Навальный vs Путин: чего ожидать Украине

Мы всегда должны помнить, что демократия для русских, как ее понимают даже многие российские либералы, необязательно то, чего от нее ожидаем мы.

Лидер российской оппозиции Алексей Навальный храбро вернулся в Россию 17 января, и по прибытии был задержан в московском аэропорту. Он успешно прошел лечение в Германии после попытки Кремля отравить его.

Героический поступок Навального — возвращение в пресловутое «логово врага» режима Владимира Путина — заслуживает уважения. Перед задержанием на паспортном контроле он сказал своим сторонникам, что не боится, и настоятельно призвал их преодолеть свой страх.

Прежде чем поделиться с вами своими мыслями по этому поводу, позволю себе сказать, что при нынешних обстоятельствах не так-то просто быть откровенным и критически относиться к такой личности. По понятным причинам Навальный вселяет надежду и представляет собой альтернативу.

В некотором смысле, его дело напоминает мне дело русского писателя и бывшего политзаключенного Александра Солженицына.

Мы восхищались творчеством Солженицына, раскрывающем горькую правду о советской системе, особенно о ее репрессивной машине, в произведениях, ставших классикой и за которые он в 1970 году получил Нобелевскую премию по литературе — Один день Ивана Денисовича, Раковый корпус, и, конечно, Архипелаг ГУЛАГ.

Под влиянием огромного давления со стороны Запада, Солженицына выслали из СССР в феврале 1974 года. Но затем он начал открывать свое истинное лицо, что не заметило большинство его поклонников на Западе. Для меня, британца украинского происхождения, который в то время пытался защитить украинских и других заключенных в СССР, а также других нерусских людей, его взгляды и рекомендации имели привкус российского империализма.

Ровно 35 лет назад я попытался деликатно предостеречь в своем критическом эссе о Солженицыне, опубликованном в The Wall Street Journal от 10 января 1986, что не все то золото, что блестит.

Славянофильство Солженицына, основанное на русском православии и чувстве российского мессианства, привело его к тому, что он выступал против Запада и его методов, примером чего является его неоднозначная речь в Гарвардском университете в июне 1978 года. По возвращении в Россию после распада СССР он поделился своими мыслями о том, как «Россия» должна быть воссоздана, рассматривая ее как просторы, охватывающие восточную Украину и северный Казахстан.

Сегодня я не сравниваю политического активиста Навального с Солженицыным, великим автором, а для многих — воплощением жизнестойкой «русской души». Но те же оговорки актуальны и сегодня.

Проблема соседей России, которая до сих пор не до конца понята на Западе, заключается в том, насколько глубоко русский империализм по-прежнему пронизывает русское мышление, фактически сам менталитет нации. И этот вопрос был признан еще до Большевистской революции, когда возникла поговорка: «Русский либерализм заканчивается тогда, когда речь заходит об Украине». Или, если уж на то пошло, то сейчас и о Беларуси.

Да, были великие российские либералы и демократы, такие как Александр Герцен и Андрей Сахаров и его коллеги, или даже Галина Старовойтова и Борис Немцов (оба стали жертвами политических убийств в эпоху Путина).

И, к сожалению, даже самопровозглашенные российские демократы, сознательно или нет, все еще попадают в ловушку русского империализма и шовинизма. Навальный, несмотря на все свои объявленные добрые намерения, еще не доказал, что не является также заложником этого мышления.

То, что мы знаем о нем до сих пор в этом отношении, свидетельствует о том, что его понимание демократии для русских не является особенно обнадеживающим для украинцев, белорусов и даже неславянских партнеров России в Центральной Азии и на Кавказе.

Навальный хорошо образован и даже проходил обучение в Йельском университете в 2010 году. Его опыт в быстро развивающемся нефтяном секторе России, очевидно, превратил его в противника коррумпированной системы России. Но его русский «национализм» и антииммиграционная позиция были одной из причин, по которым он, как говорят, поссорился с Григорием Явлинским, главой демократической партии Яблоко, и был исключен из нее.

По иронии судьбы, и Явлинский, и Навальный имеют связи с Украиной и говорят на украинском языке. Явлинский родился и вырос во Львове, а отец Навального — украинец из Залесья, расположенного в Киевской области на украинско-белорусской границе.

В 2013—2014 годах Навальный поддерживал Евромайдан в Киеве и свержение президента-клептократа Виктора Януковича. Но когда Россия оккупировала Крым, лидер оппозиции отказался бросить вызов путинской линии Крым наш, рискуя тем самым потерять народную поддержку среди россиян.

15 октября 2014 года Навальный сказал в эфире российской радиостанции Эхо Москвы: «Я думаю, что, несмотря на то, что Крым был захвачен с возмутительными нарушениями всех международных норм, тем не менее, реальность такова, что Крым теперь является частью Российской Федерации».

Он добавил. «Давайте не будем обманывать себя. И я советую украинцам не обманывать себя. Он останется частью России и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины». Его спросили, вернет ли он Крым Украине в случае, если станет президентом России, Навальный, ответил: «Нет, не думаю».

Он согласился с тем, что «нет ничего более пагубного для интересов русского народа», чем «имперский шовинизм». Она должна направить свою энергию на борьбу с коррупцией, алкоголизмом — на решение внутренних проблем».

И здесь, соглашаясь с тем, что Россия должна прекратить «спонсирование войны» на востоке Украины, он все же преуменьшал значение вооруженного вмешательства России в Украину.

Навальный призывал ввести визовый режим для рабочих-мигрантов из других бывших советских республик. «Проблема нелегальной иммиграции в 100 раз важнее любой Украины», — утверждал он.

Но в интервью было более шокирующее заявление, которое не оставило сомнений в том, что Навальный на самом деле думает. «Русские и украинцы — один народ», — настаивал он, повторяя, как попугай, позицию Путина. «Я думаю, что такое мнение вызывает сильное возмущение в Украине, где принципиально важно показать, что мы — разные народы. Я не вижу никакой разницы между русскими и украинцами».

Интересно, по-другому ли Навальный относится к белорусам. Кажется, нет.

С момента своего выздоровления Навальный поддерживал демократическое движение в Беларуси, призывал к более жестким западным санкциям против клики Путина и стремился пробудить ее оппонентов в России.

Очевидно, что Кремль рассматривает Навального не просто как помеху, а как реальную угрозу. Как альтернатива Путину и тот, кто не боится рисковать своей жизнью и идет на встречу противнику, этот оппозиционер заслуживает нашего внимания.

Но мы всегда должны помнить, что демократия для русских, как ее понимают даже многие российские либералы, необязательно то, чего мы от нее ожидаем. Мы должны осторожно надеяться на лучшее и на данный момент дать лидеру русской оппозиции, возглавившему крестовый поход, презумпцию невиновности, но быть готовыми к возможным осложнениям, скрывающимся на заднем плане.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *