лица, связь с публичными лицами, уровень среднемесячного дохода, план по среднемесячным объемам банковских операций и прочее.

Все это не любопытства ради, а для благой цели – борьбы с мошенниками, криминалитетом, преступными группами, работающими на поприще отмывания доходов, полученных преступным путем.

Как объясняет налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса, генеральный директор компании Е.С.Консалтинг Александра Томашевская, меры идентификации клиентов введены во исполнение требований законодательства о финансовом мониторинге, чтобы не оставить потенциальным злоумышленникам возможности анонимно переводить деньги.

По словам Томашевской, для идентификации банки могут использовать информацию из открытых источников, таких как государственные реестры и данные в поисковике google, а нормативная база, обязывающая их это делать, была утверждена Нацбанком. В частности, речь идет о Постановлении НБУ №65 «Об утверждении положения о совершении банками финансового мониторинга» от 19 мая 2020 года.

«Банки могут полагаться на всю имеющуюся информацию из открытых источников, включая данные бюро кредитных историй. Официально базы мобильных операторов финучреждения использовать не могут, но, как происходит на практике, никто не признается«, — продолжает адвокат, старший партнер АО «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Для эксперимента обозреватель Фокуса попробовала получить свою кредитную историю из одного бюро кредитных историй. Для этого потребовалась, опять же, идентификация с помощью телефонного номера. В полученном досье содержалась подробная информация обо всех кредитных картах, открытых и закрытых кредитах и каждом платеже по ним. Собственно, эту информацию достаточно свободно может получить любой банк.

Также по запросу банк может получить и другую информацию о своем клиенте, например, данные о его месте регистрации, подтверждение добрачной фамилии, государственную регистрацию брака/расторжения брака, регистрацию смены имени, данные об отсутствии актовой записи гражданского состояния. Это все – через легальный доступ банковских учреждений к государственным реестрам, в частности, Государственному реестру актов гражданского состояния граждан, Единому реестру доверенностей, Государственному реестру прав на недвижимое имущество. Такая возможность для банков предусмотрена Законом Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины о возобновлении кредитования».

Кроме того, что банк может получить информацию о человеке, он также может и поделиться любой информацией о клиенте с государственными органами.

«Вся информация [с привязкой к номеру] сохраняется, и при необходимости или по запросу уполномоченных органов может быть предоставлена. Однако в автоматическом режиме это не происходит», — объясняет Томашевская.

То есть, гипотетически, если вышеназванного предпринимателя Богуна заподозрят в каких-либо противоправных действиях, госорганы вполне могут получить у банка информацию о его операциях через терминалы и детально изучить. Хорошая новость в том, что, если банковские операции конкретного человека не нарушают нормы законодательства, оснований для их изучения, скорее всего, не возникнет.

 

Какие операции физлиц банки признают высокорисковыми. Инфографика Focus.ua

Под подозрением. Как работает финмониторинг банка

Киевлянке Оксане около 22-00 нужно было перевести сумму в несколько тысяч на счет другого банка, данные которого ей прислали в одном из мессенджеров. Однако для подтверждения операции потребовался звонок в банк, где после разговора с роботом, клиентку переадресовали на менеджера банка, который предупредил о случаях мошенничества и вымогательства в соцсетях, а потом потребовал назвать личную информацию для идентификации. Только после этого платеж состоялся.

«У меня сложилось впечатление, что в банке зафиксировали, что номер карты был скопирован из мессенджера, и именно это вызвало подозрение», — говорит Оксана.

Действительно, банки имеют право остановить конкретную транзакцию, временно ограничить платежи или даже заблокировать как операции, так и все счета клиента.

«Каждый банк, в соответствии с требованиями законодательства, разрабатывает внутренние положения и методологию процедур денежного мониторинга. На основании полученных о клиенте данных банк определяет уровень риска, который может быть приемлемым — тогда в финучреждении могут задавать вопросы, но не прекращают обслуживание», — объясняет Александр Томашевская.

По словам Ростислава Кравцабанки, в первую очередь, отслеживают регулярность и суммы поступлений на счета, обращают внимание на наличие зарегистрированного ФЛП или самозанятого лица.

«У каждого банка — своя система анализа. Однако все выделяют суммы, подпадающие под финмониторинг [от 400 тыс. грн.] и принимают во внимание жалобы о мошенничестве или заявления правоохранительных органов», — уточняет адвокат.

Если риски операции выглядят неприемлемыми с точки зрения финмониторинга, банк вправе отказать в обслуживания и закрыть все счета клиента. Собственно, примером тому могут служить истории о подсанкционных лицах, которые после наложения санкций СНБО, как раз и были лишены банковского обслуживания.

Когда «закрутят гайки» и налоговая получит доступ к банковским данным о транзакциях клиентов

Александра Томашевская предупреждает: зарубежная практика банковского финмониторинга еще жестче, чем в Украине, хотя пока нам это и сложно представить. Тем не менее, и в Украине грядет очередное «закручивание гаек», а именно — введение косвенных методов налогового контроля, для которого Минфин уже разрабатывает законодательную базу. В связи с этим возникают опасения, что налоговики получат доступ к информации банков о транзакциях клиентов и будут сопоставлять ее с официальными доходами. И здесь могут забеспокоиться и родители, регулярно принимающие на свои карты взносы в фонд класса, и руководители, которые рассылают через терминалы неофициальные вознаграждения сотрудникам предприятий.

По словам Ростислава Кравца, налоговики и так имеют доступ к банковской информации, а в случае введения непрямых методов контроля доходов, будут использовать эту возможность.

«По нашему прогнозу, косвенный контроль, прежде всего, будет осуществляться путем сравнения сведений о доходах с официальными данными реестров недвижимого и движимого имущества, — продолжает Александра Томашевская. — Об интеграции движения по счетам с данными налоговой речь не идет, хотя российская практика именно такова». Собеседница Фокуса уточняет, что в Европе нет тотального контроля за движением средств, и есть надежда, что в этом вопросе Украина унаследует европейский, а не российский опыт.

Так или иначе, детенизация остро стоит на повестке дня нынешнего правительства, и ожидать, что контроля за деньгами граждан станет меньше, точно не стоит. В рамках борьбы с тенью парламент уже принял ключевые законы – это закон о финансовом мониторинге, о фискализации, о банковском сплите, об общем транзите относительно таможен, а также антиофшорный закон. С помощью усиления контроля власть рассчитывает снизить долю теневого сектора. Ведь, по словам главы Комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева, объем теневой экономики в Украине – это половина ВВП, то есть, более 2 трлн. грн.

ФОКУС

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *