Пленки Мельниченко: Зачем экс-майору намекнули на экстрадицию из США

Экс-майор Управления государственной охраны Николай Мельниченко фигурирует в производстве по подозрению в совершении государственной измены в форме шпионажа, разглашении сведений, составляющих государственную тайну, превышении служебных полномочий, а также легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем ч. 1 ст. 111, ч. 2 ст. 328, ч. 3 ст. 365 и ч. 2 ст. 209 УК. Дело открыто 19 августа 2015 года, в том же году в доме Мельниченко, его родителей и жены проводились обыски. А впервые Печерский суд дал на задержание экс-майора еще в ноябре 2016-го. Потом давал повторное разрешение, нынешнее решение — следующее в этой цепочке. Напомним, Мельниченко вместе с женой, телеведущей Натальей Розинской, живет в США, в штате Нью-Джерси.

Из определения суда, опубликованного «Судебным репортером», можно узнать, что автор скандальных пленок, обнародованных в конце ноября 2000 года, достаточно состоятельный человек: LEXUS IS 250, седан-В, белого цвета, 2011 года выпуска, LEXUS RX 350, универсал-В, коричневого цвета, 2012 года выпуска, TOYOTA CAMRY 2,4, седан-В, черного цвета, 2009 года выпуска (зарегистрирован на жену), средства на счетах ООО «Новиком Групп» и ООО «Батлер», деньги в «Приватбанке». Неплохо для отставного майора УГО.

Что же может означать нынешнее решение суда, и сделают ли в Генпрокуратуре следующий шаг — обратятся ли к США с просьбой об экстрадиции Мельниченко? Вариантов развития событий может быть несколько. Мотив ГПУ — учитывая, что задержать эту персону не представляется возможным, ей просто ограничат финансовые возможности за океаном. Но насколько это действенная мера без следующего шага? Доподлинно неизвестно, чем Мельниченко зарабатывает на жизнь, вряд ли живет за счет арестованных средств. Недавно появлялась информация, что Розинская покоряет Голливуд. Однако состоятельной звездой она пока не стала.

Вариант второй: Генпрокуратура обратится к Штатам, чтобы по решению украинского суда те задержали экс-майора. Однако здесь существует проблема: задержать его смогут на короткое время, в течение которого представители украинской прокуратуры должны предоставить доказательства вины этого лица и убедить коллег из США, что преследование Мельниченко в Украине политически не мотивировано. Иначе никто даже не будет говорить об экстрадиции. И вот тут — загвоздка, ведь часть общества считает, что дело об убийстве Георгия Гонгадзе еще не завершено, исполнители предстали перед судом, а заказчики — нет.

В 18-ю годовщину со дня гибели Гонгадзе медиа-сообщество требовало публичного отчета власти о ходе расследования этого дела, а также дела об убийстве Павла Шеремета. Напомним, что в отчете ВСК ВР, обнародованном в начале сентября 2002 года, указывается достаточность доказательств причастности тогдашнего президента Леонида Кучмы и его ближайшего окружения к преступлению против Гонгадзе. В декабре 2011 года суд обязал прокуратуру закрыть дело против Кучмы на основании того, что доказательства его причастности к убийству Гонгадзе недостаточны. Суд также отклонил записи Мельниченко как доказательства. С тех пор о них вспоминали нечасто.

Однако без ответа остались сразу несколько щекотливых вопросов. Первый: кто мог заказать Мельниченко «диктофон под диваном президента». Это украинские политики, или же против государства провели спецоперацию зарубежные спецслужбы. И чьи именно. В течение кассетного скандала и в последующие годы в прессе публиковались версии о российском следе в этой истории. России действительно было выгодно подвесить Кучму скандальным делом, чтобы сделать его руконепожатным в Европе и за океаном. Следствие подозревает Мельниченко в шпионаже и государственной измене. Имеют ли эти подозрения под собой основания, неизвестно. И пока экс-майора не вернут домой и он не предстанет перед судом, можно только делать предположения.

Второй вопрос: кому могла понадобиться «реанимация» Мельниченко именно на старте предвыборных гонок? В октябре 2015-го он в одном из интервью заявлял: агенты Кремля в ГПУ хотят, чтобы тот выдал компромат на Петра Порошенко, который у него будто бы есть. Известно, что в обнародованных аудиозаписях существует разговор людей с голосами, похожими на голоса Кучмы и Порошенко. Эти расшифровки можно почитать в сети. Поэтому никакой это не компромат, а лежалый товар, которым не поторгуешь. Однако существует нюанс: во время предвыборной кампании даже скандалы с душком могут сыграть свою роль. И кто его знает, может, у соответствующих органов есть информация о подготовке какого-то компрометирующего вброса, поэтому с арестом имущества они действуют превентивно. Чтобы люди поняли, что экстрадиция, в случае чего, не заставит себя ждать.