Красочный стиль судебного письма подрывает легитимность решения, утверждает профессор

Судьи, которые пишут красочные, живые и увлекательные заключения, подрывают целостность судебной роли и легитимность мнений, утверждает профессор права.

«Судебные заключения должны соответствовать уравновешенному, бесстрастному и даже шаблонному институциональному стилю», — написала Нина Варсава, профессор юридического факультета Университета Висконсина.

Статья Варсавы будет опубликована в Houston Law Review, сообщает Элисон Франкель в колонке «О деле» для Thomson Reuters. Варсава сказала Франкель, что часть ее цели «заставить людей задуматься о том, что мы подразумеваем под хорошо написанным мнением».

Варсава утверждает, что судьи, которые стремятся к стильному письму, с большей вероятностью будут неуважительно или несправедливо относиться к истцам, которые не являются персонажами рассказа. По ее словам, такое письмо может противоречить обязанностям судей быть беспристрастными.

«Мнение, в котором факты собраны в интересную историю, может быть более убедительным, чем мнение, в котором факты передаются сухо и бесстрастно», — пишет Варсава. «Однако, чтобы сделать из дела убедительное повествование, судье, возможно, придется преобразовать людей в хороших и плохих парней и замалчивать факты и законы, которые противоречили бы хорошим парням».

Стороны в юридическом споре имеют право думать, что их аргументы были приняты всерьез, и это происходит, когда судьи используют мнения для передачи фактов и фактических интерпретаций, которые выгодны каждой стороне.

«Но такой баланс не поддается« сильной сюжетной арке», которую многие комментаторы хотят видеть в судебных заключениях», — сказал Варсава, цитируя эксперта по юридической литературе.

Варсава указала, что судей широко поощряют писать в ярком индивидуальном стиле, а журналисты — часть этой проблемы. В качестве примера она привела заголовок журнала ABA Journal, который гласил: «Горсуч пишет привлекательные для читателей мнения с кратким изложением фактов, которые являются «формой нелепой научной литературы»».

Например, судья Горсуч в своем мнении писал: «Дома с привидениями могут быть полны призраков, гоблинов и гильотин, но реальную опасность представляют их более прозаические черты. Тайлер Ходжес обнаружил это, когда вечерняя смена кассы закончилась тем, что он рухнул в шахту лифта. Но сейчас это дело не касается мистера Ходжеса. Несколько лет назад он оправился от травм, получил компенсацию и двинулся дальше. Этот давний призрак судебного процесса касается только двух страховых компаний, и они должны оплатить счет. И в конце концов, мы обнаруживаем, что другого выхода для них нет».

По словам Варсавы, в то время как комментаторы «восторженно писали» о стиле Горсуча, они не делали правовой анализ решения.

Варсава сказала, что Горсуч дал более подробную информацию об инциденте, который, кажется, служит только для драматического эффекта в «иначе сухом и банальном споре между страховыми компаниями». Повествование «отвлекает от текущих юридических вопросов, ставя под угрозу руководящую ценность заключения», — написала она.

Варсава также процитировала мнение судьи Елены Каган о допустимости доказательств, полученных с помощью обнюхивания собаки. Каган писала, что запах «что надо».

«Это хороший оборот, — сказал Варсава, — но, похоже, он проливает свет на дело, в котором обвиняемый был приговорен к двум годам тюремного заключения на основании найденных доказательств».

«Нарративное и литературное чутье в судебных заключениях, по общему признанию, имеет потенциальные преимущества — например, делает закон более доступным и, возможно, даже более понятным», — пишет Варсава. «Но потенциальные преимущества эстетически приятных и убедительных в повествовании мнений имеют этические издержки: усилия судьи угодить, развлечь и убедить могут помешать выполнению основных судебных обязанностей, в том числе беспристрастности и откровенности, и могут поставить под угрозу легитимность судебного процесса».

Варсава рассмотрела возможные механизмы, которые могли бы избавить от недостатков неофициального стиля судебного письма, включая предложение запретить судьям подписываться под мнением большинства. По ее мнению, такое изменение может снизить мотивацию судей выделяться стилистически и повысить мотивацию сосредоточиться на легитимности суда.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *