Кибератаки, дезинформация, промышленный шпионаж… великое наступление китайских шпионов

«Китайские секретные службы, которые годами занимались крупномасштабным экономическим и технологическим шпионажем, множат число хакерских атак против западных стран. Совсем недавно они приступили к идеологической холодной войне, которую кризис Covid-19 только усилил», — пишет журналист Le Figaro Венсан Нузий.

«Я не могу назвать злоумышленника. Это некий государственный субъект, который обладает значительными техническими возможностями. И мало кто обладает подобными возможностями…» 19 июня премьер-министр Австралии Скотт Моррисон использовал для выражения своего мнения дипломатическую литоту, чтобы не обвинять напрямую китайское государство в том, что оно стояло у истоков беспрецедентной волны «злонамеренных» кибератак, недавно поразивших учреждения его страны. В течение нескольких дней правительственные сайты, больницы, школы и предприятия подвергались «изощренным» атакам компьютерных вирусов, оставляя мало сомнений для разведывательных служб и экспертов в отношении их происхождения — говорится в статье. «Технические расследования позволяют нам с высокой степенью уверенности сделать вывод о том, что вероятным виновником этих атак является Китайская Народная Республика», — признает Джейкоб Уоллис, киберспециалист из Австралийского института стратегической политики (ASPI).

«(…) По правде говоря, Срединная империя действует без комплексов. Она развертывает армаду агентов за границей, манипулирует социальными сетями, использует хакерские группы для дестабилизации своих западных «врагов» и продолжает, несмотря на нынешние потрясения, свое глобальное восхождение, — отмечает автор статьи. «Мысль о том, что с развитием экономических обменов Китай смягчится, была иллюзией. Он становится все более агрессивным», — комментирует Поль Шарон, директор по разведке, прогнозированию и гибридным угрозам в Институте стратегических исследований Военной школы (IRSEM) в Париже.

«Пришедший к власти в 2012 году всемогущий президент Си Цзиньпин, генеральный секретарь Коммунистической партии Китая (КПК), железной рукой правит над своими 1,4 млрд жителями. После XIX съезда КПК, состоявшегося в октябре 2017 года, тот, кого называют «император Си», также проводит в жизнь международную завоевательную стратегию с тем, чтобы затмить Соединенные Штаты. Его цель: к 2049 году привести свою страну к неоспоримому мировому лидерству, в год столетнего юбилея основания Китайской Народной Республики. Чтобы выиграть гонку за звание сверхдержавы, китайский режим использует все возможные средства, от захвата компаний до мягкой силы, от крупных проектов, таких как «Новый шелковый путь», до самых секретных маневров», — указывает журналист.

«В такой сфере, как шпионаж, Китаю не нужно ни у кого брать уроки. В VI веке до нашей эры военный стратег Сунь-Цзы в своем эссе «Искусство войны» уже превозносил использование шпионов для вытеснения врага. Приход коммунистического режима в 1949 году вместе с Мао Цзэдуном привел к созданию обширной разведывательной системы под пристальным взором одной партии. Разведывательные функции разделены в основном между Министерством общественной безопасности, называемым Гонганбу, которое управляет полицией, и, прежде всего, Министерством государственной безопасности (МГБ), называемым Гуоанбу, с его примерно 200 тыс. агентами, с 2016 года его возглавляет министр Чэнь Вэньцин, преданный президенту. Созданное в 1983 году МГБ отвечает за внутреннюю и внешнюю разведку, как советский КГБ в СССР», — поясняет Нузий.

«Цензура средств массовой информации, внутренняя охрана интернета, репрессии против диссидентов и меньшинств, управление лагерями для интернированных: ничто не ускользнет от служб безопасности. Превратившись в Оруэлловского Большого Брата, они тестируют технологические инструменты (система распознавание лиц, искусственный интеллект, большие данные, рейтинг «благонадежности» граждан) для контроля над жителями, — пишет Le Figaro. «Китай работает над доведением цифрового видеонаблюдения до идеального состояния, и его инженеры душ вновь открыли мастерскую по изготовлению «нового человека», о котором уже мечтали Ленин, Сталин и Мао», — поясняет немецкий журналист Кай Штриттматтер в своем эссе «Диктатура 2.0», которое будет опубликовано в конце августа в издательстве Tallandier.

«(…) Амбициозные экономические планы Китая также побудили разведывательные службы — в основном Гуоанбу, а также несколько специализированных департаментов Народно-освободительной армии Китая (НОАК) — организовать операции по иностранному шпионажу. «Технологические грабежи — это одно из средств, разрешенных для того, чтобы ликвидировать отставание в определенных секторах», — объясняет один бывший сотрудник французской разведки. В начале 2000-х годов французский производитель телекоммуникационного оборудования Alcatel и американская компания Cisco отметили сходство между исходными кодами своих маршрутизаторов и кодами их конкурента Huawei, основанного в 1987 году бывшим инженером Народно-освободительной армии Китая Жэнь Чжэнфэем. Компания Huawei, которая преследовалась по закону в Соединенных Штатах, признала, что использовала исходный код Cisco «по ошибке». Компания Alcatel получила компенсацию от своего китайского конкурента», — говорится в статье.

«(…) В 2017 году были взломаны серверы бюро кредитных историй Equifax из Атланты. «Они украли личные и конфиденциальные данные 145 миллионов американцев», — изобличают прокуроры в своем обвинительном заключении, написанном 10 февраля 2020 года, в котором указаны имена подозреваемых, в данном случае четырех агентов Института Исследований китайской армии ? 54″, — пишет Le Figaro.

«Кибератаки всегда нелегко идентифицировать. Большую часть времени они продвигаются в замаскированном виде, что позволяет китайским чиновникам отрицать любую ответственность. В 2013 году американская компания по кибербезопасности Mandiant впервые показала, что очень активная китайская хакерская группа, получившая название APT1 — «Продвинутая постоянная угроза ? 1 («Advanced permanent threat N 1»), — была подставной, и за ней скрывалось Подразделение 61.398, секретное отделение отдела ? 3 китайской армии, состоящее из нескольких сотен киберсолдат, базирующихся в здании, расположенном в районе Пудун Шанхая. Согласно заявлению Mandiant, «APT1 систематически похищала сотни терабайт данных» по меньшей мере 140 компаний с 2006 по 2013 год благодаря спам-сообщениям, присланным по электронной почте. Их цели, расположенные в Соединенных Штатах, Канаде и Великобритании, соответствовали амбициям Китая в области телекоммуникаций, космоса, энергетики или проектирования», — указывает журналист.

«(…) В дополнение к актам шпионажа, в последнее время, по примеру русских, Китай также занимался дезинформационными операциями в интернете, и даже вмешательством в дела стран, сочтенных им враждебными. «Китайский режим хочет занять центральное место на мировой арене и экспортировать свою политическую модель, считая ее превосходящей западные демократические ценности. Вот почему он стал более агрессивным в сфере коммуникации «, — отмечает Жан-Пьер Кабестан, профессор в гонконгском Баптистском университете, автор книги «Китай завтра: демократия или диктатура?» (издательство Gallimard). Несколько органов КПК, в том числе Департамент труда Объединенного фронта и Департамент международной связи, организуют такую пропаганду в пользу «чжунго фанъань», то есть «китайского решения». Ее транслируют официальные СМИ, армейские службы «психологической войны», хакеры- «патриоты» и «армии троллей», другими словами, специализированные интернет-агентства», — сообщает автор статьи.

«(…) Пекин, дестабилизированный появлением на своей почве коронавируса в декабре 2019 года, обвинениями во лжи о происхождении заражения в Ухане и общей серьезностью ситуации, организует контратаку, — говорится в публикации. «Пандемия создала политический кризис для коммунистической партии Китая, который угрожает ее власти как внутри страны, так и за рубежом. В ответ он запустил потоки дезинформации, направленные на подавление критики со стороны международного сообщества», — поясняет Джейкоб Уоллис. Официальные китайские СМИ на английском языке транслируют версию эпидемии, которая была быстро остановлена благодаря строгим карантинным мерам», — сообщает автор публикации.

«Цель состоит в том, чтобы показать образцовую природу реакции Китая и, наоборот, дискредитировать демократии, — считает Антуан Бондаз, исследователь Фонда стратегических исследований Франции и преподаватель в Институте политических исследований в Париже. — Твиты в подавляющем большинстве транслируют изображения, показывающие чистоту китайских улиц или отправку медицинской помощи в некоторые европейские страны, такие как Италия. Проблема состоит в том, что по мнению нескольких экспертов по кибербезопасности, многие из этих твитов взяты с фальшивых аккаунтов. Дипломаты тоже распространяют китайские «нарративы», иногда их заносит, в частности, когда посол Китая в Париже Лу Шае публично во время эпидемии критикует медперсонал французских домов престарелых, якобы «оставивших своих подопечных умирать от голода и болезней».

«Оказавшийся под давлением Китай утверждает, что он ведет борьбу с «дезинформацией» со стороны Запада. Прежде всего, режим пытается отвлечь внимание, без колебаний распространяя теории заговора: 13 марта представитель Министерства иностранных дел Чжао Лицзянь в своем аккаунте в Twitter упомянул о слухе, согласно которому Covid-19 возник в военной лаборатории США, основываясь на статье канадского сайта GlobalResearch.ca. Любопытно, что автор этой статьи, некий Ларри Романофф, описывающий себя как бывшего бизнесмена, живущего в Шанхае, оказался невидимкой. Он начал писать аналитические статьи — скорее прокитайские — в сентябре 2019 года и остановился 10 апреля 2020 года. «Вероятно, это был фальшивый блогер, созданный китайцами с нуля, для напоминания об их посланиях», — указывает Антуан Бондаз. Новые волны фейковых новостей продолжают наводнять западные социальные сети, в частности, для того, чтобы создать панику о состоянии здравоохранения в Соединенных Штатах, в результате чего 12 июня Twitter объявил о закрытии 23 750 учетных записей, подозреваемых в «связях» с китайским государством», — комментирует автор статьи.

«Рискуя временно оскорбить общественное мнение за рубежом, Китай стремится возобновить игру любой ценой. Как в сфере имиджа, так и в экономическом плане, например, приступая к гонке вакцин. «Covid-19 является лишь прообразом того, на что способны китайцы. Очевидно, что их дальнейшие действия станут еще более широкомасштабными», — заключает Поль Харон. Эта холодная война только началась», — пишет Le Figaro.

Источник: Le Figaro

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *