Он — легитимный министр: Как дело Шкарлета показало, что война Банковой с КСУ закончилась, а эра кнопкодавов только начинается

КСУ отказался открывать производство по делу по представлению 46 нардепов о незаконности назначения Сергея Шкарлета министром образования и науки.

Это решение является окончательным, сообщила представитель Верховной Рады в суде, «слуга» Ольга Совгиря. Похоже, таким образом главного педагога страны поздравили с Первым сентября.

Напомним, представление нардепов, которому КСУ не захотел давать ход, инициировали 5 марта. Его авторами стали преимущественно депутаты от «Европейской солидарности» и «Голоса». В представлении утверждается, что постановление о назначении Шкарлета было принято с нарушением Конституции в связи с неперсональным голосованием за него отдельными народными депутатами. Ранее КСУ признал неконституционными некоторые законы в связи с нарушением требования персонального голосования народных депутатов во время их принятия. В частности, такими признали законы «О всеукраинском референдуме» и «Об основах государственной языковой политики», которые принимались при Януковиче. На этих решениях инициаторы представления делали акцент. Однако на этот раз Конституционный Суд решил иначе.

Как назначали Шкарлета: скандалы, кнопкодавство и крики «Позор!»

Сергей Шкарлет — второй министр образования при президенте Владимире Зеленском. Но между первым министром Анной Новосад и им было еще двое и. о. — Юрий Полюхович и Любомира Мандзий. С и. о. начал свое восхождение в министерское кресло и Шкарлет — 25 июня 2020 года его назначили на эту должность, несмотря на протесты отдельных представителей образовательного сообщества, которые обвиняли чиновника в плагиате в научных работах.

О фактах некорректных заимствований впоследствии заявили и международные эксперты, которым Комитет по вопросам этики Нацагентства по обеспечению качества высшего образования (НАПКВО) прислал переведенные фрагменты из статей Шкарлета. А вот его адвокаты все сводили к неприязненным отношениям с их клиентом директора НАПКВО Сергея Квита. А в апреле этого года Шкарлет выиграл суд против Нацагентства. Тот признал действия НАПКВО противоправными. В связи с чем Шкарлет поздравил политических оппонентов с «ожидаемым фиаско». Здесь сделаем важную ремарку: решение принимал Окружной админсуд Киева (ОАСК), известный своей необычайной чуткостью к пожеланиям власти. Любой.

Кроме обвинений в плагиате, Шкарлета обвиняли и в политическом флюгерстве. В 2010-м он был избран депутатом Черниговского облсовета от Партии регионов, а уже в 2015-м Шкарлет баллотировался на местных выборах от другой провластной силы — БПП. Но безуспешно. Также Шкарлета называли человеком с орбиты министра образования времен Януковича Дмитрия Табачника. Сам чиновник объяснял баллотирование от «регионалов» тем, что его к этому вынудили и отказаться он не мог. В БПП, говорил он, не вступал, а шел под его брендом, чтобы «продолжить каденцию» депутата облсовета. Такое объяснение напомнило героя сатирического произведения Ильфа и Петрова «12 стульев» Полесова, чье политическое кредо — «Всегда». Подобных лиц в «зеленой» команде — от депутатов до чиновников разного уровня — хватает.

Но главную роль в назначении Шкарлета министром, говорят, сыграла не его политическая «мобильность», а заинтересованность в таком чиновнике группы влиятельных ректоров вузов. Поэтому когда 17 декабря прошлого года кандидатуру внесли в сессионный зал парламента несмотря на то, что профильный Комитет по вопросам образования дважды ее не поддержал, в ВР нашлось 226 голосов за — минимум, которого Шкарлету хватило для назначения. Среди тех, кто его поддержал, оказались депутаты из ОПЗЖ. Впрочем, как отмечали противники нового министра, физически этих депутатов в зале не было, за них кнопкодавили. Поэтому когда новый министр принимал присягу, ему кричали: «Позор!».

Через месяц Офис генпрокурора открыл уголовное дело по факту кнопкодавства. Но как оказалось, где-то исчезло видео, на котором могли быть зафиксированы факты недобропорядочности народных депутатов. Тогда спикер парламента Дмитрий Разумков пояснил: видео этого голосования, вероятно, не сохранилось. Как говорится, все концы в воду. Возможно, КСУ и мотивировал отказ 46 нардепам тем, что видео или другие доказательства отсутствуют. Перефразируя персонажа кинокомедии, неправильно челобитную подали…

Прогиб под Банковую или легализация парламентских кнопкодавов

Впрочем, такое решение судей-конституционников можно рассматривать не только как спасение отдельно взятого чиновника Шкарлета, а как прецедент. Теперь при любом последующем скандальном голосовании оппозиционеры должны контролировать, ведется ли видеозапись, а затем следить, чтобы она не «самоуничтожилась». Или же массово все снимать на телефоны и просить это делать представителей прессы. Да и то не факт, что такие доказательства в суде признают. Или же не тянуть с представлением в Конституционный Суд, а судиться сразу после голосования.

А еще КСУ продемонстрировал лояльность к власти. Получается, длительное противостояние суда с президентским офисом завершилось победой последнего? Посмотрим по другим решениям. Пока же можно заметить: отказ в открытии производства по голосованию за Шкарлета фактически легализует кнопкодавство. При условии, что его доказательства «потеряются». А это значит, что таким же образом можно протягивать и другие скандальные постановления и законы. Когда же их попытаются обжаловать в КСУ, представители власти будут апеллировать к прецеденту с решением по Шкарлету.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *