«Одно неверное движение — и больше нет суверенитета». Почему дело Татарова забрали у НАБУ

Новый поворот произошел в деле замглавы Офиса президента Олега Татарова.

Офис генпрокурора передал полномочия вести досудебное расследование от Национального антикоррупционного бюро к Службе безопасности Украины.

В НАБУ на это отреагировали возмущенно — обвинили Офис генпрокурора в «крышевании коррупции». Между тем все это дело уже вышло далеко за рамки конкретного противостояния главы НАБУ Сытника и Татарова и стало одной из ключевых политических процессов в стране, связанных с темой внешнего управления.

Подробности анализирует «Страна».

Как дело уплыло от НАБУ

Офис генпрокурора принял решение передать дело из НАБУ в СБУ на основании решения суда.

Суд же принял это решение по иску адвокатов Дубоноса — эксперта института МВД, которого подозревают в получении взятки за подготовку экспертизы. Причем взятку это, по версии НАБУ, якобы дал ему Олег Татаров в виде скидки на парковочное место.

И сам Дубонос, и Татаров называют эти обвинения сфабрикованными. Да и компания, которая предоставляла паркоместо в принципе опровергает сам факт его продажи Дубоносу на каких-то льготных условиях. 

Адвокаты эксперта добились решения Печерского районного суда о смене подследственности, которое затем было подтверждено в апелляционном суде, а потом и в Верховном.

И, на основании решения последней инстанции, и.о. генпрокурора Алексей Симоненко своим решением изменил подследственность, передав ему из НАБУ в СБУ. 

У НАБУ это вызвало негодование.

«Решение принято таинственно, без консультаций с НАБУ и САП, фактически под покровом ночи… Офис Генерального прокурора фактически встал на его (Татарова) личную защиту», — заявили в ведомстве Сытника. 

Группа поддержки НАБУ теперь обвиняет не только Симоненко (а в его лице весь Офис Генерального прокурора), но и лично Зеленского в нарушении закона и «крышевании коррупции». И грозят ему жестокими карами, вплоть до нового Майдана.

Между тем опрошенные «Страной» представители адвокатского сообщества говорят, что в этом деле изначально был конфликт интересов — противостояние Татарова и Сытника. А это значит, что если бы дело дошло до Высшего антикоррупционного суда, то там Сытник мог бы воспользоваться влиянием своих кураторов и выиграть это дело, несмотря на несостоятельность самого обвинения. Другое дело — обычный гражданский суд, на который Сытник повлиять никак не сможет. 

«Могу посоветовать НАБУ оспорить решение Офиса Генерального прокурора в Окружном админсуде Киева или в Печерском суде Киева, — иронизирует адвокат Ростислав Кравец. — Есть вопрос эффективности расследований. Решать, какое ведомство будет эффективно и непредвзято расследовать, — это в пределах полномочий Генпрокурора. Кроме того, мне непонятно, почему молчит НАПК, ведь в этом деле очевидно усматривается прямой конфликт интересов».  

«Все адвокатское сообщество понимает, что есть сведения счетов. Если есть конфликт интересов, Сытник должен был обратиться в НАЗК за разъяснением», — пояснил «Стране» и адвокат Артем Захаров.  

Речь идет о противостоянии самого Татарова и Сытника. Подробно подоплеку этого противостояния «Страна» уже описывала.

Само подозрение НАБУ подготовило Татарову после того, как он заявил, что не может Национальным антикоррупционным бюро управлять признанным судом виновным в коррупции Сытник. 

«В моем противостоянии со скандальным Сытником — только его обида, неприкрытая личная месть и отвлечение внимания от десятков фактов собственного злоупотребления властью, проведения с целью личного обогащения сделок на оккупированной украинской территории, присвоения властных полномочий и других преступлений. Я публично разберу каждую деталь этого уголовного производства и накажу чиновника, который зарвался, правовыми методами. Не может формировать повестку дня страны признанный судом виновным в коррупции функционер, фигурант десятка уголовных производств и самовлюбленный чиновник, который находится под влиянием «активистов», — прокомментировал обвинения в свой адрес сам Татаров.

 

Зе не сдает Татарова 

Очевидно, что кампания, которую сейчас развертывает НАБУ, имеет целью запугать Зеленского и заставить его «сдать» Татарова. 

Но пока это не происходит. 

В интервью журналу «Фокус» президент впервые прокомментировал ситуацию с Олегом Татаровым и заявил, что не считает его коррупционером.

По словам Зеленского, первой реакцией на новость об уголовном деле против Татарова было желание попросить его уйти. Но потом оказалось, что дело касается не его работы в ОП, а 2017 года, а людей по его делу суд уже всех отпустил. И отношение президента к делу изменилось.

Также Татаров, по мнению Зеленского, должен доказать свою невиновность (хотя, отметим, в Украине действует презумпция НЕвиновности, и доказывать вину человека, если такая, конечно, имела место, должны правоохранительные органы). В любом случае, очевидно, что пока давление на Зеленского с целью заставить его сдать Татарова, к результату не привело.

«Невозможно представить, чтобы такое решение Офис генпрокуратур мог принять без ведома самого президента Владимира Зеленского. А значит, это ответ на вопрос, кого лично он поддерживает в таком противостоянии. Мы видим, что он не готов сливать Татарова», — комментирует «Стране» политолог Андрей Золотарев. 

По его словам, учитывая, что генпрокурор Ирина Венедиктова и глава СБУ Иван Баканов завязаны лично на Зеленском, значит это было решением президента.

Но в действиях лобби НАБУ есть и другой мотив, кроме личной неприязни к Татарову.

С 16 декабря утратили силу отдельные положения закона о Национальном антикоррупционном бюро Украины, признанные неконституционными решением Конституционного суда от 16 сентября. Рада должна была за 3 месяца изменить закон, но вложиться в эти сроки не успела. Поэтому кампания против Татарова, кроме прочего, призвана нейтрализовать все предложения по «жёсткой перезагрузке» НАБУ и смене его руководства. 

Кроме того, есть еще один пункт недовольство со стороны прозападного лобби Зеленским.

Накануне президент подписал принятый Радой закон о возвращении ответственности за недостоверное декларирование. Это тот закон, который очень не нравился Западу, ведь в нем лже-декларантам не грозит тюрьма, а максимальный срок наказания — ограничение свободы (тое есть вид наказания, когда суд налагает на виновного ряд запретов, которые исполняются без изоляции осуждённого от общества в условиях осуществления за ним надзора со стороны специализированного государственного органа).

Запад призывал Украину ужесточить ответственность за ложь в декларациях и вернуть для осужденных реальные тюремные сроки. Более того, по данным источников «Страны» в правительстве, в обмен на то, что Украина ветирует этот закон, от ЕС пришел первый транш макроэкономической помощи. 

Но, как видим, Зеленский не оправдал эти ожидания и «мягкий» закон подписал.

Впрочем, как считают эксперты, с ограничением свободы парламент и так уже пошел на максимальный компромисс, на который был свободен, в вопросе установления ответственности за ложь в декларациях. И ничего большего в этом направлении выжать уже не удастся.

Но, по мнению экспертов, в любом случае «наезды» со стороны прозападных сил на Зеленского будут продолжены и даже усилены по мере приближения даты инаугурации Байдена, чтоб заставить новую администрацию в Вашингтоне надавить на Офис президента. 

«Нельзя исключать, что на Татарове соросята не остановятся. Возможно, дальше будет грандиозный накат на Ермака. Чтобы Зе убрал его от управления и назначил кого-то, кто больше устроит «семипосольство» (посольства стран большой семерки в Украине, которые часто дают советы и выдвигают требования к украинской власти — Ред.)», — добавляет Андрей Золотарев.    

«Вы понимаете,  дело Татарова уже давно вышло за рамки эпизода с обвинением в коррупции. Сперва оно превратилось в противостояние адвокатского сообщества и всего Национального бюро. Теперь же это маркер в войне партии соросят против партии суверенитета. Если «сдать» Татарова, тогда всю власть снесет, как плотину, внешнее управление. Обратите внимание на интервью Зеленского «New York Times», где он говорит, что они как акробаты. Да, они как акробаты на шесте, одно неверное движение — и больше нет государственного суверенитета», — комментирует «Стране» политолог Вадим Карасев. 

СТРАНА

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *