Привет, Google. Почему в Украине планируют ввести цифровой налог

В Налоговом кодексе планируются новые изменения. Депутаты начали работать над законопроектом о налогообложении Google, Facebook, Instagram, YouTube и других поставщиков электронных услуг.

Почему услуги зарубежных компаний в интернете должны облагаться налогом в Украине, в колонке для НВ объяснил глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев.

Если магазин переезжает из одного района города в другой, продолжает ли он платить налоги? Странный вопрос — конечно, да. А если торговля «переезжает» в интернет? В теории — тоже да. Но украинская практика демонстрирует обратное.

Социальные сети ежедневно предлагают нам не только посты френдов, но и огромные объемы рекламы. Онлайн-кинотеатры показывают фильмы и сериалы на основе потокового мультимедиа, опять же, с рекламными вставками. И при этом ни те, ни другие не платят ни копейки налогов в государственный бюджет.

Новая реальность цифровой экономики поставила перед налоговыми системами стран два основных вызова. Как облагать прибыль, полученную нерезидентом-поставщиком электронных сервисов? И как облагать потребление указанных услуг?

Растущие объемы цифровой экономики делают задачу налогообложения диджитал-реальности более, чем актуальной. Подходы к налогообложению прибыли еще только формируются мировым сообществом: в 2020 году мы ожидаем отчет OECD. А вот косвенное налогообложение этого вида экономической деятельности уже полным ходом имплементируется в налоговые системы разных стран мира.

12 млрд рублей — столько заплатили за первый квартал 2019 года в госбюджет Российской Федерации компании, предоставляющие электронные услуги, в счет уплаты «налога на Google», как его называют в народе. Платят этот налог более 1 500 иностранных компаний.

В Беларуси иностранные компании с 1 января 2018 года платят НДС (20%) при оказании услуг потребителям-физлицам. Сборы за первый год скромные — 15,7 млн бел. рублей (около 175 млн грн), однако динамика поступлений обнадеживает.

Северные соседи нам не пример? Ок, посмотрим на Турцию. Там с 1 января 2018 года нерезидент может продавать электронные продукты резидентам-потребителям только после обязательной регистрации в качестве плательщика НДС (18%). Это делается удаленно через специальную систему онлайн-регистрации. При этом плательщик ежемесячно обязан подавать электронные декларации по НДС.

Турцию тоже нельзя сравнивать с Украиной? Хорошо, возьмем Швейцарию — тут уж точно возражений не будет. С 14 ноября 2018 года там вступило в силу положение об упрощенной регистрации плательщиков НДС (mail-order business), которые обязаны уплачивать в стране налог по стандартной ставке с услуг, реализованных резидентам Швейцарии.

Налог на добавленную стоимость взимается с цифровых продуктов в ОАЭ (5%). Для компаний-нерезидентов предоставляется возможность онлайн-регистрации плательщиком НДС и создания e-service account. Косвенное налогообложение для поставки электронных услуг предусмотрено законодательством Исландии, Японии, Индии, Норвегии, Канады, ЮАР и многих других стран.

Система косвенного налогообложения электронной коммерции в своей реализации проще, чем прямое налогообложение прибыли транснациональных корпораций. На самом деле, обязанность уплачивать НДС у поставщиков электронных услуг существует и сейчас. Статья 186 Налогового кодекса более чем однозначно определяет местом поставки большинства таких услуг территорию Украины.

Однако нерезиденты, не подвластные украинскому налоговому законодательству, не торопятся становиться на учет и платить НДС. С другой стороны, у наших налоговиков нет достаточного инструментария для привлечения к ответственности уклонистов, которые действуют на территории нашей страны в полном смысле слова виртуально.

Как видно из указанных примеров, украинский кейс не является уникальным. С подобными проблемами сталкиваются все страны мира. И вводят для нерезидентов — поставщиков электронных услуг специальные, адаптированные под них правила регистрации и уплаты налога.

Во-первых, возможность удаленной регистрации нерезидента без физического присутствия. Такая регистрация производится только для целей уплаты НДС и не влияет на его резидентский налоговый статус. Подача отчетности должна осуществлять также удаленно и максимально просто. Конечно же, общение с нерезидентом должно проводиться на иностранном языке.

Во-вторых, уплата налога должна осуществляться не в гривне, а в любых свободно конвертируемых валютах на выбор плательщика.

И в-третьих, нерезидентам-плательщикам НДС должна быть предоставлена простая и доступная процедура обжалования решений, принимаемых государством в их отношении.

Как показывает практика зарубежных стран, регистрация поставщиков электронных услуг обычно проводится добровольно и основывается на законопослушности известных транснациональных корпораций. Но это не означает, что возможность принуждения к регистрации не должна быть предусмотрена законодательством.

Промедление с налогообложением цифровых услуг влечет за собой прямые потери для бюджета. Отметим, что введение налоговых правил для электронной коммерции полностью вписывается в процесс обеспечения налоговой прозрачности и равных правил игры для всех налогоплательщиков в нашей стране. Это важный, пусть и не главный шаг на пути к устранению налоговой дискриминации. Ведь сегодня нерезидентам, торгующим через интернет, предоставляется абсолютно не мотивированная преференция.

Именно из таких малых, но конкретных шагов, и состоит построение прозрачной, справедливой и честной налоговой системы в нашей стране.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *