Мало юристов и нет специализаций: закрытый юррынок Туркменистана

В иностранной прессе Туркменистан сравнивают с Северной Кореей. Там существует культ личности президента, есть репрессии, а говорить о защите от коронавируса запрещают на законодательном уровне. Местным юристам тоже живется непросто. Законов в открытом доступе нет, состязательности в судах тоже, адвокаты боятся защищать даже своих коллег в уголовных делах. Иностранные юрфирмы тоже туда не пускают.

Без состязательности в суде и публикации законов

О правовой системе этой страны известно мало. Законодательство в большинстве сфер совсем не развито, а многие правовые институты вовсе никак не регламентированы, говорит старший юрист Centil Law Firm Камилла Хамраева. Абсолютное большинство нормативных актов в Туркменистане открыто не публикуется. Некоторые законы выложены на сайте местного Министерства юстиции, но их немного. Поэтому юристам приходится письменно обращаться в госорганы, чтобы получить комментарии или тексты нужных документов.

Больше всего доходов стране приносит нефтегазовый сектор. По сравнению с другими сферами, законодательная регламентация здесь гораздо лучше.

Законодательство реформируется редко и исключительно по воле президента страны. НПА там никогда не принимаются, исходя из потребностей участников делового оборота, поясняет Хамраева: «Только то, что нужно поменять по требованию властей». В то же время законы написаны простым языком и понятны даже людям без юридического образования – если их, конечно, удается найти.

В судах ситуация не лучше. Принцип состязательности практически отсутствует. Единственная категория споров, в которой коллеги все еще участвуют, – это налоговые споры, рассказывает Хамраева. По ее словам, конфликтующие стороны все реже обращаются в суды и стараются решать споры во внесудебном порядке.    

Уголовный процесс тоже с особенностями. Формально у обвиняемых есть право на защитника. Но как это реализуется на практике, не совсем понятно. На сайте Посольства России в Туркменистане указаны контакты лишь двух местных адвокатов. По словам Хамраевой, всего защитников не больше нескольких десятков – это на страну с населением 6 млн. человек. О том, как проходит там уголовный процесс, можно судить по недавнему разбирательству в отношении юриста Министерства нефти и газа Пыгамберды Аллабердыева. Этой осенью его приговорили к шести годам колонии за хулиганство (статья 279 УК) и умышленное причинение вреда здоровью (статья 108 УК).

Формально юриста обвиняли в хулиганстве. Но близкие специалиста пояснили, что сотрудники Министерства нацбезопасности заставляли Аллабердыева сознаться в «связях с активистами протестного движения за рубежом». Задержанный отрицал все обвинения, а следователи допрашивали его без участия адвоката. 

Родственники обвиняемого рассказали, что суд прошел в здании СИЗО в закрытом режиме 29 сентября 2020 года, но лишь на следующий день сотрудники суда неофициально сообщили им о приговоре. На суд не пригласили и свидетеля, который готов был подтвердить, что юрист «никого не избивал». Местные адвокаты отказались защищать Аллабердыева из‑за «связей с зарубежными активистами». Был ли предоставлен подсудимому адвокат, до сих пор неизвестно

Минимум специалистов и претензии иностранных инвесторов

Юридический рынок в Туркменистане практически не развит. Юристов в стране очень мало, и они занимаются всеми вопросами, утверждает Хамраева. Специалисты там местные и могут оказывать услуги клиентам, если получили специальную лицензию от Минюста. Иностранцам такие документы не выдают, поэтому ильфов там нет, как и юркомпаний из соседних стран, говорит Хамраева.

Туркмения - юридический рынок

Главные клиенты туркменских юрфирм – это национальный бизнес и иностранные компании, которые работают в строительной отрасли или фармацевтической индустрии. Зарубежные игроки, которые заходят в нефтегазовый сектор, обычно на месте заранее собирают собственные правовые команды. 

Правда, иностранные инвесторы в последние годы приходят неохотно. Связано это с тем, что зарубежным компаниям порой приходится вместо мирного решения споров судиться с туркменскими властями в международных судах. Осенью 2018 года временный управляющий банкротящейся немецкой компании Unionmatex Industrieanlagen GmbH подал иск к Туркменистану в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). По словам заявителя, иск опирается на немецко-туркменское соглашение об инвестициях от 1997 года. Общая сумма претензий составляет не менее €32 млн плюс проценты. МЦУИС принял к рассмотрению иск. Дело все еще рассматривается.

Алексей Малаховский, ПРАВО

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *