Опубликовано решение о прекращении статуса адвоката Марка Фейгина

Совет АП г. Москвы в решении отметил, что адвокат своим стилем публичного общения продемонстрировал предельно низкие стандарты поведения.

На сайте АП г. Москвы размещен деперсонифицированный текст решения о прекращении статуса адвоката Марка Фейгина. Интересно, что в тексте дана оценка словам «идиот» и «недопырок». Первое, по мнению Совета палаты, не является оскорбительным, поскольку оно литературное и не облечено в неприличную форму, хотя по-прежнему относится к числу грубых и неуважительных. А второе не может быть оценено как недопустимое выражение, поскольку отсутствует в словарях русского языка и его значение недоступно для понимания.

Адвокатская палата г. Москвы на своем сайте опубликовала текст решения Совета палаты о дисциплинарном производстве в отношении адвоката Марка Фейгина по жалобе адвоката Сталины Гуревич и представлению Управления Минюста по г. Москве.

Напомним, 24 апреля Совет АП г. Москвы вынес решение о прекращении статуса Марка Фейгина в связи с допущенными им нарушениями норм Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившимися в публикации в Твиттере сообщений оскорбительного характера.

Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант, комментируя «АГ» вынесенное решение, отметил, что «адвокат, каким бы эмоциональным он ни был, какие бы дела он ни вел, какие бы конфликтные ситуации в его профессиональной деятельности ни возникали, не должен позволять себе того, чего адвокат априори не вправе себе позволить».

«В частности, это публичная ненормативная лексика в адрес процессуальных оппонентов и других участников совместного дела. Это оскорбительные выражения, это ненормативные выражения и всякое проявление агрессии, уничижительности и неуважительности. В случае с Марком Фейгиным концентрация этого была настолько высока и демонстративна, что это поставило его поведение за грань допустимого в профессиональном сообществе. Принятое Советом решение не имеет ничего общего с ограничением свободы слова и не носит какого-то цензурного характера – право адвоката на оценку, на личное мнение и суждение не подвергается сомнению. Разумеется, нет в решении Совета и никакой политики», – указал вице-президент АП г. Москвы. Он добавил, что адвокат все должен делать по-адвокатски, а если он демонстративно поступает иначе, то это означает, что он не признает для себя правил, по которым живет профессиональное сообщество.

В опубликованном решении приводятся твиты Марка Фейгина, послужившие причиной прекращения статуса адвоката. По мнению Совета АП г. Москвы, в этих сообщениях содержится обсценная лексика; посредством этих твитов проявлено неуважение по отношению к неограниченному кругу лиц путем использования при обращении к ним оскорбительных слов; в них приведена несдержанная и некорректная оценка содержания искового заявления процессуального оппонента, проявлено неуважительное и оскорбительное отношение к нему.

Согласно решению Совета палаты, Марк Фейгин не отрицал авторства сообщений, пояснив, что действительно прибегает к резким и грубым публичным высказываниям, используя в них обсценную, в том числе ненормативную, лексику, поскольку «это его единственное орудие», а он находится под сильным давлением власти в силу специфики дел, которые ведет. По этой причине он считает такое свое публичное поведение «в определенных случаях допустимым», в том числе в интернете.

Интересно, что, оценивая высказывания Марка Фейгина, Совет палаты отметил, что «слово “идиот (идиоты)” не является оскорбительным, поскольку оно является литературным и не облечено в неприличную форму». В связи с этим Совет АП г. Москвы исключил дисциплинарное обвинение в оскорбительном характере высказывания слова «идиоты» как необоснованное, по-прежнему относя указанное слово к числу грубых и неуважительных.

Также Совет, в частности, отметил, что не может оценить словообразование «недопырок» как недопустимое выражение, поскольку оно отсутствует в словарях русского языка и его значение недоступно для понимания.

«Завершая оценку… публичных высказываний адвоката Ф., часть которых носит характер площадной брани, содержит ненормативные выражения, Совет… подчеркивает, что этими высказываниями адвокат Ф. грубо, демонстративно и неоднократно проигнорировал… обязательные требования профессиональной этики. Совет… констатирует, что, как этими высказываниями в отдельности, так и всем свойственным ему в целом, по его собственному признанию, стилем публичного общения, адвокат Ф. продемонстрировал предельно низкие стандарты поведения, обычно характеризуемые как нерукопожатность», – подчеркивается в решении.

Совет АП г. Москвы напомнил, что «правила и требования профессиональной этики, возлагающие на адвоката обязанности при всех обстоятельствах сохранять достоинство и не допускать никаких действий, направленных к подрыву доверия и умалению авторитета адвокатуры, включая правила, относящиеся к публичному поведению адвокатов, являются основополагающими правилами профессионального поведения, отражающими саму суть адвокатской профессии, устоев и традиций адвокатуры».

Определяя меру дисциплинарной ответственности за совершенные нарушения, Совет палаты «принял во внимание, что они являются умышленными, тяжкими, посягающими на этические основы адвокатской профессии, характеризуются устойчивым, демонстративным и злостным игнорированием фундаментальных правил профессионального поведения, установленных законом и Кодексом профессиональной этики адвоката, а также решениями органов адвокатского самоуправления, принятыми в пределах их компетенции, проявлением органически чуждых адвокатской профессии агрессии, розни и нетерпимости, а также свидетельствуют об утрате адвокатом Ф. чести и достоинства, присущих профессии адвоката, нанесли вред авторитету адвокатуры, и в силу этого являются недопустимыми и несовместимыми со статусом адвоката». Кроме того, в решении указывается, что Марк Фейгин подтвердил: такое поведение является его сознательным выбором и рассматривается им как допустимое.

В решении отмечается: несмотря на то что к адвокату Марку Фейгину ранее была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за аналогичные нарушения, он не стал использовать предоставленный ему шанс кардинально изменить свое поведение, оставаясь в составе адвокатского сообщества. «Тем самым [он] последовательно игнорирует фундаментальные требования профессиональной этики и демонстративно противопоставляет себя адвокатскому сообществу», – подчеркивается в тексте.

При таких обстоятельствах Совет пришел к выводу о необходимости применения к адвокату Марку Фейгину меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката и посчитал невозможным применение более мягкой меры, поскольку она, в частности, «косвенно свидетельствовала бы о совместимости подобного устойчивого и сознательного поведения с принадлежностью к адвокатскому сообществу».