Передача дел из ГПУ в НАБУ отсрочит приговоры на несколько лет — Кравец

ГПУ уже передала по подследственной принадлежности в НАБУ уголовное производство относительно экс-президента Виктора Януковича по трём эпизодами, дело в отношении бывшего генпрокурора Виктора Пшонки и его сына Артема и другие подобные дела. Об этом сообщили в Генпрокуратуре. Также ГПУ готовит к передаче в НАБУ дело по бывшему премьер-министру Украины Павлу Лазаренко, который в 1999 году сбежал в Америку. По данным Украины, Лазаренко незаконно перевел в США более 320 млн долларов. А пока его уже в течение многих лет судят, он женился на своем адвокате и живет в шикарном особняке. 

Кто может понести наказание за коррупцию в Украине в ближайшее время, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. 

Чем обусловлена передача дел против Януковича и его окружения из ГПУ в НАБУ? 

— Еще три года назад были внесены соответствующие изменения в действующее законодательство в части подсудности дел, которые с 20 ноября прошлого года должны были быть переданы в НАБУ. Прокуратура, к сожалению, за три года так ничего и сделала. Сейчас, опять же, следственные действия. И, к сожалению, ситуация складывается таким образом, что эти дела должны быть переданы в НАБУ.

То есть это связано только с законодательством?

— Да, это требование законодательства. В дальнейшем эти дела или части этих дел могут быть переданы еще в Госбюро расследований, когда оно начнет работать.

Почему применяется избирательный подход в передаче этих дел? Почему дела по Януковичу, Пшонке передаются в НАБУ, а делами Александра Клименко занимается военная прокуратура и передавать их в НАБУ не собирается?

— В требованиях законодательства, в которые были внесены изменения, они, как обычно, были внесены довольно проблемно в части их восприятия. Потому что было четко указано, что те дела, которые ранее уже расследовались прокуратурой, они остаются в прокуратуре. Те дела, которые открываются новые, должны расследоваться, они должны передаться в НАБУ. Но тут возникает вопрос, у нас же все-таки по Лазаренко десятилетия, наверное, дела расследуются. И почему-то они передаются в НАБУ. Хотя статьи, по которым обвиняется, в принципе, одни и те же. Та же коррупция, те же злоупотребления служебным положением. Здесь мне очень тяжело прокомментировать логику генпрокурора, почему именно часть дел, которые уже расследовались, хотя они не должны были передаваться НАБУ, передается в НАБУ, а остальная часть дел остается в подследственности ГПУ.

Не получается ли так, что в НАБУ передают заведомо провальные дела? То есть те, которые очень сложно будет довести до судебного приговора?

— Я думаю, что те дела, которые даже не передают в НАБУ, их тоже будет очень тяжело довести до судебного приговора. Опять же, чем руководствуется генпрокурор, передавая одни дела, которые уже ранее расследовались, а сейчас и продолжают расследоваться, и почему-то он меняет, принял решение поменять подследственность и передать НАБУ, здесь тяжело объяснить. Опять же, судя из того, как ведется следствие — что ГПУ, что НАБУ, рассчитывать на какие-то эффективные результаты крайне тяжело. Кроме того, не стоит забывать, что дела, которые были переданы в НАБУ, они расследуются уже не первый год. И чем дольше идет расследование, тем все лучше понимают, что получить результат будет крайне тяжело. Тем более, по некоторым эпизодам могут даже истечь и сроки привлечения лиц к ответственности.

Передача дел, насколько замедляет процесс расследования, судебного разбирательства? Много ли времени на это уходит или процедура — уже налажена?

— К сожалению, как показывает практика, фактически передача по подследственности дел от одного подразделения к другому, это касается не только этих дел, это касалось и банковских дел, когда они передавались от СБУ то в налоговую, то в прокуратуру, то в милицию, показывает, что все дела фактически следователям придется рассматривать и изучать заново. Заново опрашивать свидетелей, заново подтверждать те документы, которые уже содержатся в материалах этих дел. Опять же, судя по заявлениям, что там просто десятки тысяч томов в каждом деле, я думаю, что только для того, чтобы следователи подтвердили и собрали уже собранную информацию, это может уйти несколько лет.

Хватит ли человеческого ресурса в НАБУ для того, чтобы заниматься всеми этими делами, в которых — десятки, а иногда и сотни томов?

— Как показывает практика, в принципе, проблем набрать бывших сотрудников полиции в НАБУ в общем-то не составляет особых трудов. Опять же, попросить доноров, которые спонсируют все эти так называемые антикоррупционные процессы, опять же, создать тот же Антикоррупционный суд. Но, к сожалению, в дальнейшем мы увидим обратные процессы, когда по вот этим абсолютно непродуманным и не доведенным до логического завершения делам Украина будет возмещать этим лицам потери в части какой-то спецконфискации либо привлечения этих лиц к ответственности.

Если говорить о тех делах, которые на сегодняшний день находятся в ведении ГПУ, и том, каким именно образом шло следствие, есть ли понимание, насколько доказательная база, подготовленная следователями прокуратуры, качественная?

— Судя по тому, что за три года ГПУ так и не смогла достаточно подготовить доказательную базу, чтобы передать эти дела в суд, а также собрать по всем эпизодам, не смогла выделить отдельные эпизоды, которые, в общем-то, может быть, были готовы, то я подозреваю, что фактически все эти дела носят больше такой политический пиар-подтекст, нежели есть реальные составы преступлений. Потому что во всех этих делах, неоднократно уже заявлялось и генпрокурором, когда расследуются дела по привлечению лиц за отмывание денег, полученных преступным путем, лиц привлекают именно за отмывание. Но то, что эти деньги получены преступным путем, я еще не слышал ни одного приговора по делу, доведенному до логического завершения, что действительно ГПУ доказала, что эти деньги были получены каким-то незаконным путем. Кроме того, не стоит забывать о тех делах и арестах, которые происходили за границей. Вот мы помним, как арестовали активы «беглого» правительства, беглых лиц из Украины в различных странах, в странах ЕС. И за последний год практически все эти аресты были сняты. Потому что Украина и ГПУ не смогла предоставить документы, что все эти деньги были получены преступным путем. Вот такая проблема происходит с украинским следствием. То есть мы можем доказать схемы, по которым эти деньги ходили, но что эти деньги получены преступным путем, к сожалению, у ГПУ, насколько я понимаю, нет таких доказательств.

Голос Столицы

Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid