Счет из Брюсселя. Почему НАТО дает авансы Украине, а не Зеленскому

В коммюнике саммита ни слова не сказано о проблеме Азовского моря.

Причина — не в равнодушии НАТО, а в боязни Зеленского трогать эту проблему.

Говоря об итогах саммита НАТО для Украины, важно четко различать, что сказано в адрес страны, а что — в адрес Владимира Зеленского. Именно сейчас НАТО, с легкой руки Джо Байдена, демонстрирует недоверие к украинской власти.

Кроме того, важно обращать внимание и на то, что не сказано: иногда молчание красноречивее любых фраз. Приходится констатировать, что Зеленский провалил работу по использованию НАТО для обеспечения нашей безопасности в Черном и особенно Азовском море.

Условие для ПДЧ

Начнем с того, что можно считать хорошим сигналом для Украины. Руководители стран НАТО на саммите, состоявшемся в Брюсселе 14 июня, единогласно одобрили совместное коммюнике, в котором один из пунктов (69-й) посвящен перспективам принятия Украины в состав Альянса. «Мы вновь подтверждаем решение, принятое на встрече на высшем уровне в Бухаресте в 2008 году, что Украина станет членом НАТО, и ПДЧ является неотъемлемой частью этого процесса, — говорится в документе. — Мы тверды в своей поддержке права Украины определять свое будущее и свой внешнеполитический курс без какого-либо вмешательства извне».

Однако есть в коммюнике и домашнее задание — это «успешное проведение Украиной широкомасштабных, устойчивых и необратимых реформ, в том числе по борьбе с коррупцией…» «Мы приветствуем значительные реформы, уже проведенные Украиной, и настоятельно призываем к дальнейшему прогрессу в соответствии с международными обязанностями и обязательствами Украины», — подчеркивается в документе. То есть от нас требуют не какой-то абстрактной борьбы с коррупцией, а вполне конкретной — той борьбы, которую мы уже пообещали в своих международных обязательствах.

О том же домашнем задании для Украины рассказал президент США Джо Байден на брифинге после саммита НАТО. Себастьян Смит из AFP задал ему два вопроса об Украине. Один из вопросов звучал так: «В условиях, когда Россия вторглась в части Украины, исключает ли это фактически возможность когда-нибудь вступления Украины в НАТО?» «Ответ — нет», — сказал Байден. «Украина хочет четкого «да» или «нет» относительно предоставления ей Плана действий по членству в НАТО. Итак, каков Ваш ответ?» «Это зависит от того, соответствуют ли они определенным критериям. Дело в том, что они все еще должны очиститься от коррупции. Дело в том, что они должны соответствовать другим критериям, чтобы получить ПДЧ», — ответил Байден и далее еще несколько раз отметил, что «они должны быть убедительными, и это непросто», «им нужно еще многое сделать».

Вопрос коррупции

Тот факт, что НАТО в целом и Байден в частности называют коррупцию главным препятствием на пути Украины к членству в Альянсе, — это плохой знак не для Украины, а лично для Зеленского. Ибо, как уже было сказано, НАТО волнует прежде всего выполнение украинской властью тех международных обязательств, которые она на себя взяла.

Буквально перед тем, как лидеры стран НАТО собрались на саммит в Брюсселе, из Украины пришла новость о заблокированном конкурсе на должность руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры. Конкурс проходит при участии международных экспертов, и когда они провалили кандидатуру, которую продвигал Офис президента, остальные члены комиссии, лояльные к Банковой, попросту перестали участвовать в работе комиссии, тем самым заблокировав ее работу. Вряд ли кто-то всерьез может поверить, что они сделали это по собственной инициативе, а не по указанию с Банковой.

То есть прямо во время саммита НАТО украинская власть сорвала свое обязательство по проведению честного конкурса в САП с участием международных экспертов. А САП — это ключевой орган в деле борьбы с коррупцией. Если Банковая будет контролировать этот орган, то она сможет затормозить и не пропустить в суд любые антикоррупционные дела, которые ей невыгодны. Именно поэтому НАТО и Байден фактически выставили Зеленскому категорическое условие: ПДЧ — только после выполнения обязательств по борьбе с коррупцией.

Насколько все серьезно, четко видно по реакции Зеленского. Он делает вид, что не слышит от НАТО слов о коррупции. И вообще слова о реформах он слышит только в узком контексте реформ в секторе безопасности и обороны. А о других реформах, таких как антикоррупционная, — нет, не слышит. Вечером 14 июня, комментируя коммюнике саммита НАТО, он заявил: «Мы продолжим курс на реформы в сфере безопасности и обороны с тем, чтобы еще больше соответствовать стандартам совместимости с государствами — членами НАТО». А на следующий день он заявил в интервью нескольким украинским телеканалам: «Я считаю, что Украина заслуживает большего. Мы заслуживаем, чтобы быть одними из равных в Альянсе, среди мощных стран. Нас нужно приглашать — я считаю, что это честно. Мы не должны просить».

Но, судя по всему, на Банковой решили упорно притворяться, что никакой коррупции нет. И тут возникает вопрос, как на эту историю отреагируют НАТО, G7, ЕС, МВФ и другие наши партнеры и кредиторы. Ответ мы узнаем после того как Зеленский слетает в Вашингтон на встречу с Байденом. Хотя первые звоночки уже есть — 15 июня в НАЗК заявили, что распоряжение Кабмина о назначении Юрия Витренко главой правления «Нефтегаза» и контракт с ним должны быть отменены как незаконные. Однако, судя по нынешнему поведению Зеленского, он сейчас думает не о том, как выполнить домашнее задание, а об отговорках.

Азовский тупик

Впрочем, это все же проблема скорее лично Зеленского, чем Украины. Для Украины же главная проблема в отношениях с НАТО заключается в том, что Альянс до сих пор не интегрировал нас в свои стратегические планы. И прежде всего это проявляется в отсутствии у НАТО черноморской стратегии.

Чтобы понять, о чем речь, достаточно взглянуть на карту. После принятия в состав НАТО Украины и Грузии Альянс теоретически должен стать доминирующей силой в Черном море. На востоке — Грузия, на юге — Турция, на западе — Болгария и Румыния, на севере — Украина. И только на северо-востоке — остатки былого российского могущества.

Более того, Черное море ждут радикальные перемены уже через два года, когда Реджеп Эрдоган планирует запустить канал «Стамбул», который должен разгрузить пролив Босфор. И если, к примеру, через канал «Стамбул» в Черное море войдет американский авианосец, Москва, естественно, выразит протест, базируясь на положениях конвенции Монтре, которая регулирует работу пролива Босфор. Анкара на это, конечно же, ответит, что эта конвенция не регулирует работу канала «Стамбул».

Но вот единой стратегии деятельности НАТО в этих новых условиях до сих пор нет. И даже если она готовится, то сомнительно, чтобы там адекватно учитывались украинские интересы. Ибо для этого необходима ежедневная совместная работа наших МИД, Минобороны, Генштаба. Однако Зеленскому это не нужно, судя по тому, что уже почти два года (с августа 2019-го) миссия Украины при НАТО остается обезглавленной. Конечно, в НАТО воспринимают это как красноречивое свидетельство реального отношения Зеленского к Альянсу.

Как минимум, можно было бы добиваться, чтобы НАТО помогло нам обеспечить безопасность судоходства в Керченском проливе и Азовском море. В коммюнике саммита приветствуется сотрудничество между НАТО и Украиной в отношении безопасности в районе Черного моря, но о проблеме Азовского моря не сказано вообще ни слова. И есть все основания предполагать, что это — не из-за равнодушия НАТО, а из-за боязни Зеленского трогать эту проблему.

И это еще одна причина, почему НАТО предпочитает давать авансы Украине, но не Зеленскому. Чтобы тебя уважали, нужно совершать поступки, достойные уважения.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *