Post-mortem: кого судят после смерти

В России самая строгая мера против преступников – тюрьма, в США (в отдельных штатах) – смертная казнь. В разные времена и эпохи применяли крайне жестокие пытки и казни. Но история знает и не такое. Суды post-mortem (термин от лат. «после смерти») проводятся до сих пор, а иногда умершие ещё и несут наказание.

«Трупный синод» – самый страшный суд в истории

Один из самых громких посмертных судов провели над папой Формозом. Произошло это в январе 897 года в базилике Святого Иоанна Латеранского в Риме. История имела политический контекст: в те времена велась борьба за власть.

Формоз был папой с 891 по 896 год, пока он не умер. Смерть его произошла по неустановленным причинам. Бонифаций VI – следующий папа – был на престоле 15 дней и тоже умер. Тогда папой стал Стефан VI. Именно он затевает суд над Формозом. Причины – ложное папство, вероломство, то есть всё то, что объективно доказать было нельзя. 

Формоз мёртв, как его судить? Тело папы извлекли, нарядили в облачение и посадили на трон. У него даже был адвокат (который по понятным причинам не мог  эффективно защищать безмолвного Формоза, а за троном, имитируя речь усопшего, находился священнослужитель, который отвечал на вопросы. В итоге Формоза признали виновным, а все его приказы и распоряжения были аннулированы. Над его телом надругались и сбросили в реку. Оттуда он был выловлен монахом и похоронен. А Стефана за такое злодеяние сами жители заключили в тюрьму без суда и там задушили. После этого любая форма «Трупного синода» была запрещена, а Формоза реабилитировали и похоронили повторно со всеми почестями.
Post-mortem: кого судят после смерти

Реабилитация после смерти

Другой процесс, прошедший уже после смерти его фигурантки, – реабилитация Жанны Д’Арк. Несмотря на наличие политической воли, процесс поддерживал Карл VII, который был заинтересован в нём с точки зрения имиджа: процедура заняла целых шесть лет, в том числе из-за трудностей юридического характера. Было непонятно, кто должен отменять приговор, который изначально вынесли епископский суд и инквизиция. На статус кассации из-за сложностей церковной системы претендовали сразу несколько учреждений. Кроме того, никто не знал, как проводить реабилитацию: церковные трибуналы не занимались этим фактически никогда. В итоге просьба о пересмотре дела исходила формально от родственников осуждённой, процесс, который носил международный характер, рассматривала самая высокая инстанция – Римская курия (а не менее авторитетный французский суд). По делу допросили почти два десятка свидетелей. 

Материалы передали адвокатам Римской курии, которые нашли в них поводы оправдать Жанну Д’Арк. Например, они заметили, что епископ был неправомочен её осуждать, заметили, что подозреваемой не дали защитника, а также использовали недозволительные методы следствия, а заодно заметили, что в сложившихся обстоятельствах носить мужской костюм – это не преступление. Быстро завершить дело помешала политика, но после смены папы начал работать реабилитационный трибунал, опросивший десятки свидетелей и составивший очень подробное описание жизни Жанны Д’Арк. После окончания следствия истцами были брат осуждённой и поверенный семьи. Ответчиков в процессе не было. Жанну реабилитировали, аннулировав все приговоры. 

Загадка Дикого Запада

В США тоже можно найти пример посмертного процесса. Это дело шерифа Генри Пламмера. Пламмер приехал в Nevada City в 30-х годах XIX века – в период «золотой лихорадки». Поработав в книжном магазине, он накопил на ранчо, а как человек, пользующийся уважением, был избран, а потом переизбран шерифом и сити-менеджером. Но Пламмер убил человека – мужа своей замужней любовницы. Его признали виновным в убийстве, хотя он настаивал, что оборонялся: ревнивец-муж сам напал на шерифа. После пересмотра дела приговор остался неизменным – 10 лет заключения. Однако выйти Пламмер смог уже год спустя. Помогли обращения горожан к губернатору и ссылки на проблемы со здоровьем у осуждённого. 

Два года спустя Пламмер попытался задержать одного из сбежавших из местной тюрьмы и застрелил его. Пламмер сдался полицейским, которые признали, что убийство в этой ситуации было оправданным, но посоветовали экс-шерифу покинуть штат, чтобы у него не возникли проблемы с правосудием. В поисках золота он отправился в другой штат, но и там после ссоры застрелил человека, хотя и снова в рамках самообороны. 

В итоге Пламмер решил вернуться на родину – в штат Мейн. По дороге он женился, но вскоре застрелил соперника – бывшего поклонника супруги. Это была самооборона, в очередной раз настаивал Пламмер. Его версию событий подтвердили свидетели, так что наказания не последовало, а Пламмера снова выбрали шерифом. Однако в округе участились случаи убийств и грабежей. В хрониках того времени говорилось о большом количестве жертв. Жители города заподозрили, что новый шериф имеет к этому отношение. Банду раскрыли, а её участников повесили. Один из них сдал Пламмера – «главаря», которого постигла та же участь, хотя никакого судебного процесса по его делу не было. Уже в XX веке, спустя 129 лет, дело Пламмера снова оказалось в центре внимания: в нём выявилось много нестыковок, а число жертв оказалось преувеличено в десятки раз, а Пламмер, скорее всего, был не преступником, а жертвой заговора бандитов. В мае 1993 года посмертное заседание по его делу состоялось в Вирджинии. Голоса присяжных разделились поровну. Если бы Пламмер был жив, то это означало бы оправдание.

Другие посмертные суды

Для посмертных судов в России, к счастью, обвиняемых не выкапывают, зато и тут можно найти относительно недавние «посмертные» дела. По ст. 24 УПК смерть подозреваемого или обвиняемого является основанием для прекращения уголовного преследования. Исключением является производство, которое необходимо для реабилитации умершего.

Так было с бывшим депутатом Госдумы Денисом Вороненковым. Его застрелили в Киеве в 2017 году. Уголовное дело на депутата завели в 2011 году по заявлению предпринимателя Отари Кобахидзе. Вороненкова обвиняли в рейдерском захвате здания, с подельниками он подделал документы. Многие фигуранты по делу были осуждены. В отношении Вороненкова дело хотели прекратить, но против выступил его сын. Он планировал отстоять невиновность отца в суде. Как сообщил «Право.ru» адвокат Андрей Гривцов, старший партнёр АБ ЗКС (представлял интересны сына Вороненкова), через какое-то время дело всё же закрыли с согласия родственников, которые отказались от идеи продолжать процесс. 

Ещё один фигурант уголовного дела, которое продолжилось и после его смерти, – Сергей Магнитский. Юриста Firestone Duncan обвинили в разработке схемы по уклонению от уплаты налогов. Сумма, по версии следствия, превышала 522 млн руб. Магнитского задержали в 2008 году. А в 2009 году Магнитский умер в больнице СИЗО «Матросская тишина». Причина – токсический шок и острая сердечная недостаточность. Родные юриста инициировали уголовное дело, они считали, что ему не оказали должную помощь. Но доказать это не смогли, поэтому дело было прекращено. Чего нельзя сказать о деле против самого консультанта. В конце ноября 2009 года дело против Магнитского закрыли, но уже в 2011 году возобновили. «Правовые основания посмертного уголовного преследования Сергея Магнитского как минимум сомнительны, власти должны положить этому конец», – комментировала международная правозащитная организация Amnesty International (цитата – «Радио Свобода»). Летом 2013 года Магнитского признали виновным посмертно. 

Ещё один необычный суд был над Сергеем Москаленко – бывшим федеральным судьёй из Омска. Его обвинили в получении взятки от предпринимателя. Но к моменту вынесения обвинения и судья, и предприниматель были мертвы. Москаленко покончил с собой сразу после того, как получил уведомление о том, что квалифколлегия рассмотрит ходатайство следователей о его аресте. Суд над судьёй (особенно мёртвым) – дело отнюдь не простое. СКР пытался добиться согласия ВККС на привлечение судьи к ответственности. Но коллегия не согласилась. Вопрос о привлечении судьи даже доходил до Верховного суда. Первоначально СКР подозревал судью в получении взятки в 8 млн руб. от девелопера Виктора Берга, а после его обвинили ещё и в убийстве Берга. В итоге после нескольких кругов судью всё же удалось признать обвиняемым по уголовным делам. При этом дело должны были закрыть из-за смерти бывшего судьи, но Екатерина Беспалова, его дочь, настояла на продолжении расследования. Она хотела доказать невиновность отца. Но Омский областной суд летом 2018 года признал судью виновным в получении взятки без назначения наказания. Дело прекратили.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *