После жалобы в ЕСПЧ российские власти обязались пожизненно обеспечить инвалида жизненно важным препаратом

Европейский Суд утвердил мировое соглашение по жалобе на длительное неисполнение Минздравом Республики Башкортостан решения суда об обеспечении заявителя дорогостоящим лекарством, необходимым для жизни.

Представители девушки-инвалида в российских и Европейском судах подчеркнули, что мировое соглашение было заключено на предложенных заявителем жалобы условиях. При этом они добавили, что позитивные изменения, связанные с тем, что в процессе рассмотрения дела в ЕСПЧ девушку вновь начали обеспечивать жизненно важным лекарственным препаратом, во многом были обусловлены кадровыми изменениями в Министерстве здравоохранения РБ.

23 апреля Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу «А.К. против России», в котором подтвердил обязанность государства обеспечивать заявителя жалобы жизненно важным препаратом на протяжении всей жизни.

Юристы компаний ФБК Legal и судебного агентства «Барристер», представлявших интересы заявительницы Александры Курамшиной, рассказали «АГ» об обстоятельствах дела и прокомментировали выводы судов.

Власти отказались исполнять решение суда по обеспечению больного ребенка жизненно важным препаратом

Жительнице г. Уфы Александре Курамшиной в возрасте 8 лет был практически полностью удален тонкий кишечник. В результате восьми операций его длину удалось увеличить до 35 см, притом что у взрослых людей она составляет 5–6 м.

«Чтобы Саша могла жить, у нее под кожей установлен порт, через который с помощью капельницы вводится так называемое парентеральное питание. На учебу девочка всегда уходила с целым мешком лекарств, а после уроков сразу бежала домой – на капельницу. Список лекарств, которые ей приходится принимать постоянно, включает более 30 наименований. Помимо этого необходимо приобретать более 30 наименований расходных материалов – шприцы, растворы, системы и т.п.», – пояснил управляющий партнер судебного агентства «Барристер» Айдар Муллануров.

Он добавил, что до Саши дети с такими диагнозами не выживали, поэтому у учреждений здравоохранения – как на федеральном, так и на региональном уровнях – отсутствовала нормативная база для обеспечения пациентов с синдромом короткой кишки. В связи с этим многие годы государство не предоставляло Александре лекарства, питание и расходные материалы. «Семью Курамшиных спасало только то, что около 8 лет значительную часть расходов на поддержание жизни девочки несли благотворительные фонды. В 2017 г. мы вызвались помочь Александре на условиях pro bono и с тех пор представляем ее интересы», – отметил Айдар Муллануров.

Первый судебный процесс, пояснил он, касался обязания Минздрава Республики Башкортостан ежемесячно предоставлять Александре парентеральное и энтеральное питание, лекарства и расходные материалы. «Мы обращались в разные органы власти, получали отписки. После череды обращений, публикаций в прессе и общения на личном приеме у прокурора дело сдвинулось – прокурор подал в интересах Александры иск об обязании Минздрава РБ обеспечить пациента необходимыми лекарствами и питанием, – рассказал Айдар Муллануров. – Иск был удовлетворен. Решение суда долгое время не исполнялось, но в итоге мы смогли добиться изменения ситуации. Сейчас Курамшина обеспечивается большинством необходимых препаратов».  

Второй процесс касался обязания Минздрава РБ обеспечить Александру Курамшину «Ревистивом» как жизненно важным лекарством. «Этот препарат на тот момент был единственным в мире средством, способным существенно облегчить состояние пациентов с синдромом короткой кишки, поэтому консилиум врачей в профильном федеральном НИИ в мае 2018 г. назначил его Александре. Препарат очень дорогой – курс на месяц стоит около 1,5 млн руб.», – пояснил Айдар Муллануров. Он добавил, что «Ревистив» – относительно новый препарат, в России его в то время не успели зарегистрировать. 

После семинедельного приема препарата состояние девочки существенно улучшилось: она начала есть самостоятельно, сократилось количество эпизодов интоксикации. В июне 2018 г. власти РБ отказались предоставить «Ревистив», сославшись на то, что бюджетные средства на его приобретение не выделены. «Нам снова пришлось инициировать судебное разбирательство, и вновь нас поддержала прокуратура РБ», – добавил Айдар Муллануров.

Решением от 20 февраля 2019 г. исковые требования были удовлетворены. Суд указал, что в обязанности Минздрава РБ входило обеспечение ребенка-инвалида соответствующими лекарственными средствами, и обязал ведомство предоставить ей реверсивное лечение в объеме, необходимом для жизнеобеспечения. Верховный суд РБ оставил решение без изменения, и оно вступило в силу, однако власти его не выполнили. В апреле 2019 г. было возбуждено исполнительное производство. Несмотря на то что в том же году Минздрав РФ выдал разрешение на ввоз «Ревистива» в Россию, республиканское министерство неоднократно сообщало родителям девочки, что бюджет региона не предусматривает расходов на приобретение лекарственных средств, не зарегистрированных на территории РФ.

В связи с тем что решения судов не исполнялись, а состояние ребенка стремительно ухудшалось, было направлено обращение в Европейский Суд по правам человека.

Доводы жалобы в ЕСПЧ

«Самостоятельного опыта ведения дел в Европейским Суде у нас не было, рисковать в таком деле мы не могли, поэтому обратились к коллегам из компании ФБК Legal, которые также на условиях pro bono согласились помочь», – отметил Айдар Муллануров.

«Над данным проектом работала наша команда – руководитель практики Александра Герасимова и партнер компании Александр Ермоленко», – добавила юрист компании ФБК Legal Анна Актанаева. 

В жалобе в ЕСПЧ, пояснила она, указывалось на нарушение ряда положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод. «Во-первых, нарушение права на справедливое судебное разбирательство (п. 1 ст. 6). Несмотря на наличие решения суда, госорганы не исполняли обязанность по обеспечению Александры Курамшиной жизненно необходимым медицинским препаратом. При этом отсутствие специальной строки в бюджете субъекта Федерации на покупку лекарств, не зарегистрированных на территории России, не может быть легальным поводом и допустимой причиной для госорганов не исполнять решение суда», – пояснила юрист. Также, добавила она, в жалобе указывалось на нарушение п. 1 ст. 2 Конвенции, поскольку неисполнение госорганами решения суда лишало заявителя доступа к медицинской помощи и создавало реальную угрозу ее жизни и здоровью; ст. 3, в соответствии с которой никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, а также п. 1 ст. 8 об уважении личной и семейной жизни человека.

«Жалоба получила приоритетный порядок рассмотрения в соответствии со ст. 41 Регламента ЕСПЧ, поскольку удалось обосновать наличие угрозы жизни и здоровью заявителя. В результате уже через месяц после подачи жалобы Европейский Суд вынес решение о ее коммуникации», – отметила Анна Актанаева.

В рамках рассмотрения дела в ЕСПЧ позиция Российской Федерации заключалась в том, что из решений национальных судов не следует, что препарат необходимо принимать на протяжении всей жизни заявителя, а также что судом нечетко сформулирована дозировка препарата, что и повлекло выявленные нарушения в обеспечении заявителя указанным лекарством.

«Необходимо отметить, что в процессе рассмотрения дела в ЕСПЧ Александра Курамшина вновь стала получать «Ревистив». Однако нельзя сказать, что позитивные изменения были связаны исключительно с рассмотрением дела в ЕСПЧ. В Минздраве РБ произошли кадровые изменения, это направление стала курировать замминистра Ирина Кононова, усилиями которой процесс закупки препарата сдвинулся с мертвой точки», – заметила Анна Актанаева. 

«Это тот редкий в моей практике случай, когда чиновник нас слышит», – добавил Айдар Муллануров. В то же время, подчеркнул он, для Александры очень опасно зависеть от эффективности и законопослушности какого-то конкретного должностного лица: «Сашина болезнь неизлечима, это проблема на много лет вперед, за это время в Минздраве неминуемо произойдут кадровые изменения, и мы не хотели бы вернуться к той же ситуации, которая была полтора года назад. Именно поэтому мы хотели, чтобы факт разбирательства в ЕСПЧ был дополнительным стимулом для чиновников своевременно исполнять решения российского суда и обеспечивать пациента препаратом». По его словам, одновременно с жалобой было подано ходатайство о рассмотрении дела в приоритетном порядке со ссылкой на то, что у заявителя смертельное заболевание и для поддержки здоровья требуется «Ревистив». Ходатайство было удовлетворено.

Заключение мирового соглашения

Европейский Суд предложил сторонам заключить мировое соглашение и представить его варианты. 

1 и 4 февраля 2021 г. соглашение было достигнуто: государство обязалось обеспечить надлежащее исполнение решения Кировского районного суда г. Уфы от 20 февраля 2019 г., а заявитель согласилась отказаться от любых дальнейших претензий к России в отношении фактов, послуживших основанием для иска. ЕСПЧ также присудил заявителю 8000 евро в качестве компенсации морального вреда и 1000 евро для покрытия расходов и издержек. 

«Как правило, Россия не спешит завершать дела миром. В нашем случае представители государства заявляли, что решение уфимского суда непонятное, и как его исполнять, они не знают. Однако коллеги из ФБК Legal смогли так удачно сформулировать условия мирового соглашения, что в итоге они были приняты Россией», – подчеркнул Айдар Муллануров. 

«В целом проблема обеспечения детей дорогостоящими лекарствами является актуальной в практике ЕСПЧ и на данный момент решается через применение к России обеспечительных мер, обязывающих государство обеспечить нуждающихся жизненно необходимыми препаратами, – отметила Анна Актанаева. – В деле Александры Курамшиной Российская Федерация согласилась подписать мировое соглашение на предложенных заявителем условиях: признала свою обязанность по обеспечению заявителя жизненно необходимым препаратом. Безусловным плюсом мирового соглашения является тот факт, что рассмотрение дела заняло чуть больше года, притом что стандартной практикой ЕСПЧ является рассмотрение дел на протяжении 5–7 лет».

Данное дело, добавила она, является в определенном смысле прецедентным, поскольку ЕСПЧ прямо зафиксировал в мировом соглашении, что решение российского суда должно исполняться, а лекарство – поставляться до того момента, пока есть показания для его применения. «По сути, Европейский Суд косвенно мировым соглашением подтвердил нарушение Конвенции в отношении заявителя, при этом не говоря о нарушении прямо. Кроме того, он присудил заявителю справедливую компенсацию в 9000 евро, что также выше фиксированных ставок ЕСПЧ за нарушение ст. 6 Конвенции», – подытожила юрист.

«Для Курамшиной – это практически полная победа: мировое соглашение утверждено на предложенных нами условиях. С момента подачи жалобы прошло немногим больше года. На фоне других дел в ЕСПЧ, которые длятся порой до 10 лет, это весьма короткий срок. Россия признала обязательство по обеспечению Александры препаратом. Кроме того, ее семья получит существенную денежную компенсацию», – заключил Айдар Муллануров.

Эксперты прокомментировали выводы Европейского Суда

«Строго говоря, практическая значимость рассматриваемого решения весьма невелика. Само решение лишь завизировало мировое соглашение, достигнутое сторонами, – считает эксперт по работе с ЕСПЧ Антон Рыжов. – Ссылаться на это решение по другим делам будет крайне затруднительно. Чтобы мы имели готовый прецедент, увы, иногда приходится идти до конца. Конечно, интересы пострадавшего человека тут приоритетны, тем более в медицинских делах, – поэтому нет ничего зазорного, чтобы поскорее получить желаемую компенсацию».

Гораздо полезнее в этом плане, считает эксперт, изучить решение ЕСПЧ о коммуникации этого дела от 4 июня 2020 г., а именно подробное изложение обстоятельств дела и вопросы, которые европейские судьи задали российским властям. «Вот на эти вопросы и следует ориентироваться юристам, которые ведут подобные дела в России и планируют обращаться в Страсбургский суд. Надо следовать логике данных вопросов, ссылаться в формуляре своей жалобы (а главное – в исках и жалобах в отечественных судах, а также на заседаниях всех соответствующих инстанций) на статьи Конвенции, указанные в решении о коммуникации», – заметил он. 

Также немаловажно запомнить, добавил Антон Рыжов, на какие прецеденты в данном тексте ссылается Суд (это дела против Румынии и Молдовы – «Panaitescu v. Romania», «Pentiacova and Others v. Moldova»), – желательно их внимательно изучить и упоминать в своих исках.

По мнению адвоката Центра международной защиты прав человека, к.ю.н. Сергея Князькина, решение Европейского Суда по делу «А.К. против России» дает повод для оптимизма, поскольку российские власти признали ошибку, допущенную в отношении заявителя (инвалида с детства), который не был обеспечен необходимыми для жизни лекарствами. «Мировое соглашение, которое было заключено по указанному делу, позволяет сделать вывод, что власти страны учтут этот опыт международного судебного разбирательства и впредь не допустят таких ситуаций», – подчеркнул он.

В данном деле, добавил эксперт, ответственность за нарушения конституционных прав человека на жизнь и здоровье лежала на властях РБ, которые длительное время не закладывали в бюджет республики затраты на дорогостоящее импортное лекарство. «Представляется важным, если после таких судебных решений Минюст России готовил бы аналитические доклады с указанием виновных должностных лиц, допустивших такие позорные для страны ситуации. Такие чиновники должны нести административную и финансовую ответственность за свои ошибки», – убежден Сергей Князькин.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *