«Председатели скажут за кого голосовать». Как власти пытаются до выборов сформировать лояльный состав Высшего совета правосудия

Высший совет правосудия — ключевая структура системы судопроизводства в Украине, в ведении которой вопросы назначения и увольнения судей, а также дисциплинарных взысканий, сейчас находится на низком старте в ожидании «подкрепления» и «замен».

Предстоящая зима сулит переформатирование большей части состава этого органа.

Все дело в том, что в апреле 2019 года завершается каденция сразу у 12 из 19 нынешних членов ВСП. Лишь председатель обновленного Верховного суда Валентина Данишевская (входит в Высший Совет по должности) и шесть представителей этого органа, отобранных по квоте судейского сообщества в последние два года, продолжат свою работу в нем в мае.

Всех остальных ждет замена, ввиду чего причастные к формированию ВСП стороны начали процесс подготовки к их заполнению. Новую кровь планируют впрыскивать от нескольких доноров. И в первую очередь, этим вопросом озаботились судьи и прокуроры.

Так, 19-20 декабря в конгресс-холле отеля «Президент» соберется Съезд судей, на повестке дня которого — избрание четырех членов Высшего Совета по квоте служителей Фемиды (они дополнят «шестерку», чьи полномочия останутся в силе и с наступлением мая 2019 года).

А уже 20-21 декабря свой выбор в большом зале заседаний центрального аппарата ГПУ на Резницкой сделают и делегаты Всеукраинской конференции прокуроров. Им предстоит выбрать 2 своих представителей в ВСП, полномочия которых также заканчиваются весной 2019 года.

Ожидается, что после этого свое слово скажут представители адвокатского сообщества и юридических вузов, за которыми закреплено по два кресла в Высшем Совете. А также имеющие аналогичное представительство президент и Верховная Рада. Впрочем, наиболее вероятно что эти квоты будут заполнены уже в Новом году, что на сегодня является хотя и близким, но все же будущим.

В настоящем же основное внимание юридического сообщества сосредоточено на процедуре избрания членов ВСП от прокуроров и судей.

«Страна» разбиралась, кто претендует на эти должности и как власть хочет повлиять на процедуру голосования.

Матчасть

Прежде чем перейти к анализу, лишь напомним базовые составляющие структуры Высшего Совета правосудия. Согласно проголосованным в декабре 2016 года нормам законодательства, предусматривается членство в нем 21 представителя.

Из них десять избираются на судейском съезде, двух назначает президент, двух выбирают народные депутаты и еще шестерых определяют на съездах адвокатов, прокуроров и представителей юридических высших учебных заведений. Плюс вишенка на торте — глава Верховного суда. Идеологи такой формулы заявляли, что подобный принцип комплектации уберет «политическую составляющую» в работе судов.

В теории это действительно выглядело так, но на практике же вышло совершенно иначе. Как писала «Страна», по оценкам представителей юридического сообщества, итогом преобразований стала еще большая концентрация полномочий в одних руках. Буквально со старта у Банковой оказался в руках «контрольный пакет» и необходимое большинство для проведения выгодных власти решений в ВСП. По различным оценкам, за президентом и его партнерами оказалось 16 «штыков» при достаточном кворуме в полтора десятка членов. Ввиду чего Высший Совет превратился в удобный орган для «награждения непричастных и наказания невиновных». А точнее — для тотального контроля за судебным корпусом.

Грядущее окончание срока полномочий части членов Совета и приближение выборов актуализировали повестку дня вокруг ВСП. Очевидно, что власти хотят еще до выборов завести в Совет своих людей, чтобы даже в случае поражения на выборах контролировать ситуацию в судейской сфере.

Поэтому рассмотрим кандидатов подробнее.

«Последняя гастроль» Луценко

Для начала остановимся на подоплеке созываемой на 20-21 декабря внеочередной Всеукраинской конференции прокуроров. Идею ее созыва еще в августе подал считающийся лояльным к действующему генпрокурору Юрия Луценко Совет прокуроров, а вслед за ним — темой озаботилась ГПУ.

Из пяти вопросов, которые предполагается решить в процессе работы ее делегатов 20-21 декабря, с самого начала прокуроров удивляло включение в повестку дня пункта об избрании двух членов Высшего совета правосудия. Ряд деталей позволяют предположить, что именно этот вопрос должен стать финальным «гвоздем программы» Юрия Луценко за его каденцию нахождения у руля ГПУ в эпоху президентства Петра Порошенко.

Вот что говорят на этот счет в коридорах на Резницкой: «Обратите внимание, что очередная конференция прокуроров должна была состояться в апреле 2019 года, и как раз в апреле заканчиваются полномочия ранее избранных членов ВСП по квоте прокуроров. Зачем понадобилась спешка и созыв «внеочередного хурала»? Вариант только один, в апреле, после первого тура выборов, протянуть нужного человека уже может не получиться».

Тем более, что в списке претендентов, изъявивших желание стать членами Высшего совета правосудия, наличествуют не посторонние для Луценко люди.

По квоте прокуроров в ВСП хотят зайти оппонент нардепа Рыбалки, адвокат Луценко и судья

В частности, следует остановиться на его непосредственных подчиненных. В первую очередь, речь идет о действующем прокуроре Днепропетровской области Викторе Матвийчуке, который был назначен на этот пост еще предшественником Юрия Витальевича Виктором Шокиным в апреле 2015 года. И стал одним из тех немногих региональных надзорников, которым удалось удержаться на посту после появления на Резницкой Луценко.

Матвийчук, за плечами которого почти четверть века работы в органах прокуратуры, первым зарегистрировал пакет документов на участие в отборе претендентов на место члена Высшего совета правосудия.

Пик его карьеры совпадает с событиями победы Евромайдана. После событий февраля 2014 года сначала Матвийчука назначили на пост 1-го зама СБУ в Херсонской области — региона, который считается «вотчиной» Виктора Владимировича. Позднее он вернулся на прокурорскую стезю, возглавив надзорное ведомство Днепропетровщины — крупнейшего промышленного региона Украины.

Самым громким скандалом с его участием, ставшим достоянием общественности, стала история противостояния между верхушкой прокуратуры области и Радикальной партии. Матвийчука и его замов Олег Ляшко клеймил в участии в корпоративном конфликте между «S.Group» нардепа-радикала Сергея Рыбалки и «АТБ-Маркетом» его бывшего тестя Геннадия Буткевича на стороне последнего. Впрочем, кадровых последствий этот скандал для облпрокурора не имел.

Во-вторых, довольно неожиданно членом Высшего совета правосудия изъявил желание стать известный адвокат Игорь Фомин.

В СМИ его часто помечают как «бывшего адвоката Луценко», но это не совсем корректная информация. Более правильным будет считать его защитником Юрия Витальевича с момента начала его уголовного преследования в 2012 году и вплоть до настоящего времени. Подтверждением этого выступает тот факт, что на одном из недавних заседаний Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, где рассматривалась жалоба к главе ГПУ от адвокатов экс-президента Виктора Януковича, сторону Луценко представлял как раз Фомин. КДКП тогда не нашла подтверждений вины клиента Фомина.

На вопрос «Страны» о мотивах смены профиля деятельности сам Игорь Фомин отшутился: «Профиль, как и фас, тот же. Хочу попробовать что-то сделать (в ВСП — Прим. Ред.)».

За его плечами тридцать лет адвокатского стажа, а также классный чин советника юстиции. Получен он Фоминым был еще в 2005 году, когда он три месяца работал помощником генпрокурора Святослава Пискуна (собственно, этим периодом и исчерпывается его опыт работы в ГПУ). «Рядовым» прокурорам для получения такого чина приходится пройти путь по карьерной лестнице от восьми до двенадцати лет.

«У меня хорошие отношения с генеральным прокурором, но не только. Я много лет в мире права, всегда был этичен и последователен в работе. Надеюсь на поддержку конференции прокуроров», — резюмировал начало своей кампании по избранию в члены ВСП Фомин.

Еще одним «непрофильным» кандидатом, который также решил побороться за место в Совете по квоте прокуроров, стал заместитель председателя Соломенского райсуда Киева Тарас Оксюта. Тем более если вспомнить, что он ни одного дня не проработал в прокуратуре и подал документы на избрание по квоте прокуроров, а не судей (съезд которых состоится практически в одно время с конференцией работников ГПУ).

Возможно, такая линия поведения Оксюты восходит к событиям весны 2017 года. Тогда судья уже пытался стать членом Высшего совета правосудия. Причем как раз по квоте Съезда судей. Как писали СМИ, на тот момент из 44 претендентов в бюллетень для голосования включили 24 кандидата. Тарас Григорьевич не попал в этот перечень и был исключен вместе с прочими претендентами, в отношении которых «были установлены факты, вызывающие сомнение в объективности их возможной работы на новой должности». Как считается, тогда из гонки Оксюту выбила история о его якобы пособничестве рейдерскому захвату ТРЦ «Глобус», датированная октябрем 2013 года.

На тот момент судья вынес решение о восстановлении на должности директора компании Елены Моррис, хотя де-юре руководителем был совершенно другой человек (в апелляционной инстанции вердикт был «снесен»). По данному факту Высший совет юстиции начал проверку действий Оксюты, инициировав процедуру привлечения его к дисциплинарной ответственности. Через неделю после начала соответствующей проверки ВСЮ Тарас Григорьевич подал заявление об отставке, посетовав на проблемы со здоровьем. Что характерно — его просьба была удовлетворена, но… Верховная Рада тогда так и не успела «благословить» это решение.

В итоге, судья продолжил отправлять правосудие, а после событий Евромайдана его карьера пошла вгору: с 2015 года Оксюта является замом председателя Соломенского райсуда Киева. И вот уже второй год как вынашивает планы стать членом ВСП (правопреемника ВСЮ) — органа, который ранее инициировал его же увольнение.

Оппозиционеры в погонах

Наряду с вышеназванной тройкой, желание поработать в Высшем совете правосудия изъявили еще двое действующих сотрудников прокуратуры. Их собеседники «Страны» в юридических кругах заносят в перечень потенциальной «фронды» к Луценко.

Прежде всего, это прокурор отдела прокуратуры Киева Валентин Брянцев, который уже более двух лет ведет бюрократическую войну с командой действующего генпрокурора.

Чтобы понять ее суть, следует вернуться к событиям весны 2016 года, когда Брянцев 242 голосами делегатов Всеукраинской конференции работников прокуратуры по квоте региональных надзорных ведомств был избран в состав первого Совета прокуроров, а затем — возглавил его. На тот момент ГПУ после отставки Шокина находилась в фазе «безвременья» и отсутствия полноценного руководителя. Ввиду этого органы прокурорского самоуправления сформировали без какого-либо учета интересов нового генпрокурора Луценко, назначенного позднее. И заехав на Резницкую Юрий Витальевич приложил немало усилий, чтобы эту ситуацию переломить.

«Страна» тогда детально писала о хитроумном трюке, осуществленном Луценко с органами прокурорского самоуправления. По сути Совет прокуроров и Квалификационно-дисциплинарную комиссию «делегитимизировали», банально «забив» на результаты первого всеобщего собрания прокуроров.

Брянцев категорически возражал против этого, настаивая на правомочности возглавляемого им Совета. Одним из его аргументов стала экспертиза Института государства и права им. Корецкого НАН Украины, вывод которой однозначен — органы прокурорского самоуправления весной 2016 года избраны законно.

На Резницкой отмахнулись от этого, продолжая играть свою партию, созвав новый «хурал» в 2017 году. В воздухе запахло казусом двоевластия в ГПУ, но команде Луценко удалось дожать ситуацию. Она провела новую конференцию прокуроров по выгодному ей сценарию. На ней были сформированы новые составы КДКП и Совета прокуроров, что вызвало недовольство отдельных юристов.

В итоге, лишенные полномочий старые члены Совета прокуроров не стали сидеть сложа руки после избрания полностью подконтрольных Луценко органов прокурорского самоуправления. В мае 2017 года Брянцев подал иск против ГПУ с требованиями «обнулить» назначение уже нового Совета прокуроров и квалифкомиссии. Рассмотрение этого дела продолжается до сих пор.

«Было около десяти заседаний. Пару раз снималось с рассмотрения из-за занятости суда, пару раз не пришли ответчики, один раз я опоздал на 5 минут, и заседание уже закрыли… А так, слушаем потихоньку», — поясняет Брянцев «Стране».

Он говорит, что заручился поддержкой коллектива столичной прокуратуры в его стремлении стать членом Высшего совета правосудия: «При голосовании за избрание делегатов на конференцию я набрал 160 голосов из 210».

Помимо «тихой войны» с генпрокурором, Брянцев известен и широкой общественности. В первую очередь из-за истории 11 марта 2014 года, когда группа активистов с дубинками и палками во главе с Олесем Вахнием (помощником действующего нардепа от Радикальной партии Игоря Мосийчука), ворвалась в здание прокуратуры Святошинского района. Они избили Брянцева до потери сознания, за что в конечном счете Вахний был приговорен к четырем годам тюрьмы. При этом судьи освободили помощника Мосийчука от отбывания наказания с испытательным cроком на два года. Брянцев согласился с приговором своему обидчику и не оспаривал его.

Стремление быть избранным в орган «судейской инквизиции» изъявил и еще один действующий прокурор — начальник второго следственного отдела Департамента спецрасследований ГПУ Андрей Радионов. Этого «следака» отдельные СМИ называли «правой рукой» Сергея Горбатюка — прокурора, который курировал расследование «майдановских дел» и уголовных производств в отношении представителей верхушки власти эпохи Януковича. И славится тем, что на протяжении длительного периода имеет непростые взаимоотношения как с Луценко, так и с его предшественниками на посту.

Среди находящихся на слуху историй, в которые погружался Радионов за последние годы — так называемое «дело Ставицкого», связанное с выводом в частную собственность резиденции «Межигорье». Это производство истребовали из Департамента Горбатюка, а как позднее стало известно — в 2016 году замы генпрокурора Анжела Стрижевская и Евгений Енин даже катались договариваться к экс-министру в Израиль, что закончилось громким скандалом. Их действия Радионов тогда так комментировал журналистам: «Это вмешательство в процесс расследования. Это 343 статья (УК Украины — Прим. Ред.). Есть прокурор и следователь в процессе, все остальное — от лукавого».

Также Радионов приложил руку к расследованию еще одного громкого дела, которое затем забрали у подразделения Горбатюка. Речь идет об уголовном преследовании экс-министра доходов Александра Клименко, где Департамент спецрасследований, как выяснилось, полтора года не мог вручить подозрение.

Эту историю и роль в ней «следака» в интервью телеканалу 112-Украина Главный военный прокурор Анатолий Матиос, к которому перекочевало «дело Клименко» после отказа в процедуре заочного осуждения экс-министра в 2016 году, описывал в красках.

«Отправляли назад, что-то переделали, есть такой у нас гений процессуальной мысли, следователь Радионов. Переделали, снова направили в суд. Суд долго изучал и снова возвращает в связи с грубыми нарушениями УПК. В чем они заключаются? Вместо того, чтобы вручить подозрение по адресу прописки Клименко, ему вручают и отмечают в документе соседний дом», — говорил зам Луценко. — Почти полтора года этот футбол. Я не расцениваю это как умышленное действие, я просто говорю, что я в это не верю. Таких ошибок следователи особо важных дел Генеральной прокуратуры в Департаменте Горбатюка не мог сделать. Ну разве, что он глуп».

Съезду судей предложат выбрать из «новатора», судей-блогеров и «пропидозренного» коллеги

Гораздо большая конкуренция, по крайней мере в «количественной форме», будет наблюдаться на Съезде судей, который через месяц должен будет заполнить и свои квоты в Высший совет правосудия. Где за четыре кресла изъявили желание побороться сразу 23 претендента.

Первым свой пакет документов зарегистрирован судья Кировоградского окружного административного суда Руслан Брегей. Ранее он претендовал на должность в Верховном суде, но не прошел сито отбора.

Брегей известен не только и не столько вынесенными решениями, но и активным ведением страницы в соцсети Facebook, где он критикует целый ряд начинаний действующей власти в судебной сфере.

Вот как трактовал он «новогоднюю» ликвидацию судов образца декабря 2017 года, о чем писала «Страна«: «Это усложнение доступа людям к правосудию и создание трудностей для судей. Ликвидация хозяйственных и апелляционных судов, которая основывается на изменении их названия путем дополнения словами «окружной» или «в округе» не поддается никакому пониманию».

В своем мотивационном письме он критикует действующий состав ВСП за нерассмотрение его персональных жалоб, а также обещает вплотную заняться решением зависшего в воздухе вопроса зарплат для служителей Фемиды. Текущая попытка избраться в состав Совета для него уже вторая по счету — весной 2018 года кандидатура Брегея не набрала необходимое число голосов.

Свою страницу в Facebook регулярно ведет, размещая тематические и вызывающие полемику посты на тему правосудия и еще один претендент в члены ВСП — судья Апелляционного суда Харьковской области Владимир Протасов.

В своем мотивационном письме он пишет о наболевшем для судейского корпуса: «Каждый из нас почувствовал на себе, что за последние годы под разными лозунгами и на фоне невиданного шельмования идет процесс уничтожения как отдельных судей, так и целых судов и их коллективов».

Агитируя голосовать за него, Протасов указывает — судьи не ощутили поддержки от действующего состава Высшего совета. Наоборот, ВСП ассоциируется у служителей Фемиды только с дисциплинарными производствами и увольнениями. «У судей (и общества) неслучайно сложилось впечатление, что это, прежде всего, карательный орган», — отмечает он. Очевидно, давая тем самым понять, что если коллеги его поддержат — он будет пытаться изменить сложившийся статус-кво.

Еще один активный пользователь соцсетей из судейского корпуса, который подал документы на членство в ВСП — отправитель правосудия Орджоникидзевского райсуда Запорожья Александр Бойко. Его имя прогремело на всю страну летом прошлого года. Тогда прокуратура вручила служителю Фемиды «пидозру» за постановление неправосудных решений (ст.375 УК Украины) по трем делам.

Так, 3 марта 2017 года Бойко вынес решение закрыть одно уголовное производство ввиду того, что подозреваемый находился под следствием около шести лет и с ним не проводилось никаких следственных действий. Этому человеку вменяли завладении 900 тысячами гривен во время строительства гостиницы на одной из баз отдыха в Кирилловке. Второе дело касалось факта взяточничества одним из преподавателей вуза Запорожья в сумме 2800 гривен. Суд установил, что доцент на момент преступления не был субъектом преступления и дело было закрыто 9 марта 2017 года. Наконец, третье производство касалось факта взяточничества в размере 500 тыс грн за распил и реализацию деревьев, которые находятся в ведении государственного предприятия Национальной Академии аграрных наук Украины. 19 апреля 2017 года Бойко закрыл это дело в связи с отсутствием состава преступления, но прокурор области Валерий Романов воспротивился этому.

В итоге, претензии «прокурорских» тогда материализовались в «пидозру» судье Бойко. На защиту последнего выступило полтора десятка адвокатов региона. В конечном счете, обвинительный акт в отношении своенравного служителя Фемиды был направлен в суд, но весной его «завернули» в апелляционной инстанции. Тогда же Дисциплинарная палата Высшего совета правосудия приняла решение временно отстранить от осуществления правосудия Бойко и лишить его доплат. На текущей неделе дисциплинарное производство в отношении судьи было закрыто.

Отстранена от отправления правосудия два месяца назад оказалась еще одна претендент на кресло члена ВСП. Речь идет о судье Южноукраинского горсуда Николаевской области Елене Волковой, которая в своем мотивационном письме называет себя «новатором». В юридических кругах она также известна в связи с конфликтными ситуациями, в которых она и ее суд фигурируют в последнее время.

Подополеку «истории Волковой» детально описывала «Судебно-юридическая газета» в одном из своих материалов. Ее суть в том, что на действия «новатора» в ВСП, ВККСУ, Совет судей неоднократно поступали жалобы от сотрудников и председателя Южноукраинского суда, а также прокуроров. Все они сетовали, что Волкова часто переносит рассмотрение дел, вовсе отказывается их рассматривать, а также заявляет необоснованные самоотводы. Более того, ее поведение по отношению к сотрудникам суда и коллегам, противоречит нормам судейской этики.

В свою очередь, сама Елена Волкова ранее обвинила председателя Южноукраинского горсуда в давлении, и даже обратилась в феврале 2018 года в ВСП с соответствующим заявлением. В 2016-2017 годах она принимала участие в конкурсе в Верховный Суд, но выбыла еще на этапе анонимного письменного тестирования. Весной нынешнего года судья пыталась стать членом Высшего совета правосудия по квоте Съезда судей, но также неудачно.

Кандидаты с изюминками в декларациях

Конкуренцию вышеназванным претендентам в нынешней гонке будет пытаться составить судья Голосеевского райсуда Киева Наталья Дмитрук, о которой СМИ немало писали в контексте подарков, которыми одаривали отправителя правосудия. Год назад речь шла о 500 тыс грн презента от Юрия Дмитрука, а в августе 2018 года — о подарке в «неденежной форме» от Веры Дмитрук, который судья оценила в 500 тыс грн. Речь шла о передаче права собственности на квартиру в Киеве площадью 102,5 м2, в которой ранее проживала судья и декларировала ее как объект пользования.

В октябре 2018 года Дмитрук подала очередные изменения к е-декларации. Согласно им, от Юрия Дмитрука судье поступил очередной подарок в размере 1,5 млн грн, а Анна Загребельная выплатила ей 1,53 млн грн, которые кандидат в члены ВСП отразила как доход от отчуждения недвижимости.

С дорогими презентами связана биография еще одной претендентки в члены Высшего Совета — судьи Шестого апелляционного админсуда Светланы Шелест. Она стала героем сюжета журналистов «Наших грошей» по мотивам того, как в январе 2015 года получила в подарок квартиру в центре Киева. СМИ оценили ее стоимость в разбеге от 20 до 50 млн грн.

Речь шла о недвижимости клубном доме класса де-люкс «Липская башня» в правительственном квартале. Вместе с квартирой площадью 148 м2 судье также подарили и паркоместо на 13 «квадратов».

Интересная деталь наличествует в декларации и главы Запорожского админсуда Олега Прудивуса, который также подал документы в борьбе за должность в ВСП. Наряду с наличными сбережениями и недвижимостью (в том числе, в РФ), служитель Фемиды указал — его супруге принадлежат авторские права на пьесу «Нужная встреча».

Покой им только снится

Среди прочего, членами ВСП изъявили желание быть избранными и судьи-отставники.

Среди них — экс-судья Апелляционного суда Одесской области Мария Процик. В 2017 году она участвовала в гонке за мантией в Верховный суд, заняв по итогам практического задания высокое пятое место среди всех претендентов. «Сбить» с той регаты Процик пытались, уличая ее семью (и в частности сына -бывшего сотрудника прокуратуры, а затем Геокадастра в Одесской области) в связях с нардепом Сергеем Киваловым. Но «убойных» подтверждений зависимости Процик от парламентария, впрочем, тогда не было предъявлено.

Евгений Пузыревский, который ранее возглавлял военный суд Луганского, а позднее и Харьковского гарнизона, также подал свои документы на участие в конкурсе. С 2010 года он трудился судьей ВССУ по рассмотрению гражданских и уголовных дел, а вышел в отставку год назад. В своей декларации Пузыревский, чья супруга является адвокатом, а сын — прокурором «военки» указал: он хранит наличными и на депозитах солидные суммы накоплений в различных валютах. Невзирая на это, мужчина является педантом в части финансов: в 2015 году он взыскал через суд 15 тыс. грн задолженности по выплатам денежного обеспечения судьи.

Еще один «отставник» в конкурсе в ВСП — экс-судья ВХСУ Василий Саранюк, который годом ранее участвовал в конкурсе в Верховный суд. Тогда его пытался «зарубить» Общественый совет добропорядочности, обнародовав, среди прочего данные о сомнительном, с точки зрения активистов, финансовом благополучии отправителя правосудия. А также — по мотивам работы Саранюка в Хозяйственном суде Киева, который он возглавлял с 2007 по 2011 годы. Где СМИ приписывали Саранюку реализованную схему «размена должностями» с Артуром Емельяновым. Ее итого якобы стало то, что нынешний кандидат в члены ВСП тогда был переведен в Высший хозсуд Украины, а из Донецка в Киев на его место переехал Емельянов.

Симпатиков, особенно в соцсетях, заимел еще один «отставник» — экс-судья Хозяйственного суда Запорожской области Владимир Соловьев. В своей краткой «агитке» он указал: в составе ВСП обязательно должен быть кто-то из судей в отставке.

Кандидаты-переселенцы

Таковых в нынешнем конкурсе оказалось сразу пятеро. В основном, они представляют Донбасс, но случаются и исключения.

Во-первых, это касается уволенного в 2014 году судьи Апелляционного суда Севастополя Николая Харченко. Сняв мантию он впоследствии занимался юридическими вопросами «Киевпастранса», а не так давно трудоустраивался главным юрисконсультом отдела принудительного взыскания задолженности «Актив-Банка».

В своем мотивационном письме Харченко указывает, как в марте 2014 года вынужден был оставить все нажитое им недвижимое имущество в Крыму, и вместе с семьей переехать на «материк». Впрочем, судя по его декларации, служителю Фемиды все же удалось вывезти с собой наличные сбережения, которые составляют $75 тыс.

Еще одним «переселенцем», но уже с Востока страны, который принял решение стать членом Высшего совета правосудия, является Сергей Чумак — теперь уже бывший судья Донецкого апелляционного административного суда, переведенный в Днепр.

В прошлом году он принимал участие в конкурсе в Верховный Суд. Тогда Чумак вошел в итоговый общий рейтинг конкурса, но этого оказалось недостаточно для получения вожделенной мантии. По мотивам своего поражения он дал нашумевшее интервью, где указал — сито отборов конкурсов в судах проходят те, кого власти заранее отобрали, и в целом имеет место шельмование.

Безуспешными оказались его попытки стать судьей и Конституционного суда, а также первая попытка «избраться» в Высший совет правосудия. Отвечая на вопрос, почему его забраковали и каким образом осуществлялась подтасовка в последнем процессе, Чумак заявил: «На уровне глав кассационных судов, откуда потом спускаются по областям списки, в которых указаны фамилии людей, за которых судьи должны голосовать. Эти кандидаты устраивают как руководство кассационных судов, так и исполнительную власть. Потом этими списками обмениваются. Но голосование же тайное! И даже при этом условии делегаты все равно голосуют по этому принципу. В результате из трех согласованных кандидатов, выбрали двоих – они сейчас члены ВСП».

Возможно, ввиду этого факта отправитель правосудия полагает, что «первый состав» Высшего Совета правосудия не оправдал ожиданий судейского сообщества. Так и не став независимым и справедливым.

В своем мотивационном письме Чумак пишет, что идет в ВСП, чтобы он перестал быть выборочно репрессивным органом. И приводит неутешительную констатацию украинских реалий: «Мне 44 года. Моей дочери 16 и она мечтает учиться за границей, как и большая часть ее друзей, одноклассников и единомышленников. Мы построили страну, в которой не хотят жить наши дети».

В-третьих, побороться за место в Высшем Совете принял решение и судья Жашковского райсуда Черкасской области Владислав Цукуров. Сюда служитель Фемиды был переведен в прошлом году, а до этого стал известен благодаря «донецкой прописке». В первую очередь, ввиду того, что как председатель Донецкой коллегии адвокатов в 2005 году он представлял интересы Бориса Колесникова в истории его ареста по делу «Белого лебедя». Позднее Цукуров стал судьей (продолжив, тем самым, семейную династию), и отправлял правосудие в центральном райсуде Донецка — Ворошиловском.

На выборы в ВСП он идет со слоганом «Защита и уважение». По его словам, именно этого критически не достает судьям Украины. Также Цукуров предлагает на законодательном уровне ограничить перечень лиц, которые могут пожаловаться на судей в Высший Совет правосудия, вернувшись к нормам, изложенным в редакции закона «О судоустройстве» образца 2002 года.

Кроме того, изъявили желание избраться в Высший Совет правосудия сразу две судьи Апелляционного суда Донецкой области. Это занимавшая вплоть до 2015 года должность зама председателя этого дворца правосудия Наталья Краснощекова (за плечами которой 26 лет стажа судьи) и ее коллега Людмила Груицкая. Весной нынешнего года она уже пытала счастья на выборах в ВСП по квоте съезда судей, но не нашла поддержки делегатов. Сегодня Груицкая делает вторую попытку.

В своем мотивационном письме она отдельно акцентирует внимание на своей политической незаангажированности. И уверяет — выбрала карьеру судьи только после того, как для кандидатов на эти должности отпала необходимость иметь политическую принадлежность. Кандидат приводит в этом свете душещипательную историю своего отца, который вступил в КПСС в 1943 году, а спустя 26 лет бросил партбилет на стол, утверждая что партия погрязла в коррупции.

2 июля 2018 года Людмила Груицкая была отчислена из штата Апелляционного суда Донецкой области в связи с достижением предельного срока по возрасту для отправления правосудия.

Сборная солянка

Ряд других судей-претендентов также имеют солидный бэкграунд.

Например, судья Лычаковского райсуда Львова Сергей Гирич, ставший широко известным в юридическом сообществе по следам вынесенного им в 2007 году решения. Тогда он аннулировал вердикт о возобновлении членства в Высшем совете юстиции экс-замглавы Администрации президента Виктора Медведчука. И параллельно пожаловался на оказываемое на него давление.

Юг Украины в списке кандидатов в ВСП представляют судья Хозяйственного суда Николаевской области Александр Ткаченко (в его послужном списке тридцать лет «профильного стажа») и судья Голопристанского райсуда Херсонской области Максим Данилевский.

Последний настаивает на представительстве в Высшем Совете кандидата из судов первой инстанции. А судья Шестого апелляционного админсуда Владимир Кузьменко в своей «агитке» предлагает прекратить практику публичных трансляций процесса рассмотрения жалоб на судей в ВСП.

В отборе решила участвовать и судья Хозяйственного суда Киева Лариса Иванова. В прошлом году она проходила отбор в Верховный суд и по итогам выполнения письменного задания шла в лидерах.

Как считается, тогда все карты Ивановой (чей сын, равно как и жена брата Лариса Сокуренко также являются судьями) спутала негативная оценка от Общественного совета добропорядочности. Активисты пеняли судье, что при будучи замглавы Высшего хозсуда рассмотрении дел она-де выносила сомнительные решения в производствах, которые касались работы конвертационных центров.

Не смог пройти в Верховный суд, а сегодня пытается счастья в голосовании за кресло члена ВСП и судья Апелляционного суда Харьковской области Виктор Яцина. Также свою кандидатуру подала и бывшая судья ВССУ по рассмотрению гражданских и уголовных дел Валентина Орлянская, которая не прошла годом ранее в Верховный суд (ее «зарубил» Общественный совет добропорядочности).

В конце мая текущего года Высшая квалифкомиссия судей приняла решение направить Орлянскую в Апелляционный суд Днепропетровской области, что было встречено ею в штыки. «Мы вам все очень благодарны. В Киеве и области много вакансий, но вы решили отправить нас подальше», — приводила тогда прямую речь судьи, обращенную к членам ВККСУ «Судебно-юридическая газета».

Что говорят юристы о предстоящих выборах

Опрошенные «Страной» представители юридического сообщества не тешат себя иллюзиями, что итоги волеизъявления при отборе новых членов Высшего Совета правосудия, явят собой сенсацию. В кулуарах прокуратуры уже слышатся голоса тех, кто называет наиболее вероятными претендентами на членство в ВСП по квоте прокурорских работников тех лиц, на которых укажет действующий руководитель ведомства Луценко.

Похожая картина — и у судей. Вот что говорит на этот счет один из юристов на правах анонимности, называя даже имя конкретных организаторов предстоящего «праздника жизни» на Съезде судей: «первое и главное, что нужно понимать в этом процессе — это роль Банковой в происходящем. Чья бы квота не была в ВСП, все субъекты советуются с Администрацией президента, а конкретно — с заместителем главы Администрации президента Алексеем Филатовым (куратор судов в АП — Прим.Ред.). И на сегодняшний день, если мы берем голосование Съезда судей, то власть опирается в процессе получения выгодных ей результатов на ключевых руководителей судебной системы, контролируя глав судов. В силу выстроенных репрессивных механизмов (люстрация, переаттестация, ликвидация судов) практически все судьи подвешены, благодаря чему получено полностью лояльное власти руководство судов. Наличествующий репрессивный аппарат позволяет главам судов полностью контролировать процесс избрания делегатов на съезд, которым затем доводится позиция, за кого им нужно проголосовать. Ключевой человек в этом процессе — председатель Кассационного гражданского суда при Верховном суде Борис Гулько. Это идеолог выстраиваемой системы, через которого и ведется коммуникация с главами судов. Примерно по таком сценарию уже избирались члены ВСП весной, когда значительную поддержку получил претендент, которого в глаза никто не видел и о котором ничего не известно. Скорее всего, нечто подобное мы увидим и в декабре. Но это поможет действующему режиму только в краткосрочной перспективе. Сразу после выборов президента контроль над судьями и ВСП будет утрачен. В Украине есть масса примеров, когда одни и те же люди начинают трудиться, но в противоположном направлении после смены власти».

Скепсис излучает и один из действующих судей хозяйственной инстанции.

«Во все времена голосования на Съезде судей проходили и проходят по одинаковому сценарию. Мы заходим, а наши председатели раздают писульки или в другой форме уведомляют, за кого голосовать. На этом все процессы и заканчиваются. Самое забавное — это как кандидаты выходят на трибуну, и обещают, что будут защищать судей от произвола. И спускаясь в зал забывают об этом же. Мы как унтер-офицерские вдовы сидим там, выбираем себе инквизиторов, которые нас не пощадят. С чего вдруг в декабре что-то поменяется?», — резюмирует он.

Виталий Губин, СТРАНА.UA