Президент хочет защитить ветеранов с активистами от судов и Авакова

В Офисе президента заявили о новой инициативе: будет разработан механизм по анализу актуальных и резонансных уголовных дел и приговоров, которые с 2014 года выносились в отношении ветеранов и общественных активистов. Возникает резонный вопрос: что это? Вариантов несколько: власть пытается восстановить справедливость, подменить собой суды, узаконить беззаконие, завоевать новый электорат.

Пока каждый выбирает на свой вкус, «КП» в Украине» советовалась с ветеранами, активистами и юристами.

Пересмотреть дело «Торнадо» и не судить за оружие

О серьезности намерений должен свидетельствовать тот факт, что по теме уже состоялось первое совещание под руководством главы ОП Андрея Ермака. С участием правоохранителей, депутатов, Минветеранов и омбудсмена.

Елена Белозерская
Елена Белозерская. Фото: Личный архив

— Решение нужное, — говорит бывший боец ДУК «Правый сектор» и УДА, а в недавнем прошлом офицер ВСУ Елена Белозерская. — Я последние годы провела на войне и не могла следить за всеми судами, но могу сказать, что однозначно нужно пересмотреть дело батальона «Торнадо» — оно сфальсифицировано. Также нужно прекратить дела против всех бойцов и активистов, чья вина не доказана. Например, Виктории Котеленец, которую называют участницей «парада пленных» в Донецке, хотя есть все документальные подтверждения, что там была другая женщина.

Также Елена уверена, что должны быть оправданы ветераны АТО, которых обвиняют в хранении оружия и боеприпасов.

— Если это оружие не применялось в уголовном преступлении. В Украине седьмой год идет война, а нормального закона об оружии нет. Такое впечатление, что Россия, раз не может победить нас на фронте, хочет сделать это в судах. Я с 2014 года говорю, что фронтовиков должны судить военные суды, а не гражданские.

Сооснователь волонтерского объединения «Народный тыл» Роман Синицин осторожен в

Роман Синицин
Роман Синицин. Фото: Личный архив

 ожиданиях:

— Пока это только декларация. Я дам свою оценку, когда получат свободу осужденный без вины Сергей Стерненко и Андрей Антоненко, которого год держат в СИЗО без доказательств по «делу Шеремета».

В то же время волонтер считает, что в ОП голословно заявили о «сотнях» ветеранов и активистов, к которым несправедливо применили закон.

— Речь должна идти о людях, которых преследовали по политическим мотивам. Само участие в АТО или общественном движении не может быть индульгенцией. Вспомним, что за нападение на Катерину Гандзюк тоже судили ветеранов. Они геройски воевали, но в мирной жизни соблазнились деньгами. Ветеранское сообщество — это срез всего общества, там есть разные люди.

Наказать не за что, отпустить не могут

Бывший боец милицейского добробата «Миротворец» Николай Пустовит вместе с двумя товарищами шесть лет находится под судом.

— Нам инкриминируют угон автомобиля и разбой, потому что были с оружием. А мы же тогда — три милиционера патрулировали в Дзержинске (ныне Торец Донецкой области) железнодорожные пути. Увидели «девятку», от которой разбегались неизвестные. По приказу командира отогнали ее в нашу часть. А потом объявился хозяин машины, и мы оказались под следствием с угрозой сесть в тюрьму на 12 лет.

У Николая своя версия, почему так долго тянется суд.

— Наказывать нас не за что, а отпускать нельзя — прокуроров накажут. Утопающий хватается за соломинку, может быть, этот президентский механизм поможет.

Антон Колумбет
Антон Колумбет. Фото: Личный архив

В то же время ветеран АТО не уверен, что его дело попадет в категорию «актуальных и резонансных». Пресса публиковала только прокурорский пресс-релиз, в Константиновке под судом не собираются митинги.

— Непонятно, по каким критериям будут отбирать резонансные дела, — говорит бывший первый заместитель министра Минветеранов Антон Колумбет. — И какой применят механизм. С правовой позиции единственным возможным может быть амнистия. Но под нее попадают только виновные. Значит, Антоненко и многим другим придется ждать решения суда.

 

 

Просить амнистию — это признать вину

 

Последняя амнистия в Украине была принята в 2016 году, а состоялась в 2017-м. Бывший глава пенитенциарной службы Сергей Старенький допускает, что новую амнистию готовят к 30-летию независимости Украины.

Сергей Старенький
Сергей Старенький. Фото: Личный архив

— Амнистия принимается по статьям Уголовного кодекса, но в нее могут включаться отдельные категории лиц, например беременные женщины или льготники. В 2016-м включили участников АТО. В проекте хотели всех, но потом тяжкие статьи все же убрали. Если в новом законе будет сказано о всех без исключения участниках боевых действий, то амнистируют и убийц, и насильников.

Амнистию, по словам юриста, можно применять также на этапе следствия, во время судебного расследования.

— Человек пишет соответствующее прошение, его освобождают из СИЗО, закрывают дело. Но это не реабилитирующее обстоятельство, прошение об амнистии — то же самое, что признание вины.

Получается, что, если Андрей Антоненко попросит об амнистии, он этим автоматически признает, что подкладывал бомбу под машину Павла Шеремета. Андрей Медведько и Денис Полищук — что стреляли в Олеся Бузину. Стало быть, ни ошибки следствия, ни несправедливости в применении закона не было?

Плохо складывается…

Кто такой гражданский активист

Еще труднее обстоят дела с общественными активистами. Это не профессия, не род занятий. Некий социальный статус, который предполагает публичность, участие в акциях, но никак не льготы. Государственных критериев отбора в активисты нет — таким может назвать себя каждый, кто хоть раз выходил на улицу.

— Вадим Титушко тоже был общественным активистом, — отмечает Сергей Старенький. — Только активничал он в другою сторону.

Следовательно, Сергею Стерненко, тому же Андрею Антоненко, Яне Кузьменко, если говорить о резонансных делах, амнистия по УБД не светит. Если только их поименно не впишут в закон.

Бывший народный депутат Игорь Мосийчук видит выход в процедуре, которая позволила ему в свое время покинуть стены Лукьяновского СИЗО.

«Есть единый механизм, который способен эффективно и быстро прекратить правовую вакханалию в этих делах. Это персональная амнистия! Такой механизм уже применялся украинским парламентом в конце февраля бурного 2014 года, когда по решению ВРУ отдельным законом были освобождены из-за решетки политузники режима Януковича», — выложил Игорь Мосийчук в Фейсбуке свое обращение к президенту.

Да, мы помним это время, когда все объяснялось легко и просто — революционной необходимостью. Даже законы, которым не было аналогов в практике мирового права. Но сейчас пора, когда нужно принимать взвешенные решения.

Индивидуальная амнистия повлечет за собой огромную коррупционную составляющую и будет политически ангажирована.

— Единственный законный выход, когда вопрос можно решить в индивидуальном порядке — это помилование президента, — говорит Сергей Старенький. — Но для этого нужен приговор суда, и он должен вступить в законную силу.

Сергей Стерненко
По словам эксперта, Сергею Стерненко, как и обвиняемым по делу об убийстве Шеремета, амнистия по УБД не светит. Фото: Ковальчук Виктор / УНИАН

Ну что, все судьи уяснили?

На вопрос, как может выглядеть механизм, позволяющий беспроблемно выпустить ветеранов и активистов, бывшая омбудсмен Валерия Лутковская честно ответила, что не знает.

— В мире есть разные практики. Например, в Польше омбудсмен может изучить дело и обратиться в Верховный суд с просьбой его пересмотреть, если видит нарушение прав человека. В некоторых странах приговор могут взять к пересмотру, если осужденный пишет заявление в Европейский суд по правам человека — чтобы избежать выплаты компенсаций. Но в любом случае инструмента или института, который бы заменил суды, нет. Только персональная ответственность главы государства, который дает помилование, — подтверждает юрист.

Адвокат Алексей Сиротин считает, что анонс инициативы президента — это непрозрачный посыл судьям.

— Между строк читается, что приговоры ветеранам и активистам нужно выносить легкие по любой статье. А лучше вообще не выносить, чтобы под Банковую не приходили с шинами, — говорит юрист. — В Украине уже был прецедент, когда судья наказал мягким штрафом бойца АТО за грубое изнасилование девушки. Учел его заслуги. Тогда общество очень негативно восприняло этот факт, а сейчас мы по сути склоняем судей к тому же самому. После таких заявлений вопрос с приговором Сергею Стерненко я считаю решенным и без амнистий. Апелляционный суд получил руководство к действию. И это после анонса новой судебной реформы, которая якобы должна сделать суды честными и независимыми.

Адвокат также обращает внимание, что в интересное положение попадают не только суды, но и прокуратура. А прежде всего министр-рекордсмен Арсен Аваков.

— Это же его «орлы» раскрывали преступления и находили улики на жертв притеснений, — констатирует Алексей Сиротин.

Попытка создать отдельную касту

«…Не смогли должным образом защититься от давления, пострадали от несправедливого применения законов мирного времени к оценке событий, которые произошли в условиях вооруженной агрессии России». Что вкладывала в эти строки пресс-служба президента, можно только догадываться. Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец считает, что это попытка оправдать ряд действий, которые позволяли себе военные и добробаты.

Ростислав Кравец
Ростислав Кравец. Фото: Личный архив

— Например, когда похищали, держали в подвалах и пытали людей, которых считали сепаратистами. Это преступление. Право на задержание и временное лишение свободы имеют только правоохранители. Права на пытки никто не имеет. Мы все время говорим, что идет война, но ее никто не объявлял. И никто не принимал под войну отдельные законы. А когда мирные законы мы пытаемся натянуть на военное время, то создаем плохую ситуацию.

Адвокат также считает, что сама постановка вопроса об отдельном механизме для отдельной категории лиц нарушает Конституцию.

— Перед законом все равны: активист, не активист, украинец, русский, белорус. А мы хотим создать отдельную группу лиц, которая по умолчанию сможет закон нарушать, потому что будет рассчитывать на амнистию, помилование или что-нибудь еще, что придумают у президента, — заключает адвокат.

В Украинском Хельсинкском союзе по правам человека сказали, что о президентской инициативе знают, одобряют и что речь действительно идет об амнистии. Но в каком виде она будет представлена, не смогли сообщить.

Комментарий политолога

— Я думаю, что это больше политическая акция, чем правовая. Попытка угодить разным группам на делах, подобных «делу Стерненко». Владимир Зеленский понемногу теряет свой электорат, это  показывают рейтинги. И хочет зайти на поле Порошенко, который опирался на активистов, ветеранов, волонтеров, — говорит политолог Алексей Якубин. — И даже стать Порошенко больше, чем сам Порошенко. Помните, как приветствовали фактически незаконное решение СНБО о санкциях и закрытии телеканалов. Многие говорили, что Порошенко на такое не отважился.

И все же политолог считает, что советники Зеленского подсказали ему не самую удачную идею.

— Президента заводят в болото, из которого уже не выбраться. Это зависимость от требований улицы.

КП в Украине

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *